Абромавичус – один из трех министров-иностранцев в Кабмине Яценюка

285

Абромавичус – один из трех министров-иностранцев в Кабмине Яценюка. Был назначен по квоте БПП в декабре 2014 г. Представляя его в Верховной Раде, Яценюк заявил: «Айварас – это человек, которого знает значительная часть всего финансового и экономического мира. Он непосредственно участвовал в переговорах с иностранными инвесторами. И этот человек отвечал в первую очередь за наведение порядка в органах государственной власти».

Сам Абромавичус в день голосования по своей кандидатуре отметил в качестве приоритетов своей деятельности дерегуляцию и реформу государственных предприятий. «Я по сути — реформатор, будем жестко обращаться с регуляторными органами. Будет реформа государственных предприятий. Поэтому работа предстоит долгая, сложная. Украина — самая бедная страна, самая коррумпированная страна в мире, 112-я в списке по легкости ведения бизнеса. Нужно очень быстро, жестко действовать в такие времена, используя самые радикальные методы», — заявил он.

Абромавичус подчеркивал, что он «очень либеральный» и ставит перед собой задание «дерегулировать максимально все процессы в экономике, чтобы дать бизнесу дышать». А согласно коалиционному соглашению и «Стратегии реформ 2020», Украина к 2020 г. должна подняться со 112-го места в рейтинге легкости ведения бизнеса и войти в первую двадцатку, а в рейтинге глобальной конкурентоспособности войти в топ-40.

Бизнес доволен дерегуляцией

Выступая в Верховной Раде спустя год и месяц после своего назначения, 29 января Айварас Абромавичус подвел итог: «В целом за год мы вместе с вами отменили более 100 регуляторных барьеров, на 40% сократили количество разрешительных документов. План дерегуляции выполнен на 72%. Но это только начало. Из того же плана по дерегуляции в Верховной Раде находятся 30 законопроектов. Мы ждем тематических дней в парламенте, дня экономического развития и дня улучшения бизнес-климата, чтобы рассмотреть и принять ряд необходимых документов. Экономический эффект от дерегуляции исчисляется миллиардами гривен».

Эксперты отмечают, что одно из важнейших достижений МЭРТ в этом направлении – упрощение торговых процедур. Министр Абромавичус заявлял, что это одна из основных задач его ведомства. МЭРТ подготовило, а Рада 4 ноября ратифицировала Соглашение ВТО об упрощении процедуры торговли, которое, в частности, предусматривает ряд упрощений и ускорений процедур таможенного контроля. Например, создание «единого окна», т. е. учреждения, куда экспортер или импортер будет подавать пакет документов. Или разрешение на таможенное оформление по копиям документов, а не оригиналам. По словам торгового представителя Украины Натальи Мыкольской, это значительно сократит, а главное — удешевит процедуру для перевозчика, поскольку товар не будет задерживаться на таможне, а оборотные средства не будут заморожены.

Дело в том, что осуществление внешнеторговых операций в Украине занимало до 30 дней, затраты на него достигают 2-2,5 тыс. долл., а количество необходимых для этого документов – 8-9. Это все в два раза медленнее, дороже и сложнее, чем в развитых странах мира. Теперь же оформление экспорта сократилось с 29 до 8 дней, а импорта — с 28 до 11.

Основные усилия в дерегуляции МЭРТ направило на создание условий для увеличения экспорта. Кроме того, были договоренности с отдельными странами об упрощении торговых процедур. Например, с Египтом договорились упростить процедуру перемещения и таможенной оценки экспортно-импортных операций. Начались переговоры о ЗСТ с Турцией, Канадой.

Серьезным шагом, по словам исполнительного директора Европейской бизнес-ассоциации Анны Деревянко, стала отмена монополии «Укрэкоресурсы». Эта компания взымала сбор с импортеров за ввоз продукции в упаковке якобы на создание и работу мощностей для переработки отходов этой упаковки. Именно с этой компанией безуспешно боролся предшественник Абромавичуса Павел Шеремета. «Один раз мне сказали, чтобы не трогал ее, потому что эта компания нужна для потока денег для избирательной кампании одной из партий. В другой раз мне сказали, чтобы не трогал ее, потому что уже две партии получали финансирование через нее», — негодовал экс-министр на саммите YES.

Проблема с утилизацией отходов еще до конца не урегулирована, отмечает Анна Деревянко. Для ее решения необходимо принятие Верховной Радой новой редакции Закона «Об отходах», а также специализированного закона об отходах упаковки. «Однако облегчение заключается в том, что компании теперь могут выбирать операторов по утилизации, сотрудничать с частными структурами, в этом направлении появилась конкуренция», — отметила она.

Совместно с Минагропродом были отменены почти 13 тыс. советских ГОСТов, разработанных до 1992 г.

При этом министерство практически отказалось от государственного регулирования цен на продукты питания. В предыдущие годы разработчиком большинства регуляторных актов такого плана было именно Министерство экономики. В итоге, даже хлебопеки решились на поднятие отпускных цен на свою продукцию. В принципе, пищевики должны быть благодарны команде Абромавичуса, но вот карманы украинцев от такой политики еще больше опустели.

«МЭРТ в период пребывания на должности Абромавичуса разительно отличалось от того, каким Минэкономики было раньше. Безусловно, у нас были определенные разногласия, но мы видели, что министерство работает эффективнее, чем ранее. Были принципиальные изменения, и мы не видели коррупции, личных интересов. Команда министра шла навстречу, старались исследовать, разобраться», — отметил глава ассоциации «Укркондпром» Александр Балдинюк.

По его словам, в ответ на обращение Ассоциации министерство способствовало одобрению в Верховной Раде документов, необходимых для создания Зоны свободной торговли с Таджикистаном. После того как в этой стране примут все необходимые формальности, украинские кондитеры смогут ввозить свою продукцию без пошлины.

Кроме того, по словам Балдинюка, начата работа по внедрению в разрешительной системе принципа «молчаливого согласия» в том виде, в котором он действует в Евросоюзе. То есть в случае если в установленный срок государственные органы не дали обоснованного отказа, можно работать так, как если бы было получено разрешение. «В Украине до недавнего времени госорганы могли дать отказ и по истечению отведенного срока, и это создавало предпосылки для требования взяток. Когда предприниматель начинал работу, а через неделю к нему приходили и говорили, что он должен ее приостановить, человек становился сговорчивым», — отмечает Балдинюк.

Открытость для бизнеса и диалога МЕРТ отмечают и в ассоциации «Укрводка». По словам гендиректора ассоциации Владимира Остапюка, была проделана огромная работа. В частности, был подготовлен законопроект об отмене импортной и экспортной лицензии на алкоголь и табак, который пока принят в первом чтении (регистр. № 2498а). МЭРТ с 20 сентября разрешило импорт алкоголя без обязательной сертификации УкрСЕПРО. Также были внесены изменения в приказ от 14.02.2002 N 42 об отмене согласования в ГФС получения импортной или экспортной лицензии. «Ранее компаниям приходилось ожидать месяцами согласования и получения лицензий», — отмечает Остапюк.

Среди важных для бизнеса шагов он отмечает отмену обязательной сертификации на внутреннем рынке, работу над внесением необходимых изменений в отраслевые ГОСТы. «Еще очень много инициатив в работе, и очень жаль, если она будет приостановлена», — говорит Остапюк.

Есть и категории бизнеса, в которых деятельностью МЭРТ не вполне удовлетворены.

«Как руководитель отраслевого объединения работодателей предприятий горно-металлургического комплекса могу сказать, что лично у меня от сотрудничества с министром Абромавичусом и его заместителями осталось двоякое впечатление. С одной стороны, это достаточно открытая команда, которая всегда демонстрировала готовность к диалогу, в том числе и с крупным промышленным бизнесом. Они очень серьезно продвинулись в сфере дерегуляции, госзакупок, внешнеэкономической деятельности. Это факт, и мы признательны им за это. Отдельные позитивные результаты от их деятельности мы еще даже не успели ощутить, они проявятся с некоторой задержкой во времени. С другой стороны, я не в полной мере разделяю либеральные или даже либертарианские взгляды нынешнего руководства МЭРТ на роль государства в экономике. На мой взгляд, на данном этапе развития национальной экономики, роль государства должна быть более активной, и нельзя все отдавать на откуп рынку. На конкретном примере большинство участников отрасли, которую я уполномочен представлять, остались недовольны теми экспериментами, которые проводились МЭРТ на рынке лома и отходов черных металлов, что в конечном итоге привело к рекордным объемам экспорта этого важнейшего металлургического сырья в ущерб внутреннему потребителю», — заявил председатель Совета «Федерации металлургов Украины» Сергей Беленький.

По его словам, металлурги «ожидали и более действенной поддержки МЭРТ в противостоянии грузовладельцев с Мининфраструктуры и «Укрзализныцей» по поводу целесообразности повышения грузовых ж/д тарифов.

STOP-приватизация

После прихода на должность Абромавичус заявил, что сотни неэффективных госпредприятий стране не нужны, и МЭРТ собирается от них избавиться. Однако министр, видимо, не понял, что приватизация в Украине – это главный камень преткновения, яблоко раздора, камень, на который находит коса любой власти. Угодить всем олигархам, желающим отхватить кусок пожирнее, практически нереально, не говоря уже о «продать по-честному».

Собственно, олигархи, в том числе от власти, и заблокировали приватизацию. Формально главным препятствием для приватизационных процессов было отсутствие законодательства, которое бы открывало путь «к прозрачной профессиональной приватизации». На самом же деле активы, очевидно, пока не поделили, а потому добро на приватизацию «серые кардиналы» не дали. Выступая в Раде, Абромавичус иронично благодарил депутатов за то, что «с 16-й попытки все-таки был принят, хотя, к сожалению, только в первом чтении, законопроект 2319а-д». Это уже потом министр открыто заявит, что ему мешали работать в этом направлении, навязывали «нужных» людей.

Законопроект, разработанный МЭРТ, расширяет требования к раскрытию информации со стороны потенциальных покупателей госкомпаний, накладывает запрет на участие в приватизации физических и юридических лиц страны-агрессора (России).

«Хотелось бы в идеале сделать такую приватизацию, где не только россияне не могли бы участвовать, но и наши олигархи не могли бы участвовать», — сказал Абромавичус в октябре 2015 г. По его словам, опыт передачи госпредприятий олигархам показал неэффективность управления такими предприятиями. Пока это только мечты министра-романтика. В Раде законопроект удачно заблокирован.

Отметим, что в проект госбюджета на 2016 г. Кабмин заложил 17,1 млрд грн поступлений от приватизации. На продажу могут быть выставлены предприятия добывающей промышленности, энергетической и нефтегазовой, транспортной и строительной отраслей, сельского хозяйства, а также химической промышленности. В 2015 г. Кабинет министров утвердил перечень объектов государственной собственности, подлежащих приватизации (постановление Кабинета министров № 271 от 12 мая 2015 года). По предложениям уполномоченных органов управления в перечень было включено свыше 300 государственных объектов.

Наиболее привлекательные для инвесторов активы, как отмечают эксперты, это: «Одесский припортовый завод» — одно из крупнейших предприятий химической отрасли Украины, безуспешные попытки продажи которого предпринимаются с 2009 г.; ПАО «Сумыхимпром» — завод химической промышленности; «Центрэнерго» — одна из крупнейших энергогенерирующих компаний. Среди привлекательных для инвесторов — государственные пакеты акций ОАО «Тернопольоблэнерго», ОАО «Запорожьеоблэнерго», АК «Харьковоблэнерго», ПАО «Хмельницкоблэнерго», ПАО «Николаевоблэнерго», ПАО «Одесская ТЭЦ», ПАО «Херсонская ТЭЦ», ПАО «Николаевская ТЭЦ», ЧАО «Ивано-Франковский локомотиворемонтный завод».

Бесконечный поток расследований украинских СМИ говорит о желании людей из руководства страны и приближенных к ним личностей также поучаствовать в переделе этой собственности. Поэтому в этом направлении усилия МЭРТ были нивелированы Верховной Радой и группами влияния в ней.

«Совершенно очевидно, что именно приватизация, точнее, ее отсутствие, стала причиной отставки министра экономики. Именно критическая масса сплетения интересов более 200 финансово-промышленных групп вокруг кадровых вопросов по 70 крупнейшим госпредприятиям страны и выдавила принципиального иностранца с должности. Инициатива по переводу крупнейших предприятий страны под крыло Минэкономики нарушила хрупкое равновесие, потребовалось срочно укрепить ставшее ключевым министерство проверенными кадрами, литовско-украинский министр взбрыкнул и…», — написал на странице в Facebook Алексей Зубрицкий, советник министра аграрной политики и продовольствия Украины член конкурсной комиссии, выбиравшей главу «Укрспирта».

«Убыточная» госсобственность

В первые месяцы в должности министра Абромавичус заявлял, что обеспокоен убыточностью большинства государственных компаний. Но на самом деле с них получают пристойные доходы их «теневые» владельцы. Простым языком, предприятия «доили» влиятельные кланы, а в формальной отчетности рисовали убытки.

«В государственных компаниях на данный момент есть некая асимметрия информации. Это значит, что те люди, которые руководят этой компанией, и те, которые имеют влияние на эту компанию, они имеют полностью другое качество информации о финансовом положении компании, нежели владельцы, то есть государство. И это, конечно, нужно изменить», – говорил Абромавичус.

Министр активно менял менеджмент на государственных предприятиях. Сам он выделил «назначение нескольких очень эффективных руководителей, таких как Олег Прохоренко в «Укргазвыдобування», который уже сэкономил миллиарды гривен для государства».

В компании была повышена заработная плата сотрудникам, а оклад Прохоренко составил 398 тыс. грн. «За 6 месяцев работы компания заработала 1,6 млрд грн. У нас полностью новая команда руководителей, пришедших из частного бизнеса и международных компаний. Для нас высокие оклады — это нормальное дело. Для того чтобы этот эффект можно было поддерживать, людям нужно давать нормальные зарплаты», — прокомментировал сам Прохоренко размер своего оклада.

Впрочем, по словам министра, в госкомпаниях были и «проблемы с назначениями», и несколько кадровых конкурсов «было сорвано». «Не могу избавиться от трех руководителей госкомпаний «Укрхимтрансамиак», «Горно-химическая корпорация» и «Электротяжмаш». Не знаю, зачем эти товарищи держатся за свои кресла. Четвертый раз руководитель «Электротяжмаша» возвращается на предприятие путем внесения в реестр своего имени – это чисто рейдерская схема середины 90-х, как я уже сказал. Не знаю, что он там забыл: или спортивный костюм он там забыл и в джим не может сходить, или какие-то грамоты, которые «попередники» там понадавали ему, или «золотой батон», или «золотую ручку». Но это, конечно, показывает беспомощность власти, к сожалению, и это нехорошо», — заявил он, выступая с трибуны Верховной Рады. Позже обвинения вывели на имя Игоря Кононенко, который якобы курировал некоторые госкомпании. Сам депутат, понятное дело, это все отрицает.

«Пока Минэкономики занималось бессмысленной работой по построению холдинговых надстроек над главными предприятиями-кормушками страны, оно никому не мешало. Точкой перелома, определившей отставку прибалтийского реформатора, было решение забрать у профильных министерств под свое управление 70 крупнейших госпредприятий страны, а, соответственно, и право назначать менеджмент этих предприятий. Если раньше профильные министры получали свою околосмертельную порцию компромата во время кадровых баталий за 3-4 крупных подведомственных предприятия, то концентрация в одном министерстве кадровых полномочий по 70 крупнейшим кормушкам страны означало одновременно перейти дорогу примерно двумстам отечественным финансово-промышленным ОПГ со всеми вытекающими», — написал в своем блоге советник министра аграрной политики и продовольствия Украины Алексей Зубрицкий.

Абромавичус отмечает, что, по предварительным подсчетам, убытки госкомпаний в прошлом году сократились с 117 млрд грн до 16 млрд грн. Сокращение произошло на 100 млрд грн.
Среди особенно значимых шагов министр также выделил реформу корпоративного управления НАК «Нафтогаз Украины», который был передан из многолетнего управления Минэнергетики в подчинение МЭРТ и на котором проводят экспериментальную реформу управления госсобственностью. За экспериментом следят в ЕБРР.

«До конца марта мы ожидаем формирование набсовета из пяти членов. Трое из них будут абсолютно независимыми. Над этим работает лучшая рекрутинговая компания по подбору независимых директоров из Лондона» — сообщил Абромавичус, отметив, что цель реформы — изолировать «Нафтогаз Украины» и ключевые госкомпании от политического влияния, «согласно лучшим принципам мировой практики». В идеале «Нафтогаз» станет работать по тем же принципам, что и обычное коммерческое предприятие.

Директор по исследованиям Центра экономической стратегии Андрей Бойцун в интервью порталу «Дело» отмечает: позитив в том, «что из определения акционеров убрали Минэнергоугля, решив фундаментальный конфликт интересов Минэнергоугля как «полисимейкера» (органа, отвечающего за выработку политики для энергетической отрасли) и как собственника одной из компаний, работающих в этой же отрасли». При этом он не одобряет передачу «Нафтогаза» в ведение МЭРТ. «Во-первых, это не соответствует принципу централизации функции собственности — не совсем ясно, кто осуществляет права акционера и, соответственно, не решается проблема ответственности. Надеюсь, это решение временное, и в ближайшем будущем будет создан госхолдинг, в который передадут «Нафтогаз», — говорит он.

К реформе «Нафтогаза» Украину подтолкнули нехватка денег и международные кредиторы. Кредиты ЕБРР на реконструкцию газопроводов выдавались с условием реформирования этой госмонополии. ЕБРР даже нанял консультантов: PricewaterhouseCoopers (в части изменения организационной структуры) и Baker & McKenzie (в части изменений в законодательстве). Так пошел процесс разработки плана реформы корпоративного управления. В частности, в газовом секторе корпоративное управление в госкомпаниях должно быть приведено в соответствие с принципами ОЭСР. Кабмин будет обязан поменять устав и четко записать, кто является акционером «Нафтогаза».

По подобному пути в МЭРТ намерены действовать и в отношении реформирования управления в других госкомпаниях. К слову, кворум собраний акционеров в компаниях с участием государства Рада меняла без участия МЭРТ. Это был проект депутатов по борьбе с Игорем Коломойским, который затем плавно перетек в политический скандал.

В период пребывания в должности министра Абромавичуса было прекращено дело о банкротстве ГП «Укрбурштын», основным активом которого является крупнейшее месторождение янтаря в Украине — Алексеевка в Ровенской области площадью 1 027 га. По данным СМИ, оценочные запасы месторождения — более 200 тонн янтаря.

«Позиция Минэкономразвития остается неизменной. Мы считаем, что государство должно в конце концов установить контроль над собственными активами. Поэтому необходимо немедленно прекратить дело о банкротстве «Укрбурштына» и начать уплату долга компании кредиторам из финансового ресурса ее владельца ГАК «Украинские полиметаллы». Мы также считаем уместным жесткий общественный контроль над выполнением решения суда», — прокомментировали тогда это решение в МЭРТ.

Госзакупки: ProZorro и ProStto?

Потери от прямой коррупции и неэффективного управления в сфере госзакупок составляли около 20% от всего их объема — 50 млрд грн ежегодно. В такую цифру оценил тендерную коррупцию в стране глава правительства Арсений Яценюк 17 января в своем воскресном обращении.

По словам Абромавичуса, реформа системы проведения госзакупок стояла отдельным вызовом для его команды. Здесь было сделано две резонансные вещи. Первый – это создание электронной системы ProZorro. Система работает с февраля 2015 г. в пилотном режиме на долгосрочных закупках. В систему сведено почти 39 тыс. тендеров от более 2,3 тыс. государственных заказчиков. По данным самого МЭРТ, общая экономия бюджетных средств уже превысила 500 млн грн.

На 2016 г. запланирован полный переход всех тендеров на систему ProZorro. С 1 апреля на нее в обязательном порядке переходят все крупные заказчики услуг: министерства, ведомства, крупнейшие госкомпании. С августа начнут переходить все остальные.

«За 2015 г. система госзакупок ProZorro, и в том числе входящая в нее площадка электронных торгов NEWTEND, сэкономили для страны 500 млн грн, а в 2016 г., когда закон заработает, будут экономить 50 млрд грн»,- написал в блоге на «Украинской правде» Алексей Стародубов, сооснователь площадки электронных торгов NEWTEND, участник системы ProZorro.

Закон, о котором написал Стародубов, это разработанный в МЭРТ № 2087а «О внесении изменений в некоторые законы Украины в сфере государственных закупок по приведению их в соответствие с международными стандартами и принятии мер по преодолению коррупции». И это вторая необходимая вещь.

Новый закон подтверждает открытие доступа ко всей информации о государственных тендерах, включая предложения цены, перечень собственников компаний-участников, протокол оценки. Ликвидирована возможность умышленного блокирования торгов путем процедуры обжалования в суде, а принимать участие в тендерах станет проще — полную документацию должны подавать теперь только победители, а требовать от участников справки, которые есть в публичном доступе, запрещено.

Закон повысил порог закупок, которые подпадают под его действие: для товаров — со 100 тыс. грн до 200 тыс. грн, для работ — с 1 млн грн до 1,2 млн грн.

Технические правки, которые внес закон, позволят Украине присоединиться в рамках Соглашения Всемирной торговой организации к соглашению о госзакупках — Agreement on Government Procurement (GPA). Это откроет украинским компаниям доступ к рынку госзакупок за границей общим объемом 1,7 трлн долл.

Инвестиции – проблема сложная

Одна из задач МЭРТ — способствовать привлечению инвестиций в экономику. И отсутствие этих самых инвестиций политики ставят в вину министру Абромавичусу, забывая при этом, что инвесторы смотрят в первую очередь на общий разгул коррупции и беззакония в стране.

По данным Абромавичуса, инвестиции в прошлом году составили чуть меньше 3 млрд долл. «Множество компаний продолжает инвестировать», — сказал он. Однако в качестве примеров конкретных инвесторов привел только представителей аграрной отрасли, которые уже давно работают в Украине: «Bunge» (экспортирует зерновые, производит в Украине подсолнечное масло под маркой «Олейна») — 200 млн долл., КWS (выращивает зерновые) – 100 млн долл., NCH (выращивает зерновые) – 100 млн долл., Alseeds (один из крупнейших производителей и экспортеров растительных масел и шрота) – 200 млн долл.

Серьезными сдерживающими от решения инвестировать в Украину факторами служат, по мнению Анны Деревянко, низкая эффективность в борьбе с коррупцией, отсутствие судебной реформы, отсутствие признаков либерализации валютного рынка. В частности, негативно на инвестиционный климат влияют именно валютные ограничения, установленные НБУ. Отмечается, что в случае решения иностранной компании покинуть рынок или перевести заработанные дивиденды в случае продолжения работы на рынке, они будут преградой в выведении ее средств из Украины.
«На протяжении 2015 г. индекс инвестиционной привлекательности Украины не превысил среднего значения и весь год сохранялся в негативной плоскости. В І квартале индекс был 2,51 балл из 5 возможных, 2,66 — во втором, 2,56 — в третьем и 2,57 — в четвертом», — говорится в официальном пресс-релизе Ассоциации. 3 балла — это нейтральный уровень, а все, что ниже, представляет негативное значение.

«Исследование демонстрирует, что подавляющее большинство – 80% бизнесменов – недовольны ситуацией в украинском инвестиционном климате. Директора компаний-членов Ассоциации подтверждают, что много времени уже потрачено на разговоры в отношении реформ, однако слишком мало было сделано за этот год», — указывают в ЕБА.

Чтобы решить эту проблему, необходимы скоординированные действия Минэкономразвития, Минфина и НБУ, которых сейчас нет.

Экспорт-импорт-ВВП

С 1 января 2016 г. вступило в силу Соглашение о глубокой и всеобъемлющей Зоне свободной торговли Украина — ЕС. В рамках соглашения ЕС снимает таможенные ограничения в отношении украинских производителей, а Украина получает право сделать это в течение семи лет. Однако решение о запуске ЗСТ было принято в 2014 г., еще до назначения Абромавичуса на пост министра. Тогда отмечалось, что положительный эффект нам стоит ожидать не ранее, чем через два-четыре года после ее старта.

Несмотря на все риски, МЭРТ уже Абромавичуса не отказался от плана запустить ЗСТ в указанные сроки. Это послужило причиной разрыва торговых отношений между Россией и Украиной. 25 декабря Совет Федерации РФ одобрил закон о приостановлении действия Договора о зоне свободной торговли в отношении Украины с 1 января 2016 г. Кроме того, Россия с 1 января ввела продовольственное эмбарго против Украины.

В ответ Украина ограничила ввоз продуктов и бытовой химии из РФ. Ранее, 16 сентября, президент Украины Петр Порошенко подписал указ о введении санкций против России, под который должны были попасть более 400 физических и 90 юридических лиц, которые ответственны за осуществление преступной деятельности против Украины. Исполнительным органом здесь выступает именно МЭРТ. После заявления Абромавичуса об уходе в отставку фигурант скандала Игорь Кононенко обвинил министра в том, что санкции против РФ так и не были введены.

По данным Госстата, в целом за 2015 г. экспорт из Украины упал на 21,2% — до 34,52 млрд долл., а импорт сократился на 22,7% — до 34,27 млрд долл. Среди причин снижения объемов импорта в 2015 г.: девальвация гривны, снижение покупательской способности (по данным Госстата, реальный доход населения, рассчитанный с учетом ценового фактора в сравнении с соответствующим периодом 2014 г. снизился на 26,6%) и дополнительный импортный сбор, отмечает Анна Деревянко.

Причинами снижения экспорта, по ее мнению, являются неблагоприятная конъюнктура внешних рынков, в частности низкие цены на сельхозпродукцию и металлы. Аннексия Крыма и оккупация части Донбасса стали причиной потери предприятиями части ориентированной на экспорт производственной инфраструктуры, а также привели к разрыву экономических отношений с РФ, на которые в минувшие годы были ориентированы немало украинских предприятий. Так быстро найти замену большому рынку РФ МЭРТ пока не смогло. Хотя работа здесь идет, переговоры о ЗСТ ведутся сразу с несколькими странами (Турция, Канада и др.).

В условиях всеобщего кризиса ВВП страны в 2015 г., как ожидают эксперты МВФ, упадет на 11%. В Минэкономики называют цифру 10,4%, указывая, что в IV квартале рост составил 0,2%. В Кабмине считают, что результатом проведения антикризисной политики во втором полугодии 2015 г. стало достижение макроэкономической стабилизации с постепенной активизацией производственной деятельности, восстановление межотраслевых связей, улучшение потребительских и предпринимательских настроений в обществе.

Прогноз МВФ по украинскому ВВП на следующий год — рост на 2%. В фонде рассчитывают, что восстановление экономики поддержат постепенное улучшение потребительских и инвестиционных настроений, расширение кредитования, увеличение экспортных операций.

Рейтинговая тоска

Любители цифр могут отслеживать работу Минэкономики с помощью движения Украины в международных рейтингах.

Так, в рейтинге Doing Business Всемирного банка и Международной финансовой корпорации (IFC) Украина в 2015 г. поднялась с 96-го на 83-е место среди 189 стран. В рейтинге страна оказалась между Саудовской Аравией (82-е место) и Брунеем (84-е место). Да, это именно тот рейтинг, в котором к 2020 г. мы должны быть в первой двадцатке.

А вот в рейтинге глобальной конкурентоспособности (Global Competitiveness Index 2015), который ежегодно составляется Всемирным экономическим форумом (ВЭФ), Украина и вовсе опустилась c 76-го на 79-е место, расположившись точно между Гватемалой и Таджикистаном. В защиту Абромавичуса отметим, что данный рейтинг формируется на основе статистических данных за предыдущий год (2014-й) и опросов бизнесменов в начале года. Хотя задачу войти в топ-40 этого рейтинга все равно никто не отменял.

В рейтинге налоговой нагрузки на бизнес, который составляют Всемирный банк совместно с аудиторской компанией PricewaterhouseCoopers, Украина заняла 107-е место из 189, оказавшись между Ганой (106-я позиция) и Фиджи (108-я позиция).

В мировом рейтинге Global Open Data Index (открытости государственных данных) Украина поднялась до 58-й позиции из 134 стран мира, тогда как в 2014 г. страна занимала 68-е место.

По итогам 2015 г. Украина опустилась в мировом рейтинге по защите прав собственности и теперь занимает 109-е место из 129 стран.

В Мировом рейтинге восприятия коррупции CPI в 2015 г. Украина смогла заработать только один дополнительный бал и достигла результата в 27 баллов из 100 возможных. Это позволило Украине занять 130-е место из 168 позиций. В 2014 г. страна была на 142-м месте из 175 позиций.

Последние рейтинги, конечно, косвенно относятся к деятельности МЭРТ, но все же некая оценка работы этого министерства в них отражена. А вывод из этих цифр можно сделать следующий: с такими темпами реформирования мы еще не скоро попадем в двадцатку Doing Business и топ-40 по конкурентоспособности.

На деятельность Айвараса Абромавичуса на посту главы Минэкономики можно смотреть двояко. С одной стороны, опрошенные эксперты и представители бизнеса отмечают его открытость, готовность к диалогу с бизнесом, дерегуляцию, отсутствие коррупции в МЭРТ, шаги по созданию условий для роста экспорта и очищения госзакупок. С другой же стороны, системные проблемы, которые много лет отравляют инвестклимат в Украине, никуда не делись. Привлечь инвестиции в коррумпированную страну оказалось не под силу даже опытному литовцу. Не удалось также сломить олигархическое лобби, заблокировавшее приватизацию госкомпаний по правилам, установленным МЭРТ. В силу разных причин ВВП страны в 2015 г. падал три квартала подряд, и лишь в четвертом удалось переломить ситуацию и вернуть экономику к медленному росту. Международные рейтинги пока не радуют украинский глаз, однако главный индикатор для работы МЭРТ – Doing Business – говорит об улучшении условий для работы бизнеса в Украине. Опрошенные эксперты склонны соглашаться: проделанную Минэкономики в прошлом году работу стоит все же оценивать позитивно.

Автор материала: Алена Голубева