Несколько дней назад интернет всколыхнуло заявление известного российского оппозиционного журналиста Александра Сотника об отъезде из России в связи с угрозами в его адрес. Местом своего временного пребывания оппозиционер назвал Грузию, пояснив, что его вынужденное отбытие следует считать «не эмиграцией, а эвакуацией на какое-то время». В своем интервью Александр Сотник заявил, что в любой момент может приехать в Россию и не собирается просить «политического убожища» в Грузии, а главной своей задачей видит возврат себе и гражданам России «государства, которое у них украли».

Саша, здравствуйте. Расскажите, где вы сейчас?

Я сейчас нахожусь в Грузии.

Почему именно Грузия?

Здесь живет мой очень близкий друг, который все устроил, как мы с ним и договаривались. Здесь я смогу не просто в полном объеме работать, как в Москве, здесь я смогу работать в безопасном режиме и даже расширить свою деятельность в состоянии комфорта.

А почему, например, не поехали в Украину?

Я не поехал в Украину не потому, что я не уважаю эту страну и не потому, что меня не зовут. Просто, в отличие от украинских законов, грузинские законы позволяют мне, не прося политического убежища, не отказываясь от российского гражданства, находиться здесь 360 дней в году. Поэтому я остановился на Грузии. А Украине – большой привет. Это страна, которую я очень люблю и которую я как поддерживал, так и буду поддерживать.

Поступали ли вам какие-либо предложения из Украины? Возможно, предлагали сотрудничество или должность?

Да, еще год назад мне поступало предложение. Я даже встречался с представителями одного из украинских телеканалов. Но просто, как говорится, что-то пошло не так. Я не буду сейчас рассказывать об этом. Я, разумеется, ничуть не обижен. Я как уважал этот телеканал, как уважал журналистов, работающих в Украине, так и продолжаю уважать. И, конечно же, я всегда открыт к сотрудничеству с нормальными изданиями, с нормальными телеканалами, с нормальными интернет-ресурсами.

Вы говорили об угрозах в ваш адрес. Чьи это угрозы, Кремля?

Я могу только догадываться, потому что у меня нет прямых доказательств. Ведь как работает «спецуха»: они стараются не оставлять следов. ГБуха всегда так работает. Вот с Литвиненко у них, например, не получилось, наследили. Но я не Литвиненко. И, как видите… Но эти угрозы поступают мне уже 4 года. Как я говорил, их количество переросло в качество. И когда они мне предъявили наружное наблюдение один раз, буквально месяца полтора назад (у меня есть 3 совершенно независимых от меня свидетеля, которые могут это подтвердить)… Это называлось: парень – тебе пора отсюда валить.

Делать ноги, как говорится…

Именно. А после телефонного звонка, который раздался в ночи, я услышал такие слова, которые процитировал в своем заявлении (в своем интернет-обращении, поясняя причины отъезда, господин Сотник рассказал о звонке «доброжелателя», который сообщил, что журналиста «согласились потерпеть до октября, после чего принято решение перевести его в овощной отдел», — «Апостроф»). После этого мне стало понятно, что в каждой шутке, даже господина майора или капитана, есть только доля шутки. И смешно будет только им, а мне будет совсем не смешно. Я просто понял, что степень вероятности достаточно высока, если я останусь, и вдруг что случится… А если такое случится, то никому от этого не будет хорошо — ни мне, ни обществу, ни стране никакой пользы от этого не будет.

Понимаете, они убили Немцова, а эта фигура была совершенно другого порядка. Что уже говорить обо мне. Поэтому я решил сыграть на опережение и обезопасить себя. И честно скажу, такого эффекта лично я не ожидал.

Что вы имеете в виду?

На канале Россия-24 в новостной итоговой программе дали 5-минутный сюжет обо мне. Признаться, я не думал, что они пойдут на такую глупость. Потому что, фактически, уйдя в глубокую пропагандистскую несознанку, они подтвердили все, о чем я говорил.

Что думаете по поводу создания МГБ в России? Станет ли у спецслужб Путина руки длиннее для борьбы с инакомыслящими?

Мне кажется, что борьба с инакомыслием будет на втором или на третьем даже плане для этого ведомства. Потому что на первом плане у них сейчас деньги, которые заканчиваются. Денег нет. Коррупция действительно заоблачная. Вы обратите внимание на то, что происходит сейчас в России? Сейчас происходит укрупнение силовых ведомств. Какие-то ведомства закрывают, какие-то сливают друг с другом, и так далее.

О чем это говорит?

Это говорит только о том, что вокруг Путина сужается круг лиц, которым лично он доверяет. Под Золотова (главком Нацгрвардии РФ, бывший телохранитель Путина Виктор Золотов, — «Апостроф») он создал Росгвардию. Сейчас он создает, сливая ФСО, ФСБ, еще что-то — МГБ, и так далее. Из трех начальников, получается, будет один. То есть круг приближенных к телу Путина, которые будут защищать, непосредственно стоять щитом перед этим человеком, сужается. Ему действительно все меньше и меньше остается кому доверять.

А как считаете, такой страх действительно обоснован? Или Путин просто перестраховывается?

Там и то, и другое. Что касается МГБ… я бы хотел вернуться к этой теме, потому что она очень важна… главная задача будет — вышибание денег из тех чиновников, которым было позволено воровать все эти годы. Чиновников и не только — всех этих воров. Потому что денег действительно мало. И сейчас они их будут вышибать из тех, на кого еще вчера опирались.

Я не исключаю, что к дверям МГБ выстроится целая вереница этих условных булгаковских «босых», жены которых будут подгонять в спину и кричать: «Иди, покайся, и тебе скидка выйдет». И они сами понесут туда деньги. Но понимаете, любые средства имеют такое плохое свойство – они заканчиваются.

После того, как они закончатся, а реструктурировать долги Путину и его команде никто не будет, естественно, начнется выкачивание последних денег уже у населения. А потом все внезапно грохнется. И этот «коллективный Берия» просто рухнет на колени, но не избежит своей «пули в лоб». После чего народ с облегчением выдохнет со словами «Хрущев воскресе», и будет новая оттепель.

Есть ли в связи с созданием МГБ какие-то новые угрозы для Украины?

Я думаю, что это прямо или опосредованно коснется всех. Потому что из этого министерства будет создан или планируется, по крайней мере, такой мощный, могучий монстр, еще мощнее, чем ФСБ. Я не знаю, как у них там будет это все структурироваться, я не обладаю этой информацией. Это нужно спрашивать у господина Бортникова (Александр Бортников, глава ФСБ, — «Апостроф»). Хотя, мне кажется, что его все-таки отправят в отставку.

Идет укрупнение, а создание МГБ, оно, в том числе, ради этого тоже затевается. Потому что Бортников намозолил глаза, и Путин, скорее всего, ему не доверяет. Возможно, МГБ возглавит Сергей Борисович Иванов (до августа 2016 года глава Администрации президента РФ, — «Апостроф»). Опять же, я не исключаю такой возможности. Время покажет.

Украина признала новую Госдуму РФ нелегитимной из-за выборов в Крыму. Как думаете, какие будут у этого последствия? Не следует ли это воспринимать как, по сути, расторжение отношений между странами на юридическом уровне?

Непризнание результатов выборов в Госдуму РФ — это очень правильное решение. Но вряд ли он будет иметь далеко идущие последствия в ближайшей перспективе. К большому сожалению, Запад ослаблен и политически, и морально…

И не захочет пойти на серьезное противостояние с Кремлем?

Да. Но давайте немного подождем. Тогда уже можно будет говорить о степени решимости Европы и Америки, каким-то образом противостоять, а не только «выражать озабоченность», еще «более глубокую озабоченность», «китайскую озабоченность», «дипломатическую», и так далее. Потому что этих озабоченностей уже так много, и этих оттенков озабоченности полным-полно. Но на самом деле, уже давным-давно пора разрывать отношения с путинской компанией и начинать их давить и душить по всей площади их дипломатии.

В последнее время эксперты заговорили, что есть вероятность проведения досрочных выборов президента в 2017 году. Как вы относитесь к таким предположениям?

Чекисты – большие мастера интриг и политического «разводняка». Вообще, «разводить кроликов» – они умеют здорово. Крольчатина нервно дышит, у них в глазах загорается какой-то такой огонек интереса, а чекистам это только на руку. Поэтому они будут, конечно, вбрасывать в информационное пространство различные версии: «а вот, может быть, в конце 2016 года… а может быть, в 2017 году… а может, во второй половине 2017 года… а может, Путин вообще не будет баллотировался». Их цель – увести общественное мнение от обсуждения самого главного вопроса.

Какого?

Положение дел внутри страны. И они будут делать все для того, чтобы этот вопрос вообще не обсуждался.

А, по вашему мнению, для Путина досрочные президентские выборы — это было бы выгодное решение?

Это не имеет никакого значения, абсолютно никакого. До тех пор, пока эта система существует, вообще про слово «выборы» можно забыть. Это не «выборы», это продолжение спецоперации по удержанию власти. Вот и все. Институт выборов в России – разрушен. И ходить по этим руинам, рыдать, плакать, стенать, камлать — абсолютно бессмысленно.

Вы сейчас в Грузии. Будете как-то думать о новом гражданстве?

Я пока придерживаюсь того мнения, что просить где-либо политического убежища для меня унизительно. Я не хочу отказываться от российского гражданства. Они украли у меня государство. И я полагаю, что моя задача — каким-то образом это государство вернуть. И себе, и гражданам. Это — во-первых.

Во-вторых, когда ты просишь политического убежища… Мой друг, ныне покойный грузинский депутат Зураб Мурванидзе назвал это «политическое убожище». Так вот: просить «политического убожища» – это попадать из одной несвободы в другую. Потому что, когда ты просишь политубежища, есть какой-то комплекс условий. Ты, например, не можешь приехать обратно в Россию. Посетить свою родину ты не можешь. А это уже не свобода. Я – свободный человек. И когда я говорю, что я эвакуировался в Грузию, то это на время. И это не значит, что я не могу больше появиться в России. Да я могу в любой день взять билет и приехать в Россию! Я — свободный человек! И, кстати, в Кремле пусть об этом знают.

Автор материала: Светлана Шереметьева