10 years challenge. Как Владимир Стельмах обвалил курс и нажился на валютных заемщиках

765

Я напомню вам события, которые произошли десять лет назад. Тогда глава НБУ Владимир Стельмах обвалил курс с 5 до 8 гривен за доллар. При его непосредственном участии, банкиры пропустили через себя порядка 20 миллиардов долларов!

Это была масштабнейшая финансовая афера, которая на удивление быстро забылась. В дни 10 YEARS CHALLENGE пришло время о ней напомнить.

В то время я работал финансовым журналистом в известных изданиях. До 2008 года я искренне гордился своей профессией. Считал, что существуют талантливые банкиры и немного перегибающий палку Нацбанк, который мешает им работать. Но в целом вся история – позитивная и правильная.

Особенно впечатлила меня история финансового кризиса 2004 года. Незадолго до первого Майдана из НБУ уволили многолетнего руководителя Владимира Стельмаха. Вместо него поставили Сергея Тигипко, но по сути Нацбанком руководил его первый зам Арсений Яценюк. Тогда я не особенно разбирался, кто такой Стельмах и кто такой Яценюк. Все прояснила Оранжевая революция.

Как только на Майдане появились палатки, как начало трясти банки. Но, к их чести, Яценюк вместе с большими банкирами придумали идею моратория на снятие депозитов. Они же согласились на драконовский валютный контроль, который доверили Александру Шлапаку. Из-за Майдана курс лихорадило, но всего за пару месяцев ситуация стабилизировалась. Это безусловно success story Яценюка и больших банкиров, которые сегодня уже кто где. Александр Дубилет, Александр Деркач, Борис Тимонькин и многие другие, я уверен, свой плюс к карме заслужили.

Потом были 2005-2007 годы, когда иностранцы скупали украинские банки. Первым свой «Аваль» продали Федир Шпиг и Александр Деркач. Круто срубил денег Леонид Черновецкий и те, кто продали банки россиянам.

Все колосилось и росло. Выдавались валютные кредиты. На них средний класс покупал новые квартиры и машины. В автосалонах были очереди на несколько месяцев вперед. Украину называли «европейским тигром», по аналогии с Сингапуром, Малайзией и кем там еще.

Все это добавляло веры в то, что моя профессия правильная. Что банки – молодцы. Что инвесткомпании и инвестбанки (а они тогда тоже расцвели) – место работы молодых гениев. Тогда мы впервые узнали о Валерии Гонтаревой и Игоре Мазепе.

Но наступил кризис 2008 года, и все изменилось. Начала распадаться и финансовая журналистика как профессия. СМИ закрывались и сокращали штаты. По большому счету, пришло время писать о проблемах. На сегодня финансовой журналистики почти не осталось. Потому что не осталось и рынка.

Лично мою веру в банки подорвала коррупционная история конца 2008 года. Я стал свидетелем масштабнейшей аферы, которую закрутили банкиры во главе с Владимиром Стельмахом.

К тому времени «Дед» (так звали между собой Стельмаха) уже торжественно вернулся в Нацбанк. Его поставил Виктор Ющенко, который стал президентом после Оранжевой революции.

В 2008 году из-за кризиса банки начали испытывать проблемы с деньгами. Им нужно было погашать кредиты за рубеж, но покупать валюту было не за что. Население деньги на депозиты несло вяло. Банки прекратили кредитование. Экономика замерла. Появились первые невозвраты, потому что людей пачками увольняли со вчера еще модных мест работы.

Сыграли свою роль «горячие деньги» иностранных портфельных инвесторов. Они сначала закачали в Украину несколько миллиардов долларов, а потом резко «выдернули» их. К тому же, осенью началась рейдерская атака на «Проминвестбанк». Неизвестные раскачали панику, и население начало забирать депозиты в одном из крупнейших банков страны.

Один за другим, банки начали идти в НБУ, просить денег там. И им выдавали. На раздаче были Стельмах и его первый зам Анатолий Шаповалов.

Нацбанк принял знаменитое постановление N319. Суть документа сводилась к тому, чтобы раздать банкам много денег.

Много значит очень много. За октябрь-ноябрь 2008 года, более 100 банков получили 74 миллиарда гривен. По курсу 5, это было почти $15 миллиардов. Из них половина – так называемое «длинное» рефинансирование.

В декабре – еще 31 миллиард, или порядка $6 миллиардов. Итого – больше $20 миллиардов. Это гигантская сумма, учитывая, что резервы НБУ тогда достигли $36 миллиардов. То есть, выданное рефинансирование позволяло выкупить большую часть резервов – и таким образом оголить финансовый тыл Украины.

Деньги выдавали массово. Но на каких основаниях – никто особенно не знал. Зато банкиры между собой активно рассказывали, что НБУ выдаст деньги за 25% отката.

А потом началось самое нехорошее. Полученный рефинанс банки отнесли на валютный рынок, и на них закупили доллары. Они рассказывали, что нужно погасить кредит или заплатить по контракту. Но по факту, во многих случаях валюту просто выкачивали на оффшоры.

НБУ продолжал наливать гривну. Стельмах в свойственном ему непонятном стиле рассуждал о том, что он поддерживает экономику единственно правильным способом. Все это напоминало бред. Все так, если бы не курс гривны.

Он обвалился. Долгие годы доллар стоил в Украине 5,05 – 5,3 гривны. Это делалось специально. Стабильный курс позволил бизнесу спокойно развиваться, имея уверенность в завтрашнем дне. И вот, в начале 2009 года страна столкнулась с другой реальностью. Сначала курс подскочил до 6-6,5 гривен за доллар. А потом – до 8 гривен за доллар.

Встрепенулась Юлия Тимошенко, которая тогда была премьером. Но уже скоро она увлеклась национализацией падающих «Родовида» и «Укргазбанка», поэтому оставила тему курса в покое.

Больнее всего перепад курса ударил по валютным заемщикам. Сегодня уже, наверное, никто не вспомнит. Но в 2009 году тысячи семей осознали, что доходы они получают в гривне, а платить по кредиту нужно в валюте. Появились невозвраты и, говорят, даже суициды на этой почве.

Обычное население столкнулось с инфляцией. Доллар подскочил – и торговля мигом привязала цены к новому курсу. Люди, получавшие зарплаты в гривнах, потеряли треть их покупательной способности. Это был большой удар. Конечно, никто и заподозрить не мог, что в 2015 году курс обвалится в 3 раза (!). И все же.

Но Стельмах чувствовал себя неплохо. Никто из банкиров, получивших рефинансирование, не стал выносить сор из избы. Прокуратура потыкалась было в дела НБУ, но тот ощетинился, заявив, что это банковская тайна и ничего он говорить не собирается.

Договорились, что аудитор «Большой четверки» проведет проверку и скажет, был ли дерибан. Тот провел, обнаружил нарушения, но не захотел терять выгодного клиента НБУ. Поэтому написал вялое заключение, что типа ничего не понял. А Нацбанк тут же заявил, что аудит ничего такого не нашел. Поднялся было скандал, но аудитору донесли, что не нужно дергаться. И все, правовую линию замяли.

Почти два года продолжались демонстрации валютных заемщиков. Они требовали сделать рассрочку, пересчитать кредиты по старому курсу или хотя бы что-нибудь.

НБУ, который заварил эту кашу, всячески заговаривал проблему. Он тянул время, и это оказалось выгодной практикой. Никто не вступился за заемщиков. Ни банки, которые раздавали валютные кредиты со словами «вы же видите, курс стабильный». Ни тем более НБУ, который раздал рефинансирование и сорвал курс.

Стельмаха покрывал его вечный патрон Виктор Ющенко.

Следующий президент Виктор Янукович отправил Стельмаха на почетную пенсию и передал НБУ в руки своей «Семьи». Никто больше не вспоминал о массовом ограблении 2008 года.

А потом был Евромайдан, срыв курса до 27 гривен и «банкопад» имени Кубива-Гонтаревой. Никто уже не помнит, сколько денег раздерибанили банкиры в 2008-2009 годах.

В этом смысле, Гонтарева поступила с банками верно. Половина из них пошли под нож. И среди них – «Укринбанк», который Стельмах забрал себе незадолго до увольнения из НБУ. Как и водится офицеру КГБ СССР, Владимир Семенович не стал оформлять этот банк на себя, а записал его на доверенного Владимира Клименко.

Говорят, «Дед» очень сильно возмущался, когда Валерия Гонтарева обанкротила его банк. У них существовала договоренность о ненападении. Но новая глава НБУ в какой-то момент прокинула Стельмаха. А ведь она так улыбалась ему на встречах бывших глав Нацбанка.

Официально «Укринбанк» ликвидирован. Но Стельмах и Клименко договорились в судах, и банк им вернули. Правда, уже не подлежащий восстановлению. Но им и не нужен был банк. Банкиры забрали из него все имущество и переписали на другие структуры.

Так что если у вас внутри появился посыл пожалеть бедного старого уважаемого банкира, остановитесь. Найдите среди своих знакомых людей, которые брали валютный кредит на машину или квартиру – и спросите, как они пережили 2009-2010 годы.

А потом спросите, что они думают о честном банкире Стельмахе. Вы поймете, о чем я говорю.

Сергій ЛЯМЕЦ