Председатель Консультативного совета администрации Государственной пограничной службы Украины (ГПСУ), глава Общественной организации Антикоррупционный комитет Майдана (АКМ) Алексей Исаев рассказал в эксклюзивном интервью Vse.Media о причинах очередей на контрольно-пропускных пунктах Украины, а также объяснил, возможен ли третий Майдан в ближайшее время.

Алексей, какая сейчас ситуация на КПП по Украине?

Ситуация мрачная, потому что стоит много машин, как обычно, и перед праздниками их будет становиться все больше и больше. Без совместных действий местных органов власти, ГПСУ, таможенников и полиции ничего изменить невозможно. Плюс ничего не изменится, если мы на законодательном уровне не сможем убрать 5-ти дневные машины (автомобили с иностранной регистрацией, въезд которым разрешен только на 5 дней – ред.).

Очереди из автомобилей стоят на всех КПП?

Практически. Но есть еще нюансы. Эти 5-ти дневные машины выезжают заграницу и у них есть свои точки прохода. Допустим, если они выезжают в Польшу или Венгрию, они ждут, когда там, с той стороны, будет смена таможенников, которые позволяют им провезти как можно больше нелегальных (авто – ред.). Поэтому, если, допустим, стоит на КПП «Рава Русская» смена, которая не пускает нелегальны авто, они все становятся на КПП «Краковец», «Шигине» и т.д., и на «Раве Русской» в этот момент очередей нет. Если же такая смена таможенников становится на «Краковце», то, наоборот, там уменьшается очередь. Или же, если стоит очередь изавтомобилей на КПП, где не та что нужно смена таможенников, они (5-ти дневные автомобили) ждут пересменки, так они могут стоять по 8 часов, создавая, таким образом, очередь и не пропуская машины.

Была информация о том, что на КПП «Краковец» собралась очередь из 300 автомобилей. Какаяситуация сейчас?

Сегодня там очередь из 250 машин. В принципе, там постоянная очередь, потому что через КПП «Краковец» проходит трасса, которая ведетна автобан, и она самая удобная. Поэтому, собственно говоря, мы (ГПСУ – ред.) и занялись в первую очередь проблематикой Краковца.

Алексей Исаев: В Кремле не знают о плане «Шатун»

В связи с нынешними погодными условиями достаточно ли оборудованы пункты пропуска, в том числе Краковец, где собирается очередь?

К сожалению, эта задача у нас комплексно государством не решается, она решается только предпринимателями. В Краковце, как и везде, есть места обогрева, кафешки и т.д. Так, чтобы этим занималось конкретно государство, к сожалению, у нас в стране такого нет. Но, в принципе, лучше там (на КПП – ред.) развивать инфраструктуру и дать предпринимателям работать, чем выгонять туда дополнительные пункты обогрева.

Что делает сейчас ГПСУ для того, чтобы улучшить условия перехода через КПП?

ГПСУ – это двигатель всех инициатив и изменений, которые сейчас происходят на таможне. На КПП «Ярыловичи» (Черниговская область) будет соединение двух информационных баз: таможенной и пограничной. Это делается для того, чтобы человек, который переезжает границу, мог не выходить дважды из машины или вообще не выходить из нее, а проходить контроль так, как это принято во всем мире. Ведь только у нас осталась система, когда пограничники отдельно досматривают машину, таможенники отдельно, а потом они еще и могут объединиться и в порыве любви вместе досмотреть автомобиль. Поэтому на Ярыловычах такой эксперимент проходит. Следующий будет по Краковцу, благодаря и некоторому нашему участию в этом. ГПСУ делает все возможное для того, чтобы создать комфорт для людей и как можно больше дискомфорта для контрабандистов. Но, к сожалению, одна ГПСУ сделать ничего не может. У нас законодательство так прописано, что сам пост принадлежит Государственной фискальной службе (ГФС), ГПСУ не может даже плитку и унитаз поменять без ГФС, так как все имущество у них на балансе. Если бы ГФС была настолько же заинтересована как пограничники, я уверен, что уже давно были бы изменения.

Планирует ли ГПСУ выходить с инициативой о внесении изменений в законодательство?

Я не могу отвечать за ГПСУ, но мы как Консультативный совет планируем выходить с законодательной инициативой. ГПСУ — это отдельная структура, государственный орган власти и я не лезу в их кухню. А мы планируем, потому что у нас есть право выйти с законодательной инициативой. Есть законопроект №4223 относительно создания благоприятных условий для использования автомобилей с иностранной регистрацией. Он касается временного транспортного движения, приграничного движения. Если убрать эти 5-дневные заезды (автомобилей с иностранной регистрацией – ред.), то, конечно, решаться многие вопросы. То есть машина сейчас может заезжать на 5 дней, она оформляется, допустим, на поляка, и это уже превратилось в огромный бизнес. Я понимаю, что людям тяжело и надо выживать, но выживание одних не должно происходить за счет того, что другие страдают.

Вы анонсировали установку отбойников и создание реверсной полосы движения на КПП «Краковец». На каком этапе проект?

Мы там провели огромную работу – подписали протокол с дорожной службой, полицией, с местными органами власти, с погранслужбой и с налоговиками о том, что мы это делаем, проводим этот эксперимент. Мы встречались с губернатором Львовской области Олегом Синюткой и он нас полностью поддерживает. Он пообещал полностью оказать содействие. Сейчас мы работаем над тем, чтобы приобрести отбойники, нам надо их 500 штук. Мы делаем не реверсное движение, а закрываем одну полосу и делаем ее постоянно работающей на выезд. Это даст еще одну полосу движения на выезд, куда пойдут машины с украинской регистрацией, и это 100% освободит от стояния в очереди тех людей, которые едут заграницу по делам, по работе, на учебу, на отдых, но не участвуют в этих 5-дневных заработках и не только заработках, а просто в этом выгоне каждые 5 дней автомобилей на территорию Польши.

Алексей Исаев: В Кремле не знают о плане «Шатун»

В какие сроки это может быть сделано?

Я очень рассчитываю, что это будет до Нового года, я очень хочу, чтобы это было до рождественских праздников. К сожалению, бюрократические нормы у нас таковы, что без пинков ничего не получается. Я думаю, что нам удастся пробить это все, нам удастся сделать так, чтобы люди, которые занимаются и несут за это ответственность, в принципе, будут эту ответственность нести, и что нам удастся обойти временные рамки. Если бы это (проект – ред.) шло своим чередом и самотеком (начали бы такой проект на государственном уровне), то он бы получился не раньше мая. Вот я бы не хотел, чтобы у нас это получилось к маю, я бы хотел, чтоб у нас этот проект заработал до рождественских праздников.

Как глава Антикоррупционного комитета Майдана (АКМ), как Вы оцениваете ситуацию в стране в свете митингов, которые сейчас проходят под Национальным банком Украины, Верховной Радой, Администрацией президента?

Ситуация в стране очень нехорошая, потому что тот уровень бедности, на который опустили народ, создает все предпосылки для акций протеста. Другое дело, что есть акции протеста, когда люди выходят по собственному желанию, как это было 1 ноября 2013 года, и это был порыв души. Самое главное в этом, я считаю, справедливость. Тогда была нарушена справедливость, и народ вышел, потому что чувство справедливости, которое у них, лично у каждого, забралии они понимали, что надо что-то делать. Это вывело тогда миллионы людей. Вы помните, 1 декабря было несколько миллионов человек на Майдане. Тогда не было ни одного партийного флага, все их мы сами забирали или просили спрятать обратно в сумочки. Сейчас, к сожалению, я совершенно согласен с митингом под НБУ, потому что то, что происходит с вкладчиками — неправильно. Мы сами выходили на такие же акции против главы НБУ два года назад и понимали, что та политика НБУ ни к чему хорошему привести не может. Но когда выходят люди под партийными флагами — меня всегда это настораживает, потому что как бы ни было, это все равно означает, во-первых — рекламу партии, во-вторых — партийное движение какое-то, в-третьих — это организованность именно партийная. К тому же, они заявили, что их цель — перевыборы, то есть сегодня они открыли свои карты, заявив то, о чем мы подозревали и говорили, что это не просто борьба за бедных вкладчиков, а совершенно другие цели у людей. Вот это меня смущает, когда используют людей для решения своих личных вопросов. Это не Майдан, потому что Майдан — это немного другое.

Алексей Исаев: В Кремле не знают о плане «Шатун»

Многие политики связывают митинги, которые сейчас проходят в Киеве с кремлевским планом «Шатун». Вы согласны с таким мнением?

Кремлевский план «Шатун» — это классная штука, если бы еще в Кремле о нем знали, было бы вообще замечательно. Если отвечать на вопрос, то, конечно, не согласен, потому что никакой это не кремлевский план «Шатун». Но в любой борьбе, когда противник видит нашу слабость, он пытается ее использовать. Это нормально, потому что мы воюем с этой страной (с РФ – ред.) и ничего странного в том, что они пытаются нас всеми методами уничтожить, нет. Другое дело,что мы даем им прекрасные поводы для этого, и товарищ Путин может просто сидеть и наблюдать, как у нас все потихоньку сыпется, и потирать руки. Вот это очень плохо. Я считаю, что нет никакого плана «Шатун», есть планы наших политиков добиться перевыборовна волне всего этого безобразия, которое происходит в стране, поменять партийную элиту, причем менять опять же жопы на унитазе, а не унитазы. Это очевидно. Никаких новых лиц (в политике – ред.) не появилось и в этой ситуации я категорически против перевыборов, я категорически против того, чтобы людей выгоняли, именно выгоняли, на майданы под партийными флагами. Когда будет достигнута точка невозврата, люди выйдут сами и, скорее всего, я буду с людьми.

Алексей Исаев: В Кремле не знают о плане «Шатун»

Какой будет эта точка невозврата и когда она наступит? Когда возможна следующая Революция достоинства?

Следующая революция будет уже не революцией достоинства, это будет уже какая-то Революция на крови. Я очень не хочу, чтобы у нас был третий Майдан, я очень не хочу, чтобы у нас была еще одна революция. Я думаю, что люди выйти могут и массовые акции протеста могут перерасти в более осознанные, в отличии от той пародии (под НБУ – ред.), я прошу прощения у людей, которые там участвуют, у некоторых из них.

6 декабря прогнозируется выход нескольких тысяч человек от профсоюзов на Майдан. Профсоюзы, действительно, могут вывести большое количество людей. Так вот под вывод людей всегда возможны массовые провокации. Вы посмотрите, недавно закидали яйцами людей, которые шли на концерт Потапа и Насти Каменских. Если ты уже не любишь Потапа и Настю Каменских, закидывай яйцами Потапа и Настю Каменских, причем тут люди, которые пришли на концерт, оделись, пришли с детьми туда? Какое отношение эти люди имеют к твоему мировоззрению? То есть если ты ведешь себя как свинья, то ты свинья и есть.
Так вот, когда много тысяч людей собирается в одном месте, несколько сотен свиней могут спровоцировать то, что потом вызовет ощущение несправедливости, как это было с избиением студентов, или массовую драку, или какие-то взрывы. И тогда у всех людей, возможно, появится желание выйти на протест, мол, власть нас и так довела, а вот посмотрите, что еще творят, и вот этот момент уже нельзя будет их остановить. Когда выйдут на Майдан несколько тысяч человек, поставят палатки и будут там стоять, их уже будет оттуда без крови не убрать. Поэтому, я считаю, что власть должна взять себя в руки и принять очень важные решения – надо повернуться лицом к людям и немного тормознуть. Они заигрались в интриги. Надо перестать вести интриги и подумать о людях и перспективах хотя бы на два-три шага вперед, потому что эти одноходовочки до добра не доводят. Тогда, возможно, не будет социального взрыва, тогда, возможно, можно будет удержать людей и тогда точно не будет того Майдана, который реально может стать Майданом. А все проплаченные майданы мы все равно увидим, потому что, к счастью, фальшь видна всегда. Даже вот эти акции под НБУ — они справедливы, действительно люди стоят за справедливость, то есть визуально это справедливо, но когда заявляют, что нам нужны перевыборыи они стоят под партийными флагами, пазлы сходятся. И тот человек, который туда пришел вроде бы за справедливостью, уже, на самом деле, пришел за партию «За життя» и стоит уже как член партии. Когда людей разыгрывают как пешек – это очень не красиво.

Под «поворотом лицом к народу» что Вы имеете в виду? Какие шаги и меры должна предпринять власть?

Принять ряд мер, которые уменьшат бюрократическое давление на принятие решений даже по тем же тарифам. Вот эти игры, что, мол, неправильные платежки… Там есть нормативы, но они настолько забюрократизированы, что если даже Гройсман (премьер-министр Владимир Гройсман – ред.) сегодня захочет снизить тарифы, то он этого сделать не сможет ни за один день, ни за два, потому что там такой длинный бюрократический путь, что зима закончится за это время. Эта система нам досталась в наследство от Советского Союза.Сейчас надо начать борьбу с бюрократией, я уже даже не говорю про коррупцию. Про коррупцию и воровство я молчу, потому что они уже просто надоели. Когда у нас закончат воровать будет все хорошо, но для того, чтобы закончили воровать, надо еще упростить бюрократические схемы. Без них совсем нельзя, но и с такими как есть жить невозможно – они были выстроены для тоталитарного государства. Любой чиновник, попадая в машину бюрократии, ничего сделать не может.

Автор материала: Елена Вечеровская, Vse.Media