Активисты Майдана жалуются на бюрократию чиновников

217

Прошло два года после Революции Достоинства, но чиновники только недавно удосужились принять постановления и распоряжения о выплате компенсации всем пострадавшим на Майдане. В результате помощь от государства успели получить лишь немногие. Активисты Майдана жалуются на бюрократию чиновников, а последние перекладывают ответственность друг на друга.

Долгожданные решения

Участники Революции Достоинства, пострадавшие от действий «Беркута» и «титушек» могут рассчитывать на два вида помощи от государства. Во-первых, в зависимости от тяжести полученных повреждений Кабмин выделяет им денежные компенсации. Во-вторых, активисты, получившие вследствие повреждений на Майдане инвалидность, могут рассчитывать на статус инвалида войны. Он предполагает повышенную пенсию, льготы по уплате коммунальных услуг, бесплатное лечение.

«Разница заключается в том, что первые являются пострадавшими с разной степенью тяжести — они в течение семи лет будут раз в год получать компенсацию от государства. Вторые — инвалиды войны — в зависимости от степени ограничения жизнедеятельности группу инвалидности. Это статус устанавливается или пожизненно, или на несколько лет. После этого человек получает ежемесячно пенсию инвалида войны и соответствующие льготы», — рассказал заместитель министра здравоохранения Виктор Шафранский.

Главный специалист отдела организации социальной защиты внутренне перемещенных лиц Минсоцполитики Елена Вовкотруб пояснила, что правительство приняло несколько постановлений о помощи пострадавшим во время Революции Достоинства.

В частности, еще в августе 2014 года Кабмин утвердил порядок выплаты такой помощи гражданам, которые получили тяжелые телесные повреждения во время событий на Майдане. Ее размер определен в 50 прожиточных минимумов на момент выплаты (на 1 января 2016 года один прожиточный минимум составляет 1378 гривен). За прошедшее время Кабмин ежегодно принимал решения о выплатах пострадавшим с тяжелыми ранениями.

Кроме того, прошлым летом Кабмин утвердил порядок выплаты компенсации пострадавшим со средними повреждениями, а под конец 2015 года — с легкими. За это время чиновники успели дважды распорядиться о выплате помощи пострадавшим со средними травмами и один раз — с легкими. Первым государство выплачивает по 25 прожиточных минимумов, вторым — по десять.

По словам Виктора Шафранского, для того, чтобы пострадавшие смогли получить компенсацию от государства, сначала МВД готовит соответствующие списки, после чего Генпрокуратура подтверждает их достоверность. «Дальше Минздрав формирует списки и утверждает приказом в зависимости от тяжести телесных повреждений — тяжелая, средняя или легкая. После этого Минсоцполитики осуществляет выплаты пострадавшим», — рассказал чиновник.

Представитель общественной организации «Инициатива Е+», которая помогает пострадавшим во время Революции Достоинства, Дмитрий Стригун жалуется на долгие бюрократические процедуры по согласованию списков пострадавших. «Списки всех пострадавших, прошедших судебно-медицинскую экспертизу, направляются в Минздрав, где с ними работает только один человек. Он должен согласовать их с МВД, ГПУ и Минсоцполитики», — сообщил он.

По словам Стригуна, во время согласования часто случаются и механические ошибки, и задержки со стороны каждого из участников процесса. «Например, в Генпрокуратуре делами пострадавших занимаются всего лишь 18 следователей, и они не успевают расследовать все дела. Это значит, что государство выделяет недостаточно ресурсов на модерирование. Пока лоббированием интересов пострадавших занимаются фактически только две общественные организации — Инициатива Е+ и Инициативная группа пострадавших на Майдане», — подчеркнул активист.

Дмитрий Стригун также уточнил, что, если потерпевший только сейчас смог обратиться в Генеральную прокуратуру, чтобы его признали пострадавшим, и пройти судебно-медицинскую экспертизу по направлению следователя ГПУ, то он может рассчитывать на получение компенсации за 2014, 2015 годы и нынешний 2016 год.

Впрочем, в Минздраве ситуацию видят по-другому. Так, Виктор Шафранский утверждает, что задержек с выплатами пострадавшим нет. Вместе с тем Стригун говорит, что, по его информации, хотя бы часть компенсации государство выплатило 122 пострадавшим, получившим тяжелые травмы. «Со средними — еще никто не получил. В целом, пострадавших более 2 тысяч, но пока что не все обратились за освидетельствованием, а некоторые и вовсе не хотят обращаться из-за незнания или недоверия», — отметил он.

По данным «Инициатива Е+», на сегодня в базу Минздрава в качестве получивших тяжелые травмы на Майдане внесены 168 человек, средние — 148 человек, а по легким реестр еще не создан.

Сложности коммуникации

Виктор Шафранский объясняет, почему так долго государство разрабатывало процедуру получения компенсации для пострадавших во время Революции Достоинства. «Это связано с тем, что какое-то время занимает согласование нормативно-правовых актов между ведомствами. Тем не менее, большая работа сделана — процедуру выплат для получивших тяжелые травмы разработали, сейчас занимаемся пострадавшими с повреждениями средней и легкой степени тяжести», — пояснил он.

Замминистра здравоохранения признает, что раньше процесс оформления документов был сложным и забюрократизированным. «Мы провели несколько межведомственных совещаний, на которых акцентировали внимание на том, что этот вопрос является приоритетным для Минздрава, и не позволительно затягивание оформления документов. Хочу отметить позитивное влияние на ускорение процесса документооборота между министерствами со стороны представителей общественности», — говорит он.

Вместе с тем существует проблема не только со сроками принятия нормативно-правовых актов, но и доступом пострадавших к информации о том, какую социальную помощь они могут получить от государства. «Для меня очевидно, что государство очень плохо информирует пострадавших, какие у них есть права, и как они могут их отстоять. К примеру, нет ни горячей телефонной линии, ни хотя бы официальной страницы в интернете с информацией о том, куда обращаться за помощью, какие ее виды существуют», — подчеркнул Дмитрий Стригун.

По словам представителя «Инициатива Е+», все до сих пор делается «в ручном режиме». «Недавно на одной из встреч с пострадавшими заместитель министра здравоохранения Шафранский дал свой мобильный, чтобы обращались в случае необходимости. Но ни в одном нормальном государстве такого не должно быть, чтобы заместитель министра давал свой телефон для того, чтобы люди могли решать частные вопросы. Это значит, что у нас действует неправильная коммуникация с пострадавшими», — уверен Стригун. Он считает, что невозможно бесконечно перекладывать коммуникационные функции на общественные организации: «У нас уже просто не хватает ресурсов для этого».

Таим образом, спустя два года после Революции Достоинства государство не выработало полноценный механизм предоставления помощи пострадавшим на Майдане. Длительная процедура принятия нормативно-правовой базы, а также необходимость прохождения потерпевшими сложной бюрократичной процедуры получения компенсации могут привести к тому, что потерпевшие постепенно потеряют желание «выбивать» помощь от государства.

Автор материала: Дмитрий Уляницкий