Академическая экспертиза докторской диссертации жены вице-премьера показала: плагиат и множество ошибок

588

«Мне говорят — ты смелый человек. Неправда. Никогда я не был смелым. Считал я просто недостойным делом унизиться до трусости коллег …»

Евгений Евтушенко. «Разговор с американским писателем»

В распоряжении редакции ZN.UA оказался очень интересный и серьезный документ — «Экспертное заключение о лингвостилистической корректности и оригинальности текста диссертации на соискание научной степени доктора педагогических наук Е.М.Кириленко «Теоретические и методические основы формирования инновационной культуры будущих культурологов в высшем учебном заведении».

Экспертизу на предмет наличия плагиата и соответствия лингвостилистического оформления установленным требованиям докторской диссертации Е.Кириленко (жены вице-премьера по гуманитарным вопросам В.Кириленко) провели ученые и опытные специалисты Украинского языково-информационного фонда (УЯИФ) Национальной академии наук Украины по запросу ВОО «Украинская федерация ученых» (письмо от научной общественности за подписью членкора НАНУ Валерия Мазура). С полным текстом академической экспертизы можно ознакомиться на сайте ZN.UA. Здесь приводим лишь отрывки (на языке оригинала) экспертного заключения, приложенные к письму директора Украинского языково-информационного фонда НАНУ, академика НАН Украины Владимира Широкова.

«По результатам лингвистического анали за установлено, что текст диссертации Кириленко К.М. характеризуется многословием, неоднородностью изложения. Лишней образностью, избытком российских лексических и синтаксических калек, некорректных, нелепых и слабых в содержательном отношении утверждений, содержит 696 различных по типу ошибок … В именах и фамилиях авторов цитируемых источников сделано 34 орфографические ошибки и 16 — фактических. По результатам экспертизы язиковое и стилистическое оформление диссертации Кириленко К.М. было признано несоответствующим уровню работ на соискание ученой степени доктора наук. Результаты анализа на заимствования: установлено 142 фрагмента, скопированных из трудов других авторов; общий объем заимствований (с учетом синонимических замен, вводных слов и других авторских модификаций) — 24323 слова (3087 строк или около 100 стандартных страниц (шрифт Times New Roman 14, межстрочный интервал — 1,5)), что в процентном пересчете составляет 26% для текста объемом в 388 страниц … Установлено, что 194 источника из списка не имеют ссылок в тексте диссертации (из них 10 — публикации Кириленко К. М,) ссылку с указанием страницы имеют только 29 источников, из которых 4 — публикации Кириленко К. М., остальные — перекопированные из фрагментов работ других авторов».

На основании проведенного кропотливого исследования с использованием современного инструментария и систем анализа текстов ученые пришли к выводу, что около 30% текста докторской диссертации Е.Кириленко является плагиатом — скопированным материалом других авторов, без ссылки на источники. Сопоставление этого экспертного заключения с выводом экспертной комиссии Харьковского педагогического университета им. Г. Сковороды (именно в этот вуз по решению МОН была направлена диссертация К. Кириленко на повторную экспертизу) способно ввести любого в состояние когнитивного диссонанса — столь разительно отличаются результаты экспертиз. Впрочем, эксперты ХПУ не смогли совсем уж закрыть глаза на факты плагиата и вынуждены-таки были отметить тот факт, что часть диссертационной работы Е.Кириленко, которая « тождественна фрагментам текста статей, составляет 1,4% от основного текста диссертации «.

Под небывалым скандалом с плагиатом и псевдонаукой в диссертации Е. Кириленко подвела черту Аттестационная коллегия МОН от 01.07.2016 г., тем самым продемонстрировав не только несостоятельность существующей системы аттестации научных кадров, но — что самое страшное — отсутствие академической порядочности и человеческого достоинства у людей, принимающих судьбоносные для науки решения. Решение Аттестационной коллегии МОН вызвало бурю возмущения в научной среде. Против него выступило Украинское физическое общество (УФО), группа «Диссергейт» и просто честные и порядочные люди, которые еще остались в нашей науке.

В заявлении УФО, в частности, акцентируется внимание на морально-этической стороне дела, связанной с тем, что муж Е. Кириленко, вице-премьер Вячеслав Кириленко, курирует в правительстве гуманитарный блок, куда входит и научно-образовательная сфера, что порождает острый конфликт интересов у многих действующих лиц этого плагиатного скандала. Последующие события вокруг НАОКВО (Национального агентства по обеспечению качества высшего образования), инициирование со стороны МОН изменений в Закон о высшем образовании (см. «Независимое агентство или театр марионеток», ZN.UA, № 10, 2016 г.), выборов, а затем перевыборов его председателя, свидетельствуют о желании руководства МОН и его кураторов видеть во главе агентства «своего» человека, подконтрольного и зависимого от их воли. Не потому ли до сих пор НАОКВО по-настоящему не работает, что кому-то независимое агентство просто невыгодно? «В экспертном заключении Украинского языково-информационного фонда поставлены все точки над «і» о научном уровне докторской диссертации Е. Кириленко. Это — неопровержимый документ.

Для НАОКВО и МОН Украины осталось только принять решение о лишении ее ученой степени доктора наук. Другого решения априори быть не может в демократическом государстве, — считает член-корреспондент НАН Украины Валерий Мазур. — В то же время требуют ответа следующие принципиальные для общества вопросы. Почему МОН Украины с настойчивостью, заслуживающей лучшего применения, прилагает сверхусилия по всем направлениям, включая административный ресурс, для сохранения дипломов докторов наук лицам, запятнавшим себя плагиатом? Почему ученые, которых привлекали для оценки диссертаций с наличием плагиата, шли на сделку со своей совестью, давая позитивные оценки работам, не соответствующим элементарным требованиям? Почему многие ректоры уважаемых государственных университетов не занимают принципиальную позицию в части недопущения в систему науки и образования наперсточников от науки, серийных плагиаторов, проникающих в образовательную сферу путем «защиты» диссертаций, построенных на компиляции заимствованных результатов? Ответы на эти вопросы лежат, по-видимому, в плоскости деградации моральных устоев украинского общества в целом. Казалось бы, зачем уважаемым профессорам давать положительные отзывы на очевидно не отвечающие требованиям диссертации? Зачем авторитетным ректорам университетов участвовать в подтанцовке в кулуарно проводимых МОН Украины игрищах в интересах своих руководителей или их патронов, однопартийцев?

Почему ученые, которых обворовали облеченные административным ресурсом плагиаторы, не подают иски в суд? Боятся? Похоже, что да, боятся. И не напрасно. Пример с увольнением доктора философских наук профессора Т. Пархоменко из Киевского национального университета культуры и искусств, которая осмелилась обнародовать плагиат в работах Е. Кириленко, свидетельствует о том, что коррупционеры в науке обнаглели до крайности, и при невмешательстве, а может и поддержке первого руководителя МОН Украины, идут на беспредел. Напоминать плагиаторам и коррупционерам о чести, совести, этике, морали бессмысленно». Результаты научной экспертизы диссертации Е. Кириленко не оставляют повода для сомнений в предвзятости (или непрофессионализме) харьковских экспертов. Многие из наших собеседников считают, что экспертное заключение Украинского языково-информационного фонда НАНУ может быть поводом для опротестования результатов экспертизы ХПУ, повлекшей за собой все негативные последствия, в суде. Ведь опираясь на это сфальсифицированное заключение, спецсовет Национального университета биоресурсов и природопользования (НУБиП), возглавляемый ректором С. Николаенко, не лишил Е. Кириленко научной степени. Аттестационная коллегия МОН, разыграв показательный спектакль на своем заседании 1 июля 2016 г., «приняла к сведению» информацию о решении спецсовета Д 26.004.18 НУБиП.

Кстати, ректор ХПУ И. Прокопенко был вторым оппонентом на защите докторской диссертации С. Николаенко в 2009 г. И как выявили эксперты группы «Диссергейт», диссертационная работа экс-министра и нынешнего ректора изобилует плагиатом. Однако это обстоятельство не помешало И. Прокопенко через год получить орден «За заслуги» ІІ степени, как и не помешало через два месяца после осуществленной в руководимом им ХПУ экспертизы докторской диссертации Е.Кириленко получить орден «За заслуги» уже І степени.

Конечно, суд не может лишать научной степени. (Хотя уже есть прецеденты, когда через суд выдают дипломы, несмотря на то, что работа полностью списана.) МОН тоже не может, поскольку отменены соответствующие законодательные нормы. НАОКВО (а только оно, точнее, комитет по этике, может установить факт плагиата, и затем лишить степени на основании решения НАОКВО) также не в состоянии что-либо сделать.

Положения о порядке лишения научных степеней пока нет. То есть, согласно нового закона «О высшем образовании» законодательно-нормативную базу должно разрабатывать НАОКВО, а его работа блокируется. Возможно, с утверждением нового председателя агентства что-то сдвинется? «Плагиаторы будут править бал минимум до тех пор, пока будет блокироваться НАОКВО», — считает доктор философских наук Татьяна Пархоменко. Как мы в свое время сообщали, Татьяну Сергеевну уволили из КНУКиИ, где она заведовала кафедрой культурологии, по формальным причинам. Хотя ни у кого не возникает сомнения относительно настоящей причины увольнения. Знаю, что многие порядочные люди пытались помочь ей трудоустроиться. Наконец, предложили работу — с 21 марта нынешнего года профессор Т. Пархоменко занимает должность начальника отдела этики при Секретариате НАОКВО. «Еще в сентябре прошлого года руководство НАОКВО установило контакты с группой «Диссергейт», — рассказывает Т. Пархоменко. — Было несколько совместных заседаний Комитета по этике НАОКВО и «Диссергейта», на которых обсуждались первоочередные шаги, которые необходимо сделать агентству (в частности, разработка нормативно-правовых документов), для того, чтобы перекрыть путь плагиату. Сотрудничество НАОКВО с общественными активистами, кстати, предусмотрено уставом НАОКВО и Законом «О высшем образовании».

Это, по-видимому, не понравилось ни МОН, ни высшему гуманитарному руководству, начавших блокирование назначения Кабинетом министров Украины избранного большинством голосов при тайном голосовании председателем НАЗЯВО С.Храпатого. Думаю, именно в готовности сотрудничать с групой «Диссергейт» и практических шагах в этом направлении следует усматривать основную причину объявления С. Храпатого «врагом народа» и, в конце концов, его переизбрания, притом на неоднозначных в правовом отношении основаниях.

Не исключаю, что «последней каплей» стало мое назначение руководителем отдела по этике при Секретариате НАОКВО. Уже после этого назначения – 23 марта – состоялись выборы нового председателя, после которых, возможно, потеряет свою актуальность решение Союза ректоров государственных вузов, принявшего в январе этого года на проходившем в присутствии вице-премьера В.Кириленко и министра образования и науки Л.Гриневич заседании решение о проведении съезда с целью переизбрания делегированных от них членов НАОКВО. Сожалею, что за мое назначение С.Храпатый расплатился должностью председателя НАОКВО». То, что произошло в НАОКВО 23 марта, назвали переворотом. О его последствиях, думается, мы вскоре узнаем.