А пока по привычке ищем стрелочника. О системе образования

248

Назначить учителей стрелочниками, виноватыми во всех бедах украинской школы, проще, чем изменить системные подходы к образованию.

Паровоз был прекрасной машиной: мощной, стремительной, летящей вперёд на силе пара. Со свистом и грохотом он переносил граждан и грузы индустриальной эпохи из одного города в другой. И в каждом паровозе кроме машиниста был кочегар, который забрасывал уголь в топку: без этого машина не могла двигаться. Но прошли времена паровозов — появились тепловозы, электровозы, и нет больше необходимости швырять уголь в топку: исчезла профессия кочегара. Те из них, кто сумел переучиться, стали ремонтниками, механиками. Прочим пришлось туго.

С нашей системой образования происходит приблизительно то же самое: мир стремительно меняется, сам процесс обучения становится иным и, чтобы не выйти в тираж, необходимо осваивать новые методы. Простое накопление знания отходит на второй план, приоритетом становится умение работать с информацией: находить её, структурировать, использовать для решения актуальных задач. А мы в школе по-прежнему вынуждены совковой лопатой забрасывать в головы юных украинцев всё новые глыбы разрозненной информации, которая оседает в памяти детей перемешанным шлаком. И проблема здесь не только и не столько в «кочегарах»-учителях.

Дело в подходе: современному человеку нужны не сумма информации, а алгоритмы работы с ней. А наше образование рассчитано на ВНО, ориентировано на доцифровую парадигму, когда проверяется не умение искать и структурировать данные, а только и исключительно сумма забитой в память информации. До тех пор пока украинское образование не сменит паровоз на более современный транспорт, «кочегары» по-прежнему будут востребованы: с тем, чтобы «упаковать» ребёнка суммой разрозненных знаний, учителя «старой школы» справляются вполне неплохо.

А вот сформировать алгоритмы, научить учиться, могут, к сожалению, немногие, и это касается не только педагогов старшего поколения. И даже если бы и могли, нынешние программы и учебники не позволяют изменить подход, рассчитанный на фактическую зубрёжку. При этом молодые учителя, вынужденные обучать школьников по нынешней, давно устаревшей системе, рискуют постепенно превратиться в таких же кочегаров. Очевидно, до того момента, пока МОН оставляет без изменения чудовищно перегруженные ненужной информацией программы и учебники (потому что с этого неплохо кормится когорта авторов, которые детей видели разве что, когда сами учились в школе) — ничего принципиально не изменится. Системные изменения произойдут, только когда составлять программы и писать для них учебники будут люди, которые понимают, что нельзя бесконечно увеличивать вес «угля», который забрасывается в топку устаревшей машины. Да и вообще: пора бы уж пересесть хотя бы на электровоз. Поезда на магнитной подушке пока лучше даже не планировать. Хотя мечтать можно и нужно: всё хорошее начинается с мечты.

А пока по привычке ищем стрелочника. На днях первый замминистра Министерства образования и науки (МОН) Инна Совсун заявила, что необходимо сократить количество школьных учителей пенсионного возраста. Но нелепо увольнять пенсионера просто потому, что он пенсионер: разумнее было бы организовать ежегодный открытый конкурс. Учитель пенсионного возраста может участвовать в конкурсе на общих основаниях: если найдется ему равноценная (или лучшая) замена — пожалуйте с благодарностью на пенсию. Не найдётся — работает ещё год, до следующего конкурса.

Автор материала: Сергей Горбачёв