Александра Коваль — президент общественной организации «Форум издателей». Организатор национального книжного «Форума издателей» во Львове. Окончила львовский лесотехнический институт. Была заместителем главного редактора издательства «Феникс». Возглавляла издательство «Общество украинского языка имени Т. Шевченко «Просвита»». Стала инициатором проведения Всеукраинского конкурса детского чтения «Книгомания», благотворительной акции «Подари ребенку книгу». Автор множества статей об украинском книжном рынке, поддержке и популяризации чтения в нашей стране. Соучредитель Украинской ассоциации издателей и книгораспространителей.

Сегодня у нас в гостях президент «Форума издателей», организатор книжного форума во Львове Александра Коваль.

Добрый вечер. Как в этом году прошел форум?

Я все происходящее вижу совсем с другой стороны, чем ту витрину, которую мы представляем нашим участникам и нашим посетителям. Я постоянно сосредоточена на каких-то мелких недоработках, ошибках. Но мне кажется, что наружу мы выдали неплохой продукт. То, над чем можно работать — над этим мы будем работать в дальнейшем.

Каким сегментом вы особенно довольны в этом году, а что, возможно, не удалось?

В 1994 году форум создавался, как площадка для обсуждения насущных проблем издателей, поэтому он называется «форум». Кстати то, как сейчас принято говорить в Украине или в мире — «книжный форум» — это неправильно. Потому что форум издателей — это собственное название. Форумами мы начали теперь называть книжные ярмарки. Книжная ярмарка — это правильное название, это то, что происходит везде в мире. Это мероприятие, прежде всего, маркетинговое, для издателей, которым нужно продавать свою продукцию. Мы создали форум для того, чтобы в то трудное время страшного кризиса, который большинство нынешних украинцев не помнят уже, нормализовать книжный рынок. Даже в уставе нашей организации написано, что мы создаемся для того, чтобы способствовать развитию цивилизованного книжного рынка в Украине. В процессе всех этих лет мы, в основном, акцентировали на развитие каких-то сервисов для наших издателей, на то, чтобы больше популяризировать их книги. И только где-то на десятом году существования форума ко мне и к моим коллегам дошло, что надо развивать не издателей, и не столько акцентировать на развитии рынка, как на развитии потребителя. Именно потребители, наши посетители, влияют на развитие рынка. Спрос формирует предложение. Чем больше спрос, тем больше шансов у издателей заработать и развиваться дальше. Но еще прошло немало лет, прежде чем мы действительно дошли до понимания того, как же именно нужно влиять на нашего потребителя. Но это совсем нам до сих пор не удается, потому что украинцы делают упорное сопротивление тому, чтобы читать больше и читать столько, сколько бы мне хотелось — так, как это читают люди в других странах.

Почему, как вы считаете?

Нет традиции, прервана традиция. Это касается, собственно, не только литературы, не только чтения, а это касается культуры, в целом — и культурной политики, которая существовала в Советском Союзе, и в независимой Украине. Если остановиться на 24 лет независимости, то там культура и образование всегда были какими-то маргинальными вещами, проблемы которых решались в последнюю очередь, или чаще не решались.

Когда же эта традиция прервалась? Или это был миф, что советские люди много читали?

Прежде всего, это был миф, и это уже сейчас понятно. После того, как был проведен анализ, собственно, суммарных тиражей, и из чего он состоял: выдавалась и классика, пятисоттысячными тиражами, и современная литература, которая проникала каким-то чудом через цензуру, и переводы иностранной литературы. Но основные тиражи составляли произведения Маркса, Энгельса, Ленина, материалы партии, и всякие воспоминания «о том, чего не было». Эта идеологическая общественно-политическая литература составляла основной блок этих огромных тиражей, из которых потом, поделив на количество населения, делался миф о том, что у нас много читают. На самом деле, в Советском Союзе очень много издавали, в пересчете на душу населения гораздо больше, чем сейчас выдается в Украине.

Что мы должны делать с тем, что книги достаточно дорогие, учитывая то, что есть уже электронные библиотеки?

Сейчас все подорожало, соответственно, и книги. Единственное, что не так быстро поднимается, как цены — это наши зарплаты. Но книги, образование, высокий уровень культуры, высокий уровень компетенции людей нужны именно для того, чтобы люди больше зарабатывали, чтобы они были более конкурентными на рынке труда, для того, чтобы они повышали свой собственный профессиональный и социальный уровень. Сейчас говорят, что социальные лифты, связанные с эпохой образования, не работают. Но они обязательно заработают. И, собственно, для этого произошла революция, чтобы люди, которые достойны лучшего социального положения, чтобы это зависело от них больше, чем от внешних обстоятельств: их знакомств и т. д. Поэтому мы так настаиваем на том, что чтение важно для развития критического мышления, и для развития дальше всех своих профессиональных навыков.

Есть такой вариант, что люди просто уйдут в сеть и перестанут читать бумажные книги?

Это не имеет никакого значения, какие книги читать — бумажные или в сети. Ключевое здесь слово — читать. Сейчас в сети люди перескакивают из одного источника на другой — клиповое мышление, так называемое, это развивает, как может, чему-то и способствует, развитию каких-то навыков, необходимых для выживания сейчас, но на самом деле не очень подходит для того, чтобы овладевать глубинно какими-то знаниями. Люди со временем осознают, что для того, чтобы быть хорошим профессионалом, только чтение больших сплошных текстов может им в этом, на самом деле, помочь. И вся система нашего образования будет перестроена на то, чтобы этот навык прививать детям с детства, чтобы большие тома профессиональной литературы не казались уже чем-то страшным, чем не овладеть. Все эти тексты даже в электронном виде необходимо подготовить — это и есть дело издательства. Вот что тогда будут делать наши типографии? Наверное, будут печатать этикетки, рекламы, упаковки.

По вашим прогнозам, в каких масштабах останется бумажная книга?

Сейчас, несмотря на то, что практически все видео перешло в интернет, и необязательно ходить в кино и театры, но театра не стало меньше. В нормальных, развитых странах количество театральных постановок увеличилась в разы по сравнению с 70-80 годами. На это есть совсем другой потребитель, другой зритель. Это, вообще, другая эмоция, абсолютно. Электронные книги дают доступ к литературе для всех, для каждого человека, где бы он ни был не имеет никакого значения, какие книги читать — бумажные или в сети. Отойдут в онлайн справочники, энциклопедии, а все остальное… Американские студенты, по исследованиям, предпочитают бумажные учебники.

Как мы сейчас относимся к российским издательствам, в каких объемах мы сотрудничаем и завозим сюда русские книги? Что происходит с институтом переводчиков, если вообще говорить о зарубежной книге?

Интерес к зарубежной литературе высокий, прежде всего потому, что эта литература очень качественная, во всех жанрах, во всех нишах. К сожалению, до сих пор в основном иностранная литература, переводная, была на самом деле на украинском рынке более чем на 80%, может даже и на 90%, представлена ​​российскими изданиями. Российские издатели, имея свою и организационную, и финансовую состоятельность, они просто как пылесосом прочесывали все крупнейшие книжные ярмарки, и сразу скупали права на переводы наиболее известных книг. Переводили на русский язык, а порой, я слышала такие слухи, что они покупали параллельно права на украинский перевод. Никогда его не издавали, но тем самым блокировали доступ украинских издателей к лучшим бестселлерам, на которых можно было действительно заработать. И это тоже на долгое время отбило желание у украинских издателей бороться на этом рынке. Последние пару лет произошли изменения, и украинские издатели чувствуют себя увереннее, они покупают книги, которые уже были переведены на русский, и которые еще не переводились. Некоторые книги в украинском переводе выходят на несколько месяцев раньше, чем российские, и для нашего внутреннего рынка это очень положительно. Другим является то, что российский импорт очень сильно сократился в Украине. Я не знаю, по каким причинам это случилось, потому что спрос существует в дальнейшем на русскоязычную литературу, и украинские издательства пока не могут заполнить все метры книжных полок, которые существуют в Украине, своей продукцией. Мы очень сильно ожидаем от государства каких-то шагов, которые помогут сразу быстро нарастить объемы продукции.

Вы часто встречаетесь с топ-чиновниками, политиками. Насколько образованные эти люди? Они вообще читают?

Все люди, с которыми мне приходится иметь дело, это и в Министерстве культуры, и в Министерстве образования, в Кабмине, меньше в ВР — все они очень хорошо понимают, что такое книга. Но вся наша государственная машина, государственный аппарат настроен так, что даже при большом желании многие из них не могут ничего сделать. То есть для того, чтобы эффективно развивать книгоиздание, нам нужно изменить ряд законов, которые касаются, прежде всего, финансовой части государственной службы, функционирования государственного аппарата. Все очень запутанно и запущено.

И все же, какие-то ключевые, системообразующие вещи государство должно поддержать?

Я полностью согласна, поэтому с большим нетерпением жду того, когда можно будет по расходам бюджета следить из одного источника и тогда, возможно, людям станет понятно, что деньги можно было бы направить и на какие-то другие статьи. Помочь книгоизданию, библиотекам, театрам, кино, можно только после того, когда переосмыслить структурные расходы бюджета. Очевидно, что это можно сделать, но для этого кто-то, желательно президент, должен сказать, что в приоритете на следующие десять лет есть такие и такие позиции. А именно, как бы нам хотелось, чтобы это была новая стратегия развития культуры, развития образования, а если это произойдет, то это должно привести к позитивным изменениям.

Что делать с библиотеками? Туда не закупаются новые книги, люди туда не ходят. Библиотеки во всем мире — история коммерческая. Они существуют не без помощи государства, но они зарабатывают деньги на многих других вещах. Как нам это сделать, чтобы это и у нас произошло?

Я извиняюсь, но мне ничего не известно, что библиотеки где-то зарабатывают и содержат себя сами. Возможно, в каких-то отдельных странах это и есть. Я хорошо знаю функционирование библиотек в Польше — на проведение акций там выделяет средства государство, или местный бюджет. А акций проводится очень много. Но это не платные мероприятия, в любом случае. Оплата за пользование библиотеками, она если и вводится, то только в виде оплаты за абонемент — одноразовая оплата за читательский билет. Бесспорно, такое количество библиотек, которое у нас есть, почти 18-20 тысяч, такая бедная страна, как наша, не может себе позволить их содержать. Все то же я говорила еще в 2005 году. К сожалению, на протяжении всех этих лет ничего не изменилось, потому что для кого-то это было важным социальным вопросом — содержать библиотеку в каждом селе. Такие библиотеки не функциональны, туда не ходят, библиотеки такие должны быть закрыты. Намного эффективнее были бы какие-то хабы библиотечные, бибколлектор или большие библиотеки, которые возникли бы в районных центрах, и от них разъезжались бы автобусы по деревням, которые бы выполняли заказ. Каталог библиотечный был бы доступен, интернет есть сейчас в каждом селе, и можно было бы это организовать гораздо меньшими усилиями: не надо отапливать, не надо еще что-то. Конечно, функцию библиотекаря можно было бы и сохранить, но если в этом селе есть школа, то можно было бы объединить школьную и сельскую библиотеку. Бесспорно, финансирование должно быть и со стороны государства. Но не следует забывать о том, что очень важным является финансирование со стороны местного бюджета. Если сельская община, сбрасывается своими налогами на бюджет села, не понимает, что библиотека нужна, значит ее нужно к этому обязать каким-то образом. Должны быть нормативы — сколько, на какое количество населения, в каких местах должны быть библиотеки, и как они должны пополняться, сколько новых книг должно появляться. Потому что ни «Как закалялась сталь», ни даже «Кобзарь» Шевченко по сотому разу никто перечитывать не будет — всем нужны новые книги.

Удалось ли вам убедить иностранных издателей в том, что в Украине есть рынок?

Во-первых, я не занималась убеждением издателей. То, что я могла им показать — это только эту картинку, которая создается на форуме. Я думаю, что нам еще довольно долгий путь к тому, чтобы сказать, что у нас есть рынок, и он уже на правильном пути развития. У нас есть очень правильные зародыши этого рынка, и там уже критическая масса издателей, которые знают, как это должно быть, и все делают правильно. У нас еще нет хорошо развитой торговой сети и информационной системы, но, я думаю, все мы работаем над тем, чтобы это быстро появилось.

Самое большое ваше литературное впечатление в этом году?

Мне понравилась книга Каттон «Светила». Она произвела на меня очень большое впечатление литературным мастерством, загадочностью и объемом.

У вас есть вопросы?

Что могут сделать медиа и, в частности, телевидение для того, чтобы люди в Украине больше читали?

Они могут сделать очень много, возможно, даже все. Медиа в силах сделать модным писателя, литературу, процесс чтения. Если мы будем говорить, что читать — круто, то обязательно этот процесс будет более активным.

Давайте соберем некую критическую группу людей, которые думают так же, как вы. С медиа, весомых людей.

У меня даже есть проекты, которые я могла бы предложить на телевидение и на радио.

Спасибо, госпожа Александра.

Автор Интервью: Наталия Влащенко