Военный прокурор Анатолий Матиос в интервью рассказал, следует ли открыть производство по факту убийства Моторолы, почему снова проводили обыски у Корбана, участвует ли он в расследовании дела Шеремета и о «мини-Гааге» по большому производству Януковича.

Здравствуйте, Анатолий Васильевич. Луценко анонсировал освобождение Медяника, вина которого не доказана. Будет ли ГПУ привлекать к ответственности тех, кто давал ложные показания? Или это результат сделки Медяника со следствием?

Я не готов ответить, потому что не знаю материалов этого уголовного производства. Не исключаю специального оперативно-тактического замысла в выдаче этой информации, но абсолютно согласен с генеральным прокурором в том, что если нет достаточно доказательств вины, то это по-европейски, исключительно по закону. Как оно будет – это прямая ответственность следователя и прокурора, осуществляющего непосредственное процессуальное руководство в данном производстве.

А кто «сливает» видео допросов в ютуб?

Действующий УПК предусматривает возможность привлечения пяти защитников для одного подозреваемого и обвиняемого, и так же свидетели вправе привлекать для участия в следственных действиях своих адвокатов. Кроме того, УПК предусматривает необходимость и возможность видеофиксации того или иного процессуального действия. Если участники процесса подписали соответствующее обязательство, то они обязаны не разглашать. Но сейчас динамичное время мгновенных и ежедневных сенсаций, которые создают те или иные социально-имиджевые лифты для тех, кто их распространяет. Плюс мы не исключаем участия в распространении этой информации тех, кто заинтересован в нерасследовании уголовных производств или создании негативного имиджа для органа расследования. Я не вижу в этом абсолютно никакой угрозы: если доказательство вины есть, то оно есть.

У Корбана в Днепре на этой неделе опять были обыски. Чем, вообще, закончился судебный процесс над Корбаном?

Корбан находится на лечении в Израиле. Расследование продолжается. Там достаточно сложная ситуация по некоторым векторам расследования. Необходимость проведения обыска обосновывает следователь и прокурор в ходатайстве, а утверждает суд. Если суд дал согласие, то, наверное, были для этого основания. Я считаю, что все процессуальные действия, которые освящены именем Украины, со стороны украинского суда являются правомерными.

Савченко рассказывала о своих встречах с представителями террористических организаций «ДНР», «ЛНР». Должна ли она как народный депутат обращаться в правоохранительные органы, когда она с ними встречается?

Политическая деятельность народного депутата и его политические высказывания не подлежат оценке средствами уголовного преследования или ответственности. Отслеживание мест пребывания народного депутата карается законом. Что касается политической ответственности за ту или иную позицию, то это ответственность народного депутата только в одном сегменте: политический рейтинг и человеческое «верю-не верю». Как по мне, то мне очень больно наблюдать такую контраверсионную, диаметрально противоположную смену как риторики, так и обоснования того, на что все надеялись от Савченко, и того, что мы сейчас имеем. Высказывания на грани «космоса» вредят как ей, так и Украине.

Несколько сайтов опубликовали информацию о том, что нити покушения на Шеремета ведут к батальону «Азов». Вас заинтересовала эта информация?

Военная прокуратура не может заниматься всем. Я хорошо знал замечательного человека Павла Шеремета и не хотел бы комментировать что-либо, что касается процесса расследования этого трагического убийства. А куда ведут ниточки, так это непосредственная ответственность Нацполиции в раскрытии этого преступления. Я не имею отношения к Нацполиции, но если бы они обратились за какой-либо помощью, мы бы ее предоставили. Но пока еще никто не обращался.

Что вы знаете о деле Кулика?

В деле он мне докладывает, потому что он мой подчиненный, который сейчас занимается направлением материалов в отношении членов преступной организации Януковича – Курченко в суд. Время все расставит на свои места. Не должно быть неоднородности подходов в оценке приобретения права собственности. Для этого есть специализированный антикоррупционный прокурор, который должен давать оценку правомерности или неправомерности принятия тех или иных мер. Мы не страна третьего мира, и закон одинаков для всех.

Депутатам повысили зарплату в два раза. Нужны ли нам политики, которые говорят, что «народ может потерпеть, а мы не можем»?

Мы знаем позицию отдельных депутатов, которые говорили, что нельзя прожить на 6 тыс. грн. Работа должна быть надлежащим образом оплачена. Я завидую коллегам из антикоррупционных органов, которые получают от 40 до 100 тыс. грн зарплаты со всеми надбавками. Я не завидую своим подчиненным, военным прокурорам, которые получают на руки 15, а в зоне АТО – немножко больше. Но государство делает именно то, что делает, только через законодательный орган. Через ВР. Люди их сами выбрали.

С 1 октября вступили в силу правоохранительные поправки к Конституции. Правда ли, что Военная прокуратура фактически упраздняется? Кто будет следить за преступлениями в армии?

Закон принят. Будет сформировано ГБР, и функции расследования военных преступлений и всего, что относится к военным преступлениям, перейдут в Государственное бюро расследований. Но наши законодатели феноменальны: не может гражданский следователь ГБР расследовать военное преступление, поскольку он не защищен законом, не знает устава, не имеет права входа на место дислокации воинских частей и тому подобное. Будет хаос. Но я думаю, что наш законодатель, когда петух клюнет в темечко в очередной раз, ночью примет еще одну неуклюжую поправку, которая отсрочит то, чего нет. Поэтому живем в тех реалиях, которые есть, выполняем ту норму закона, которая существует, стараемся делать это на уровне возможностей и способностей.

Правда ли, что вы являетесь креатурой президента и одним из кандидатов на бюро расследований?

Наш президент – законно избранный гарант и Верховный главнокомандующий. Я к нему отношусь, как к президенту. А креатура я своей собственной жены, которая со мной должна заполнить е-декларирование и пройти «голгофу» человеческой травли. Я креатура своего собственного решения – принять вызов. Я подал документы. Там сложнейшая процедура прохождения: тесты на способности логического мышления, прохождение полиграфа, собеседование. На собеседовании придется представителям юридического сообщества, ВР объяснять, что ты обладаешь не только теоретическими знаниями, но и что ты способен в реалиях отсутствия строки в госбюджете на финансирование ГБР, которое должно быть с 1 января, убедить, сломать, смоделировать, построить, мотивировать коллектив и с первого же дня начать работу. Я точно знаю, что я это могу сделать.

Арьев написал, что готовится информационная атака на генерального прокурора и его заместителей. Вы чувствуете эту атаку?

Чем ближе и чем динамичнее направление обвинительных актов в суд и на заочное осуждение представителей и членов преступной организации: Януковича, Курченко, Азарова, Арбузова, Клименко и других, тем больше идет потуг и расходования медийно-информационного ресурса на шельмование органов расследования. У нас есть достоверные данные, они имеют документальное подтверждение, что средства, которые награблены в Украине, в частности со стороны Клименко, направлены через определенных людей во многие информационные агентства в Украине для обеспечения месячника дискредитации ГПУ и, в частности, подразделений, расследующих дела против чиновников. Когда вы будете видеть всю критику в определенных медийных интернет-ресурсах, вы увидите ответ, какие это агентства. 20 тыс. долл. в месяц – это достаточно серьезный ресурс для любого интернет-издания. Мы дадим им процессуальную оценку, так как финансирование за счет соучастия членов преступной организации – это статья 256 КДК, которая является достаточно тяжелой по наказанию. ГПУ, в частности группа Военной прокуратуры, которая расследует эти уголовные производства, скорее всего, в ближайшую неделю даст процессуальную оценку вероятности причастности отдельных должностных лиц Национального бюро Интерпола в Украине к соучастию или содействию членам преступной организации: Клименко, Курченко, Арбузову и Януковичу с целью избежать уголовной ответственности. Так не должно быть, чтобы Украина танцевала по воле трех или четырех человек и не сумела выполнить нормы объявления в розыск тех или иных лиц.

Завершено расследование по делу бывшего замглавы «Нафтогаза» Александра Кацубы. Есть мнение экспертов, что на особо тяжкие преступления не распространяется сделка со следствием. Что вы скажете?

Я приглашаю экспертов, которые в любой форме могут присоединиться к Военной прокуратуре. Механизм применения соглашения – по тем новеллам в законодательстве, которые предоставлены НАБУ на совершение сделок. Но поскольку уголовные производства были зарегистрированы раньше, чем начало действовать НАБУ, мы пользуемся теми же правилами. В уголовном производстве по Курченко, Клименко, Януковичу около 10 человек пошли на сделку со следствием, выполнили условия этих соглашений, получили приговоры украинского суда, вступившие в силу. Это люди, которые полностью признали свое участие как члены преступной организации Януковича, дали признательные показания в отношении себя и других известных лиц и подтвердили эти свои показания в суде, который утвердил это обвинительным приговором с назначением условного наказания.

Есть ли дела против предприятий «Укроборонпрома»? И есть ли у них перспектива дойти до суда?

Уголовные производства всегда доходят до суда. Что касается предприятий «Укроборонпрома», я не могу сказать, что мы сейчас полностью владеем ситуацией в «Укроборонпроме». Мы выполняем норму закона, где изъято положение «Осуществление общего надзора». Мы просили законодателя о том, чтобы на особый период и период войны так называемый общий надзор за предприятиями оборонно-промышленного комплекса в вопросе расходования оборонного бюджета был возложен на организацию, которой является сейчас Военная прокуратура. Законодатель этого не учел, и сейчас есть только ведомственный, внутренний контроль. У нас есть уголовные производства по заявлениям народных депутатов о хищении, переводе денег на фирмы с признаками фиктивности.

Есть ли перспектива когда-нибудь услышать, чем завершились громкие дела?

Кривое Озеро, например. Это совсем недавно. Для этого должны быть назначены и проведены экспертизы, а это занимает время. Сейчас в киевском институте со штатом 60 человек остаток экспертиз на очереди составляет более 7 тыс.

Печерский суд Киева обязал внести в Единый реестр сведения об уголовном производстве в отношении вас. Как вы это прокомментируете?

Это норма закона. Если господин Гришин считает, что его права были нарушены, то он обращается в суд, и суд зарегистрировал. В прокуратуру сообщение пока не поступало. Когда поступит, будет расследовать Генеральная инспекция Генеральной прокуратуры. Что касается господина Гришина, то на следующей неделе я обязательно выложу все доказательства, надлежащим образом собранные, которые уже есть у следствия. Нельзя создавать квазибиографию с темным криминальным прошлым, нельзя быть хедлайнером украинских реформ, обливая грязью все то хорошее, что есть.

Много вопросов есть по крышеванию контрабанды.

Все являются великими патриотами в социальных сетях. Невозможно находиться возле каждого автомобиля или возле каждого автобуса, который передвигается в зоне разграничения. Надо, чтобы люди заявляли. Работа Военной прокуратуры заключается в расследовании совершенных преступлений, а функции предупреждения, установление, недопущение преступлений возложены на оперативные службы. В зоне АТО достаточно правоохранительных органов, которые имеют свое руководство. Соблазн незаконного обогащения с правом силы, в ночное время, с автоматом, с правом поднятия шлагбаума или с пропуском через место, где снято разминирование, – это право ответственности и совести того, кто это делает. А это делает тот же военный, который днем воюет. Не все, частично, но соблазн очень велик.

Имеете ли вы право награждать кого-то оружием?

На день Покрова Верховный главнокомандующий вручил именное наградное оружие главы государства военному прокурору Луганского гарнизона, который, положив оружие и отдав команду на запрет проведения штурма, после получасового общения с военнослужащим ВСУ, который имел посттравматический синдром, вывел заложников, разоружил военнослужащего и вышел седой. За это должны награждать. А я не имею права награждать. ГПУ и Военная прокуратура не имеют соответствующих арсеналов оружия.

Правда ли, что генеральный прокурор Луценко объявил выговор Горбатюку?

Да, это правда. Горбатюк получил выговор за ненадлежащую организацию расследования уголовных производств против бывших чиновников времен Януковича из санкционного списка. Соответствующая проверка проводилась под моим руководством, поскольку я выполнял обязанности Столярчука, который занимается Главным следственным управлением. Горбатюк в надлежащем порядке обжаловал решение генерального прокурора ему лично, сам. Я считаю, что Горбатюк за дело получил выговор.

Если бы вам дали неограниченную власть, вы бы могли остановить контрабанду на Донбассе?

Невозможно догнать поезд, который движется вперед. Можно только за ним бежать. Надо устранить предпосылки и причины. Мне не нужна неограниченная власть, я бы этого не сделал.

Почему отпускают под залог подозреваемых в тяжелых преступлениях?

Прочитайте конвенцию по защите прав и свобод людей, принятую в Европе.

Правда ли, что между Луценко и Сытником подписан «пакт о ненападении»?

Я не знал, что Луценко и Сытник – Молотов и Риббентроп. Пактов в ГПУ не подписывают.

В какую ориентировочно сумму вы оцениваете объемы наркотрафика, который идет через Украину?

Я кое-что знаю по части фамилий, которые занимаются этим. Суммы огромные.

Правда ли, что закрыто «дело Эндрю»?

Нет.

С кем из коллег или политиков вы бы пошли в разведку?

С начальником следствия СБУ Остафийчуком, с первым заместителем председателя СБУ Маликовым и, собственно, с Грицаком и Луценко. Они – люди, которые отвечают за свои слова.

Кто, с вашей точки зрения, устранил Моторолу, и ведут ли украинские правоохранительные органы свое расследование?

По норме права мы обязаны в отношении каждого гражданина Украины и за каждое преступление, совершенное на территории Украины, проводить расследование. Я думаю, что было бы уместным зарегистрировать производство по факту смерти этого подонка. Правоохранительную работу в зоне разграничения и зоне военных действий не ведут. Там ведут разведывательную, диверсионную и иную работу.

Три самых громких ваших дела, которые в 2016 г. будут переданы в суд?

Кацубу передадим, преступную организацию Януковича, заочное осуждение, и мы сделаем мини-Гаагу в Украине для всей преступной власти. Мы попробуем сделать то, чего никто никогда не делал: более 100 человек в клетке.

Спасибо большое.