Афганский бизнес: миллионы на мелочах

159

Мобильные «фенечки» ценой 100 млн. дол.

Все началось с сущей безделицы: в моей электронной книге «сдохла» батарея. Произошло это в самый неподходящий момент: в этот момент я как раз читал о ключевом моменте битвы за Атлантику во Второй мировой в изложении Уинстона Черчилля. Я немедленно бросился в ближайший магазин за новой батареей, словно от этого зависел исход битвы.

Недалеко от моего дома есть ларек, где торгуют всякими «девайсами» к мобилкам. Мне нужна была батарея «Нокиа», которая стоит в моей книжке. Продавец обрадовал: «Есть такая!» И цена оказалась очень подходящей: 70 гривен. Но я ее не купил: показалось слишком дешево, да и внешний вид товара и упаковка вызвали сомнения в подлинности, хотя голограмма была на месте, и торговец убеждал, что продает оригинал. Я не поленился дойти до ближайшего крупного сетевого магазина. Отыскал в нем ту же батарею за 110 гривен.

Для приличия возмутился: «За углом почти вдвое дешевле!» В ответ услышал ключевые слова «поставки» и «подделка». Я не пожалел кровные 110 гривен и вскоре узнал о всепобеждающей мощи Британского военно-морского флота во Второй мировой. Однако после этого задумался: а собственно что я покупаю всякий раз, когда вижу на прилавке товар с надписью именитого бренда? Почему так разнится цена у продавцов и так ли страшны подделки, как гласит молва?

Поскольку начало моего исследования было положено в ходе поиска аккумуляторной батареи, решил его продолжить, даже не предполагая как далеко можно зайти в такой на первый взгляд «несерьезной» теме.

Итак, решено: изучаем рынок аксессуаров к мобильным телфонам. Удалось выяснить, что рынок этот отнюдь не такой мелкий, как может показаться на первый взгляд. Только основных наименований – больше сотни: зарядные устройства, всяческие шнурки, батареи, «хэндс фри», колонки и прочее… Объемы рынка в масштабах страны вряд ли сможет оценить даже главный налоговый начальник. Во-первых, значительная, если не львиная доля этого товара завозится (в Украине, как известно, заниматься производством не имеет никакого экономического смысла) по «черным» или «серым» схемам. Во-вторых, реализация такой «мелочевки» как правило проводится, минуя кассовый аппарат. Эксперты заявляют, что годовой оборот рынка аксессуаров очень приблизительно может оцениваться цифрой 100 млн. дол. Вряд ли более трети этой товарной массы обеспечивают мировые лидеры вроде «Нокиа» и «Сони-Эриксон». Остальное…

Вот тут начинается самое интересное: что из себя представляет это остальное, как оно попадет в страну, на прилавок и в руки к конечному потребителю. Поставкой аксессуаров к мобильным телефонам за исключением представительств вышеупомянутых грандов занимается десяток крупных поставщиков, как правило, в статусе частного предприятия. Несметное число «мешочников» не станем упоминать, поскольку они не делают погоды на общем фоне. Впрочем, лидеры также начинали с «мешочного завоза».

Этот бизнес стартовал лет десять назад и благодаря стремительному росту популярности мобильной связи очень быстро пошел в гору, позволив самым удачливым торговцам мобильными мелочами вырасти в солидных бизнесменов с миллионными оборотами. Как и в большинстве прочих бизнесов, которые начинались с поездок на азиатские, польские и прочие рынки, откуда начинающий бизнесмен возвращался с сумками, туго забитыми товаром, ныне те же торговцы вышли на производителей и завозят товар фурами и вагонами. Большей частью все везут из Китая, порой – из Арабских Эмиратов. Там же все и производится «по желанию заказчика». Кто-то скупает безымянные китайские бренды – их продают без гарантии и работают они, как правило исключительно до того момента, как покупатель выйдет с покупкой из магазина. Другие просят упаковать этот дешевейший неликвид в упаковку мировых брендов. Иные заказывают произвести партию, разработанную самостоятельно – с учетом нашего рынка и возможно низкой цены при приемлемом качестве. Есть и такие, что завозят аналоги «фирменных» аксессуаров, разработанные и произведенные на крупных китайских производствах, добившихся весьма высокого качества при усредненной цене.

Таким образом, в настоящее время в Украине представлен широчайший выбор товара: как по ассортименту, так по качеству и цене. Вот они, преимущества свободного рынка! Каждый может выбирать себе товар, соизмеримый с размером кошелька и предпочтениями. Но так ли это на самом деле? Ведь зачастую речь идет о высокотехнологичных устройствах и чтобы сделать правильный выбор, часто нужно обладать специальными знаниями, чтобы оценить: насколько товар надежен, эффективен, безопасен, долговечен…

Чтобы облегчить эту задачу рядовому потребителю, защитить национальный рынок от неликвида, здоровье и кошельки пользователей, цивилизованные государства содержат специальные структуры. Есть они и в нашей стране. Это, прежде всего Общество защиты прав потребителей, Госстандарт, Таможенная служба. Но, оказывается, в украинских реалиях они плохо справляются со своей задачей. Почему так происходит – это тема отдельного разбирательства. Пока что мы намерены на показательном примере доказать, что эти институты зря едят свой хлеб.

Схема: Итак, мы уже знаем, кто и что ввозит в Украину. Осталось отследить цепочку, как эти фуры и вагоны приятных и необходимых мелочей достигают рук конечного потребителя. Мы опустим подробности пересечения товаром таможенной границы Украины. Тут у каждого импортера своя схема. Есть любители чистой контрабанды, когда при завозе товара через «окна» платится единственный налог – коррупционный, то есть уплата пограничникам, таможенникам и прочей «крыше» за незаметное пересечение границы. Есть «серые» схемы, когда товар завозится как запчасти, либо проводится пересортица с «минимизацией» налогообложения. Есть чисто «белая» схема – с уплатой всех возможных налогов и соответственно – значительным ростом цены. Но последний вариант – для избранных, как правило – производителей мировых брендов, которые, как мы писали выше, вряд ли составляют в нашей стране более трети рынка мобильных аксессуаров.

Когда же товар завезен и на него получены (или не получены) все необходимые документы, его путь – на оптовые склады, базы и рынки. Есть в Украине два мегарынка, через которые проходит львиная доля подобного импорта. Это одесский «7 километр» и харьковская «Барабашовка». И вот тут самое время перейти от теоретической части нашего исследования к сугубо практической. На примере конкретной фирмы мы покажем как и что доходит до конечного потребителя мобильных аксессуаров. Покопавшись в интернете, заведя телефонные контакты под видом владельцев розничных «точек» мы выбрали себе жертву для изучения.

Знакомьтесь: компания КМТ (Khagi mobile trade). На рынке – порядка семи лет. Отцы основатели: граждане Афганистана, имеющие в Украине вид на жительство Эмрани Саид Афанди, а также его брат Пахлаван Халид. Помимо них в бизнесе принимает участие брат Джавид и прочие представители афганской диаспоры. Все они изначально приехали в Харьков и поселились неведомыми путями на улице гвардейцев Широнинцев в Харькове. Эта квартира, очевидно, принадлежала девушке, на которой позже женился еще один из их братьев. Братья Саид и Халид распределили сферы влияния, охватив таким образом два главных оптовых рынка, снабжающих Украину всем, что душа пожелает. Халид поселился в Харькове, где он быстро возглавил афганскую общину. Но, конечное, главное для него не воскресные встречи с братьями по крови, а продажа аксессуаров к мобильным телефонам. Для этого Халид открыл на крупнейшем в стране рынке «Барабашово» магазин «КМТ».

Здесь идет бойкая оптовая торговля товаром, завозимым из-за границы.  Брат Саид переехал вскоре в Одессу и также неплохо себя чувствует, впрочем четыре года назад в Харькове он успел купить и оформить на себя квартиру в доме с подземным гаражем. В прошлом году он привез из Афганистана свою мать, которая и проживает в роскошных апартаментах. Кстати, в прошлом году в том же доме афганцы приобрели еще одну квартиру. В Одессе у Саида оптовая торговля все тем же товаром на рынке «7 километр». Кроме того, имеет склад-магазин на одесском рынке «Авангард».

Но главное здесь даже не наличие второго по величине рынка в стране, а близость порта, через который и получают братья контрабандный товар. А почему он контрабандный мы вам скоро расскажем.

Итак, как работает бизнес-схема братьев Афанди. Груз приходит в порт и растамаживается.  Затем часть его доставляется на одесский рынок в оптовый магазин брата Эмрани. Но большей частью магазин представляет собой выставочный павильон, а короба с товаром разбрасываются по складам в частном секторе поблизости. Поэтому никто не знает, сколько и какого товара есть у бизнесмена Эмрани, провести сверку товаров, документов, сопоставить с выплатой налогов – почти не реально. Этот магазин, как и салон «КМТ» в «Барабашово» — только для оптовиков. Пришел, выбрал то, что тебя интересует, тут же оплатил товар. Далее покупатель с накладной отправляется на выезд к рынку, где расположена автостоянка. Туда и привозят со складов все, что причитается.

С оплатой тоже своя схема. Можешь выложить наличку, можешь перевести деньги на карточный счет. Никаких иных банковских реквизитов клиенту не предлагают. Соответственно, отследить обороты братьев-афганцев фискальным службам также вряд ли удастся. А поскольку сидят они на «едином налоге», то можно сделать вывод, что доходы у них крайне скромные. Как известно, по законодательству оборот товара у «единоналожников» не более миллиона гривен в год. Только нам с трудом верится, что бизнес братьев Афанди ограничивается этой суммой.

Судите сами. Одесский Эмрани Саид Афанди всем рассказывает, что живет бедно, бизнес едва позволяет сводить концы с концами. Откуда же у него уже через пару лет после приезда в нашу страну появилась квартира на Люстдорфской дороге в Одессе и еще парочка в Харькове? Нам также не ясно, как при оборотах до миллиона гривен можно обзавестись целым автопарком престижных машин: «Инфинити», «Рейндж Ровер», «Порш Каен» (зарегестрирован в Киеве, управляет по доверенности), БМВ-740.  А ведь когда он только появился в Украине, то приходилось занимать деньги у соплеменников на жизнь. Знающие люди утверждают, что на одних аксессуарах к мобильникам так не разживешься. Может доставка их через таможенную границу Украины и дальнейшая мелкооптовая продажа – не основной род деятельности предприимчивых афганцев?

Заметим, что Эмрани все время тянет к границе. Поначалу поселился в Одессе, в 2008-м вдруг выписался якобы в Харьков, но поговаривают, что постоянно обитает во Львове. К чему бы это? Помимо бизнеса, связанного с аксессуарами, Эмрани зарегистрировал в Одессе ООО «Бахтар», занимающееся продажей авиабилетов и турбизнесом (вновь заметим – все, что связано с пересечением границы). Секрет успехов в бизнесе: контрабанда неликвида и неплатежи в бюджет. Но, кажется, мы немного отвлеклись, считая чужие деньги.

Итак, аксессуары, завезенные братьями-афганцами, пересекли таможенную границу Украины и оказались на их офисах-складах. Заходим туда под видом потенциального покупателя и видим… все что угодно. Создается впечатление, что товар завезен со всего мира. На упаковке – имена прославленных брендов. Цены, как и заявляет компания на своем сайте – демпинговые. Но при более внимательном изучении упаковки замечаешь, что названия известных брэндов хоть и написаны с сохранением оригинального стиля, но содержат незначительные отличия в написании. Еще больше открытий приносит изучение сопроводительного текста к товару. Во-первых, он далеко не всегда на украинском языке, как того требует законодательство.

Но самое интересное – упоминание о сертификации товара. Тут следует сделать важное нелирическое отступление. В соответствие с национальным законодательством весь товар, который импортируется в Украину, подлежит сертификации Госстандарта. Без такого сертификата товар ввозить нельзя, продавать его – и подавно. Цель такой сертификации – удостовериться, что товар не опасен для потребителя, соответствует заявленным характеристикам, произведен именно той компанией, которая указана на нем. То есть, таким образом национальный рынок и конечный потребитель защищаются государством. Ведь покупатель самостоятельно не в состоянии проверить качество товара, практически он покупает кота в мешке. После проведения сертификации на товаре наносится соответствующая отметка и присваивается код. Далеко не на всем товаре «КМТ» вообще удается обнаружить такую отметку. А если даже указано, что товар сертифицирован, то код сертификата отсутствует. Это значит, что товар не проверялся. Между тем, документ Госстандарта является обязательным для получения разрешения на ввоз товара в Украину.

Итак: сертификата нет, но «таможня дала добро». Или предварительно немного «взяла»? Мы не являемся правоохранительным органом, однако можем на основании имеющейся информации предположить, что афганские братья занимаются примитивной контрабандой. Однако, чтобы убедиться в этом, следует провести тщательную проверку всех документов на товар, прежде всего – целого пакета таможенных документов. Увы, существует опасение, что это нелегко будет сделать даже людям в погонах. Ибо, как часто бывает в таких случаях, может оказаться, что в офисе находятся наемные работники, документов нет как таковых, а сам товар трудно отыскать, потому что он предусмотрительно разбросан по складам, расположенным в частном секторе вокруг рынков. Расчетный счет «КМТ» вероятнее всего также окажется пустым, ведь, как мы уже знаем, оплата производится либо наличными, либо на карточный счет, полученный неизвестно на кого.

В конечном итоге имеем следующую картину маслом. Контрабанда, завозимая двумя братьями-афганцами, даже не имеющими украинского гражданства, попадает на оптовые рынки Одессы и Харькова, откуда расползается по мелкооптовым лавкам по всей стране. А наивный украинский покупатель покупает весь этот неликвид, пребывая в уверенности, что платит за «фирменную вещь». Афганский клан на эти деньги скупает престижную недвижимость и ВИП-иномарки, привозит жить в нашу гостеприимную страну родственников и при этом практически не платит налогов в казну Украины, которая столь гостеприимно открыла перед ними двери. Более того, ввиду тесных контактов наших героев с исторической родиной, а также очевидными связями на границе и подозрительно высокими доходами,  можно предположить, что афганские братья поставляют в Украину не только фальсифицированные аксессуары к мобильным телефонам. И что самое печальное: тем, кого это должно беспокоить по долгу службы, и дела нет до всего происходящего. Вернее – не было.

Возможно, новая власть возьмется за наведение порядка. Все-таки хочется заходить в магазин и покупая батарейку «Нокиа» получать за свои деньги именно «Нокиа», а не «сюрприз» от афганских братьев, которые на мои деньги скупают жилье и автороскошь, предлагая в замен кота в мешке… Пока материал готовился к публикации, в Харькове состоялась Сессия облсовета, на которой губернатор Харьковщины Михаил Добкин, комментируя выполнение Программы социально-экономического развития Харьковской области отметил, что Управление СБУ в Харьковской области «не замечает» потоки контрабанды в регионе.

«Под носом у СБУ, в Харьковской области организовали лавину контрабанды. Причем в обе стороны границы. А они либо не замечают, либо не хотят замечать», — отметил Добкин. В этой же связи Добкин нелестно отозвался о бездействии близорукой прокуратуры. Возможно, этот нагоняй и наша скромная публикация подтолкнут грозные службы к проверке многомиллионного бизнеса братьев-афганцев?