26 узников Кремля: не Савченко единой

171

21 марта начнется оглашение приговора украинской летчице и депутату Надежде Савченко. Она удерживается в российском СИЗО уже год и 8 месяцев. Обвинение просит для Савченко 23 года лишения свободы. Сама Надежда своей вины не признает.

Тем не менее, Савченко не единственная из украинцев, кого незаконно судят в России. При этом имена большинства жертв Кремля не фигурируют в медиа каждый день.

Украинцы начали попадать за решетки российских тюрем еще с конца февраля 2014 года. Ниже приведен список и краткая история каждого в хронологическом порядке.

Дело «26 февраля»

26 февраля возле Верховного Совета АР Крым состоялся массовый митинг за единство Украины. В то же время и в том же месте проходило и пророссийское собрание за присоединение Крыма к России.

Между участниками двух акций произошли столкновения, в результате чего пострадало 30 человек. При этом уголовные производства начали открывать только против участников проукраинского митинга. Их обвинили в массовых беспорядках, за что, согласно российским законам, грозит до 10 лет лишения свободы. По этому делу в свое время задержали, а впоследствии отпустили на поруки Эскендера Кантемирова, Эскендера Емирвалиева, Талята Юнусова.

Но в начале 2015 года были арестованы трое крымских татар – Ахтем Чийгоз, Али Асанов, Мустафа Дегерменджи.

Ахтем Чийгоз

Ахтема Чийгоза, заместителя председателя Меджлиса крымскотатарского народа, задержали 29 января. Ему инкриминируют организацию массовых беспорядков. В свою очередь Чийгоз не отрицает своего участия в проукраинском митинге.

При этом на видео, которое Следственный комитет использует в качестве одного из основных доказательств его виновности, тот не совершает никаких насильственных действий. Тем не менее, Ахтему грозит до 15 лет лишения свободы.

Али Асанова задержали 16 апреля. Он работал простым фермером и содержал троих детей (после задержания родился четвертый), жену и отца-инвалида. Асанов общественной деятельностью не занимался. Он говорит, что участвовал в мирном собрании 26 февраля 2014-го, но вину в участии в массовых беспорядках не признает.

Крымского татарина Мустафу Джименджи задержали 7 мая и тоже обвинили в участии в маccовых беспорядках годичной давности. Основным доказательством так называемые следственные органы называют видео, в котором якобы фигурирует Мустафа.

Защита настаивает на том, что видео, которое используется в качестве доказательства в этом деле, не свидетельствует об участии подозреваемого в массовых беспорядках, поскольку действия, зафиксированные в нем, происходили задолго до начала потасовки.

Асанову и Джименджи грозит до 8 лет лишения свободы.

Кроме того, один из фигурантов дела “26-го февраля” уже осужден. Это оператор крымскотатарского телеканала ATR Эскендер Небиев. 12 октября 2015 года его приговорили за якобы участие в массовых беспорядках к 2,5 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года.

“Чеченское дело”

17 марта 2014 года задержали Николая Карпюка – заместителя лидера партии “Правый Сектор” и одного из лидеров УНА-УНСО. Это произошло на украино-российской границе. Он и Вячеслав Фурса ехали на встречу с «руководством РФ», куда их делегировал «Правый Сектор». 20 марта Фурсу отпустили, а Карпюка обвинили в чеченских событиях и увезли в управление Следственного Комитета РФ города Ессентуки.

По “Чеченскому делу” проходит и Станислав Клых – 41–летний преподаватель истории одного из киевских университетов. Инцидент произошел 11 августа 2014 года на территории России в городе Орел, куда Клых поехал к девушке, с которой раньше познакомился в Крыму.

С Орла украинца перевезли в Ессентуки (Северо-Кавказский федеральный округ, РФ), потом в Пятигорск (Ставропольский край, РФ), Зеленокумск и Владикавказ. За день до начала судебных заседаний Клыха доставили в Грозный.

По версии следствия, созданная в 1990 году УНА-УНСО преследовала цели «оказания противодействия российским властям в любой форме и уничтожения граждан Российской Федерации русской национальности».

Из направленных в Чечню украинцев был сформирован отряд «Викинг», в составе которого якобы также находились Станислав Клых и Николай Карпюк. Следствие также заявляет, что наряду с ними воевал Арсений Яценюк, Дмитрий Ярош и братья Тягныбок.

Клыха и Карпюка обвиняют в руководстве и участии в банде, убийстве и покушении на убийство двух и более лиц в связи с выполнением ими своего служебного долга. Обоим украинцам грозит от 15 лет до пожизненного заключения.

При этом ни один из них в Чечне в это время не был: с 1994 по 1995 год Станислав Клых учился на очном отделении исторического факультета КНУ им. Тараса Шевченко, а Николай Карпюк в 1994 году оправлялся от полученной ранее травмы, физически был не способен воевать, а также ухаживал за больной матерью, которая скончалась в марте 1995 года.

После задержания местоположение Клыха и Карпюка на протяжении года хранилось в тайне. Во время так называемого следствия обоих обвиняемых пытали и выбивали показания. Только после вступление в дело независимых адвокатов Клых и Карпюк заявили о применении пыток и отказались от предоставленных ранее показаний. При этом Клых потерял 15 кг веса и был доведен до дистрофии, а его психическое состояние продолжает ухудшаться.

“Крымские террористы”

В мае 2014 года в Крыму были задержаны четверо украинских граждан – Геннадий Афанасьев, Александр Кольченко, Олег Сенцов и Алексей Чирний. Все они занимали активную проукраинскую позицию и открыто выступали против оккупации полуострова.

Задержанных обвинили в «терроризме», а именно — в поджоге дверей офиса Русской общины Крыма и окна офиса партии «Единая Россия», а также в приготовлении подрыва памятника Ленину и мемориала Вечный огонь в Симферополе.

Позже выяснилось, что Афанасьев, Чирний и Кольченко раньше действительно участвовали в поджогах. По версии следствия, “террористической группой” руководил Олег Сенцов.

В конце мая всех “террористов” перевезли в Москву, где их пытали и выбивали показания. Украинских дипломатов к ним не пускали, так как российская сторона заявила, что считает крымчан гражданами РФ.

После пыток Афанасьев и Чирний пошли на сотрудничество со следствием и признались во всех инкриминируемых им преступлениях. При этом они дали ложные показания против Олега Сенцова и Александра Кольченко.

Геннадия Афанасьева признали виновным в участии в террористическом сообществе, совершении двух террористических актов, приготовлении к террористическому акту, а также покушении на незаконное приобретение оружия и взрывчатых веществ.

Алексея Чирния – в терроризме, подготовке террористического акта, а также приобретении взрывчатых веществ. Обоих крымчан приговорили к 7 годам заключения в колонии строгого режима, а Афанасьева еще и к 1,5 годам ограничения свободы после отбывания заключения.

Доказательства против Сенцова полностью базировались на показаниях Чирния и Афанасьева. Последний при этом на суде заявил, что вовсе не знаком с Кольченко, а Сенцова он знает только потому, что тот является известным режиссером. Таким образом Сенцова и Кольченко судили в рамках отдельного процесса, который начался 21 июля 2015 года. 25 августа им уже вынесли приговор.

Олег Сенцов был приговорен к 20 годам лишения свободы в колонии строгого режима и признан виновным в создании террористического сообщества, совершении двух террористических актов, приготовлении к совершению двух террористических актов, а также в двух эпизодах незаконного оборота оружия и взрывчатых веществ.

Александра Кольченко приговорили к 10 годам колонии строгого режима и признали виновным в участии в террористическом сообществе и совершении террористического акта.

Стоит добавить, что для отбывания наказания “крымских террористов” этапировали в разные стороны РФ: Сенцова – в Якутию, Кольченко – в Челябинскую область, Черния – на Магадан, Афанасьева – в Республику Коми.

Дело Хайсера Джемилева

Младший сын лидера крымскотатарского народа Мустафы Джемилева, Хайсер Джемилев, в отличии от других политзаключенных действительно совершил уголовное преступление. Он по неосторожности из карабина своего отца смертельно ранил друга семьи Февзи Эдемова, который работал в доме Джемилевых.

Инцидент произошел еще 27 мая 2013 года. Родственники Хайсера говорят, что причиной трагедии могло стать то, что он страдал психическими заболеваниями, но психиатрическая экспертиза признала Хайсера вменяемым.

Дело начали рассматривать в конце ноября, но его вектор изменился после оккупации полуострова. В сентябре 2014 года Хайсера Джемилева этапировали в Краснодарский край РФ. При этом Мустафа Джемилев назвал такие действия России попыткой оказать давление на него лично.

Адвокатом Хайсера стал Николай Полозов. Ему удалось добиться рассмотрения дела коллегией присяжных. Согласно материалам дела, Джемилева обвинили в в хищении, незаконном хранении и ношении огнестрельного оружия и боеприпасов, а также умышленном убийстве человека, совершенном из хулиганских побуждений.

Коллегия присяжных оправдала Хайсера по обвинению в умышленном убийстве и посчитала его достойным снисхождения по обвинению в хищении оружия и боеприпасов.

Таким образом 10 июня 2015 года Краснодарский краевой суд, на основании вердикта суда присяжных, приговорил Хайсера Джемилева к 5 годам лишения свободы по обвинению в убийстве по неосторожности, а также в хищении и незаконном хранении оружия. Срок отбывания наказания Джемилеву считается с момента его фактического задержания — 27 мая 2013.

При этом 2 сентября 2015 судебная коллегия Верховного суда РФ изменила решение Краснодарского суда в отношении Хайсера Джемилева, сократив срок заключения с 5 до 3,5 лет. Суд принял решение, что по обвинению в убийстве по неосторожности истек срок давности, поэтому его следует освободить от наказания по данному обвинению. Суд также постановил смягчить наказание за хищение и незаконное хранение оружия.

По информации Мустафы Джемилева российские следственные органы обещали Хайсеру освобождение по амнистии, если тот согласиться принять российское гражданство, однако Джемилев-младший отказался это делать.

Интересно, что дело Джемилева после аннексии Крыма рассматривалось и в киевских судах, где его заочно приговорили к 3 годам и 8 месяцам заключения. Министерство юстиции Украины в соответствии с Европейской конвенцией о выдаче правонарушителей 1957 года обратилась к Генпрокуратуре РФ с запросом об экстрадиции. Российская сторона до сих пор не отреагировала на данный запрос.

Более того, Краснодарский краевой суд РФ отклонил ходатайство адвоката Николая Полозова о прекращении уголовного дела против Хайсера Джемилева в связи ранее вынесенным ему приговором. Таким образом был нарушен еще один важный правовой принцип, согласно которому никто не может быть осужден дважды за одно и то же преступление.

29 сентября стало известно, что сына Мустафы Джемилева этапировали в Астраханскую область на юго-западе РФ. Родственников официально не уведомили о месте этапирования Джемилева. Согласно законодательству РФ, отбывать наказание он должен в колонии по месту жительства (в Крыму), либо по месту вынесения приговора (Краснодарский край).

Дело Сергея Литвинова

Когда у жителя Луганской области Сергея Литвинова заболел зуб, он отправился в ближайшую больницу. Поскольку украинские поликлиники были отрезаны боевыми действиями, ему пришлось ехать в Ростовскую область. Это произошло 12 августа 2014 года.

В больнице у него диагностировали периостит (воспаление надкостницы), а значит было необходимо хирургическое вмешательство. 21 августа неизвестные люди в масках вывезли Сергея с территории больницы и доставили в ростовское Региональное управление по борьбе с организованной преступностью (УБОП).

Уже через 8 дней Следственный комитет возбудил уголовное дело о «геноциде» русскоязычного населения на юго-востоке Украины, а днем позже был произведен официальный арест Литвинова.

Его обвинили в совершении десятков убийств и изнасилований на юго-востоке Украины, которые он якобы совершил по приказу руководства украинского батальона «Днепр-1» и лично Игоря Коломойского.

Стоит добавить, что Литвинов окончил 7 классов средней школы и, по словам односельчан, едва ли владел навыками чтения и письма; он также страдал от проблем развития, из-за чего не был военнообязанным. При этом в протоколах допросов Литвинов изъясняется грамотно, со сложными грамматическими конструкциями и даже с употреблением криминалистической лексики, что свидетельствует о подделке документов.

Луганчанина пытали, в результате чего он «сознался» в убийстве 39 мужчин, изнасиловании и убийстве 8 женщин и убийстве 12-летней девочки.

Литвинов также указал, что отдаваемые ему руководством батальона «Днепр-1» приказы были направлены «исключительно на ухудшение демографической обстановки среди русскоязычного населения». В качестве мотивации бойцам батальона якобы выплачивались денежные вознаграждения «в зависимости от количества убитых каждым людей во время зачисток». Судя по материалам дела, Игорь Коломойский «лично привозил эти деньги бойцам». Литвинову грозило пожизненное заключение.

10 ноября 2014 года при встрече с украинским консулом Литвинов отказался от ранее данных показаний. При этом МВД Украины опровергло информацию о его причастности к батальону «Днепр-1», а адвокату Литвинова удалось выяснить, что фамилии и адреса, фигурирующие в деле, никогда не существовали, а значит, по делу нет ни одного потерпевшего.

Также экспертиза на полиграфе подтвердила, что к Литвинову применялись пытки. Тогда 10 сентября 2015 СК РФ, чтобы не отпускать луганчанина, предьявил Литвинову обвинение в разбое, но из-за слабой обвинительной базы дело снова не было передано в суд.

30 ноября 2015 года Следственный комитет вручил адвокату Литвинова постановление о прекращении уголовного преследования. Адвокат надеется, что его подопечный скоро вернется домой.

“Шпионы”

Дела украинцев Валентина Выговского и Юрия Солошенко, а также гражданина РФ Виктора Шура, имеющего вид на жительство в Украине, проходят под грифом «секретно» и в СМИ практически не освещались. Их обвинили в шпионаже в пользу Украины и все трое признали свою вину.

Бизнесмен и участник Евромайдана Валентин Выговский был задержан 17 сентября 2014 года «крымской самообороной» в Симферополе, куда направлялся по личным делам. Там, в здании бывшего СБУ, его пытали и заставляли сознаться в шпионаже. Позже Выговского перевезли в московское СИЗО, а ФСБ обвинила его в шпионаже.

В течении 9 месяцев к Валентину не допускали украинского консула, а когда таки разрешили встречу, на ней присутствовали сотрудники СИЗО. 15 декабря 2015 года суд приговорил Валентина Выговского к 11 годам колонии строгого режима за военный и экономический шпионаж в авиакосмической отрасли России. Его адвокат заявляла о намерении обжаловать приговор. Сейчас Выговский находится в московском СИЗО.

Юрий Солошенко

Юрия Солошенко, 73-летнего пенсионера, в прошлом руководителя полтавского завода «Знамя», задержали в августе 2014 года на Киевском вокзале в Москве, где он был во время деловой поездки. Семья Юрия долго пыталась нанять независимого адвоката, но все отказывались вести дело под давлением ФСБ, а украинский консул не мог попасть к задержанному на протяжении 10 месяцев.

Солошенко настаивал на своей невиновности. Он также написал письмо Генпрокурору РФ Юрию Чайке и прошение о помиловании на имя президента Путина. Но на суде Солошенко признал свою вину и заявил, что приговор обжаловать не собирается. 73-летнего украинца приговорили к 6 годам лишения свободы. 10 декабря 2015 года его этапировали для отбывания наказания в Нижний Новгород.

9 сентября 2014 года Виктора Шура, владельца ювелирного бизнеса и коллекционера, задержали при пересечении украино-российской границы сотрудники ФСБ. Де-юре он российский гражданин, но все его родственники проживают в Украине.

Родился Шур в УРСР, но при распаде Союза предпочел российское гражданство, так как по работе часто приходилось ездить по территории РФ. В последнее время он проживал в Чернигове, поддерживал Евромайдан и помогал волонтерам.

Формально его задержали на 15 суток за оскорбление сотрудников полиции, но вскоре переквалифицировали статью в государственную измену и сотрудничество со спецслужбами иностранного государства. По версии обвинения, Шур был направлен в Брянскую область спецслужбами Украины для сбора информации о российском военном предприятии, которое на самом деле является заброшенным аэропортом с давно затопленными шахтами для запуска баллистических ракет. Сын Виктора утверждает, что ФСБ применяла к его отцу психотропные вещества.

7 октября Виктор признал свою вину и был осужден к 12 годам колонии строгого режима — минимальный возможный срок. Его родственники обратились к президенту Порошенко с просьбой предоставить ему украинское гражданство, надеясь на внесение его в «списки на обмен пленными». Ныне Шур отбывает наказание в республике Татарстан.

Преследование на религиозной почве

Не обошлось без преследования и крымских мусульман, членов исламистской организации «Хизб ут-Тахрир». «Хизб ут-Тахрир» занималась религиозной, политической и просветительской деятельностью, но после оккупации Крыма оказалась под запретом.

23 января 2015 года недалеко от Севастополя задержали Руслана Зейтуллаева, Нури Примова и Рустема Ваитова, 2 апреля – Ферата Сайфуллаева. Их обвиняют в в организации (Зейтуллаева) и участии (остальных трех) в «Хизб ут-Тахрир». За это им грозит: Зейтуллаеву от 15 до 20 лет лишения или даже пожизненное заключение; Примову, Ваитову, Сайфуллаеву – от 5 до 10 лет колонии.

По словам адвокатов и родственников у следственных органов отсутствуют доказательства причастности кого-либо из четырех подозреваемых к деятельности «Хизб ут-Тахрир», а в ходе обысков причастности задержанных к упомянутой организации так и не были найдены.

Преследования крымских мусульман на этом не прекратилось. 11 февраля 2016 года в Крыму началась волна обысков в домах крымских татар с целью дискредитировать их как «террористов». Восьмерых из двенадцати задержанных отпустили. Сейчас под арестом остаются Эмир-Усеин Куку, Вадим Сирук, Энвер Бекирови Муслим Алиев. Им тоже грозит от 5 до 10 лет лишения свободы.

Дело Александра Костенко

29-летний крымчанин Александр Костенко участвовал в Евромайдане, а после оккупации полуострова решил остаться на территории континентальной Украины. В декабре 2014 года Костенко вернулся в Крым, где бывший “беркутовец”, который перешел на работу в оккупационные правоохранительные органы, подал заявление, что Александр якобы бросил в него камень во время Евромайдана.

Крымчанина задержали 5 февраля 2015 года у подъезда собственного дома в Симферополе. После этого Костенко увезли в неизвестном направлении, где его пытали сотрудники ФСБ и требовали признаться в совершении преступлений во время Евромайдана в Киеве. На следующий день, 6 февраля, его заставили выпить 200 грамм водки и отвезли в управление ФСБ, где была инсценирована его явка с повинной.

Костенко обвинили в том, что 18 февраля 2014 он, «будучи осведомленным о массовых беспорядках в г. Киеве, направленных на незаконное свержение конституционного строя… прицельно бросил камень в милиционера из чувства идеологической ненависти и вражды к сотрудникам органов внутренних дел».

Случай Костенко – новая тенденция, ведь российский суд решил осудить украинского гражданина за “преступление”, совершенное в Украине. По российским законам такое возможно только в случае, если преступление направлено против интересов РФ или гражданина РФ, чего нельзя сказать о Революции Достоинства.

15 мая 2015 года симферопольский суд признал Александра виновным в умышленном причинении легкого вреда здоровью, вызвавшем кратковременное расстройство здоровья, по мотивам идеологической ненависти или вражды и незаконном хранении и ношении огнестрельного оружия и боеприпасов (в его квартире якобы нашли ствол от пистолета).

Суд назначил ему наказание в виде лишения свободы сроком на 4 года и 2 месяца в колонии общего режима. Рассмотрев апелляционную жалобу Верховный суд Крыма уменьшил срок наказания до 3 лет и 11 месяцам заключения.

Также стоит отметить, что по закону РФ сужденный должен отбывать наказание в колонии по месту жительства или по месту вынесения приговора. В случае Александра Костенко – это Крым, но он отбывает наказание в Кировской области.

Кроме того, против брата Костенко было возбуждено уголовное дело за якобы неуважение к суду, а отец Александра, Федор Костенко, исчез во время пересечения границы между Украиной и Крымом при невыясненных обстоятельствах 3 марта 2015.

Дело Юрия Ильченко

2 июля 2015 года по обвинению в экстремизме в Крыму был задержан Юрий Ильченко – 37-летний владелец частной школы иностранных языков и блогер.

Причиной преследования стали высказывания в собственном блоге Юрия, где он резко высказался о российской оккупации Крыма и о войне, которую Кремль ведет на Донбассе.

Блогер обвиняется в экстремизме и педофилии. Спецслужбы установили в помещении его школы скрытую камеру, на которую якобы было зафиксировано, как тот целует в щеку 12-летнюю девочку. Родные Юрия сообщили, что он дружит с матерью девочки. Позже стало известно, что спецслужбы вынудили ее мать написать донос на Ильченко. Он может получить до 12 лет колонии.

Крымский правозащитник Олег Софяник в конце июля сообщал, что по его информации к Ильченко применяются пытки. Сейчас крымчанин находится в Севастопольском СИЗО.

Автор материала: Лилия Макашова