Анатолий Юркевич: пафосный банкрот и шумная бизнес-пустышка

771

Имя одиозного бизнесмена Анатолия Юркевича снова громыхает в СМИ в связи со скандалом вокруг одного из крупнейших киевских торгово-развлекательных центров Магеллан.

Это лишь один из наиболее известных его бизнесов, который кусками постепенно отходит кредиторам за долги. Другой — международная компания по переработке молокопродуктов Милкилэнд с производственными активами в Росси, Украине и Польше: это бизнес-направление тоже не в лучшей экономической кондиции.

Компания находится под давлением европейских банков-кредиторов, а европейские подразделения Милкиленд постоянно работают над реструктуризацией кредитных платежей.

Украинский профессиональный банк — это финансовая часть, базировавшаяся в Украине, бизнес-империи Юркевича. Но с мая 2015 года Укрпрофбанк находится на попечении Фонда гарантирования вкладов физлиц.

В деловой биографии Юркевича настала черная полоса — период расплаты по старым долгам: кредиторы отхватывают за долги целые куски его бизнес-империи.

А он сам находится под уголовным преследованием Службы безопасности Украины за международные финансовые махинации и отмывание денег. Скандальный эпизод вокруг киевского Магеллана — лишь малая часть огромных долговых и уголовных проблем нашего персонажа.

Милкиленд: расползающееся покрывало российского происхождения

Один из столпов бизнес-империи Юркевича — международная компания Милкиленд. Производственные активы в России, Украине и Польше контролирует нидерландский холдинг Milkiland N.V., акции компании с переменным успехом обращаются на Варшавской фондовой бирже. До 70% выручки холдинга генерирует российский рынок, где компания владеет Останкинским молочным комбинатом.

В минувшем году российская производственная площадка холдинга оказалась под угрозой банкротства, из-за чего была временно прекращена торговля акциями холдинга на ВФБ. Украинский рынок, дающий около 15% выручки и Польский — для компании далеко не ключевые. Тем не менее, у Юркевича регулярно возникают проблемы с кредиторами в европейской юрисдикции.

Pekao Bank согласился на реструктуризацию задолженности польской производственной площадки Милкиленда — Мазовецкий сыродельный завод Ostrowia на сумму около 2 млн евро. Французский банк «Креди Агриколь» вынудил владельца Милкиленда продать две производственные площадки в Украине, чтобы вернуть банку немногим менее 5 млн долларов.

Холдинг также вел переговоры о о реструктуризации долгов перед синдикатом банков, в который вошли UniCredit Bank Austria AG (Австрия) и АО «Райффайзенбанк» (РФ) на $ 58,6 млн. Долговая петля для Милкиленда затянулась в 2016 году, по итогам которого холдинг получил убытки на сумму без малого 40 млн евро. С тех пор холдинг «чайными ложечками» выходит из огромного убытка.

Становится очевидно, что Анатолий Юркевич приложил все силы, чтобы цивилизовано урегулировать долговые вопросы с мультинациональными банками европейского происхождения — это вопрос репутации холдинга, его стоимости на бирже. «Российское крыло» Милкиленд вполне полюбовно решило вопрос с российским подразделением австрийского Райффайзенбанк.

Тем более диким на этом фоне выглядит поведение бизнесмена относительно банков-кредиторов в Украине, которым он задолжал десятки миллионов долларов.

Хроника украинских похождений Юркевича

Вполне логично, что для развития своего украинского девелоперского бизнеса после 2010 года Юркевич начинает кредитоваться в украинских же дочках государственных российских банков ВТБ и Сбербанк. Три ТРЦ Магеллан в Киеве, Днепре и Харькове Юркевич контролирует через панамский офшор Krai Corporation, владельцем центров была украинская компания «Край Проперти».

Эта компания и брала кредиты на развитие объектов. Сумма задолженности «Край Проперти» перед банком ВТБ так и не стала достоянием общественности, поскольку владелец Магеллана в Харькове спокойно отдал его кредитору за долги на основании ипотечной оговорки в кредитных договорах.

Передача объекта по-тихому вполне очевидна: ВТБ прекратил кредитование харьковского объекта Юркевича, увидев, что тот не выполняет обязательства перед банком; в свою очередь испытывающий трудности с деньгами бизнесмен не мог самостоятельно профинансировать достройку этого ТРЦ. Объем незавершенных работ специалисты оценили на сумму без малого 9 млн долларов.

И совсем другой «зашквар» вышел вокруг киевского Магеллана, который является полноценным действующим бизнесом, не требующим вложений и стабильно генерирующим прибыль. Если банку ВТБ ипотечная оговорка позволила отобрать залог по необслуживаемому кредиту, то на Сбербанк в аналогичной ситуации Юркевич спустил всех псов: развязал юридическую войну против выполнения законных требований кредитора и привлек к освещению конфликта мусорные СМИ, выставляя свое простое нежелание расставаться с лакомым объектом как рейдерский захват.

Как ни странно, историю из мусорных, не вникая в тонкости, подхватили и топовые СМИ. Их редакторы совершенно проигнорировали абсолютную очевидность происходящего: владелец ТРЦ Магеллан не хочет возвращать кредит, но при этом пытается отбить объект у законного владельца — Сбербанка.

Напомним: Сбербанк получил объект в собственность на основании ипотечной оговорки, идентичной кредитным соглашениям с банком ВТБ. Долги «Край Проперти» перед Сбером превысили 68 миллионов долларов, а Юркевич уже публично хвастал, что отдавать кредит не намерен.

Экс-владелец киевского Магеллана даже попытался активно эксплуатировать тему «российского следа» в попытках Сбера установить контроль над причитающимся ему по закону залогом. Но для полноты картины следует указать, что Юркевич точно так же без угрызений совести «кинул» на деньги и украинские банки: государственный — Укрэксим, Кредитпромбанк, и даже собственное детище — Укрпрофбанк.

Кручу-верчу, обмануть хочу

В юридической войне за киевский Магеллан Юркевич использовал довольно примитивные и широко растиражированные должниками банков инструменты. Мы приведем лишь их краткую хронологию, поскольку детально эта история уже описана во многих СМИ.

В декабре Сбербанк инициирует осуществление исполнительного действия, на основании которого ТЦ «Магеллан» переходит в его собственность. Но Юркевич находит сговорчивого госрегистратора исполкома в одном из сельсоветов Днепропетровской области, который без каких-либо законных оснований просто удаляет из госреестра запись о праве собственности АО «Сбербанк» на ТЦ «Магеллан».

Собственником объекта снова становится Юркевич. Махинация «сговорчивого» сельского госрегистратора с Днепропетровщины позволяет передать огромный киевский торговый центр кипрскому офшору «Artprogroup Ltd». Его директором является близкий Юркевичу банкир —Алексей Каргаполов. Он был главой правления выпотрошенного Юркевичем «Украинского профессионального банка».

«Край Пропертис» явно готовилась к тому, что кредитор придет за своим имуществом. Дата возврата многомиллионных долларовых кредитов Сберу — март 2017 года. Но за месяц до этого — в феврале — появляется решение суда об аресте имущества ТЦ «Магеллан». Именно этот казус дал возможность владельцам торгового центра впоследствии оспорить переоформление собственности на Сбербанк.

А пока суды разбирали проделки госрегистратора с имуществом, представителям Сбербанка заблокировали доступ на территорию ТЦ «Магеллан», сделали невозможными любые действия с этим объектом: использование, вход, заключение ипотек или иных обременений.

Проще говоря, банк получил свой залог. Но не мог им ни распоряжаться, ни пользоваться. Юристам Сбера пришлось потерять много времени и дойти до Верховного суда, который отменяет решения судов низших инстанций, что дает право банку как полноправному владельцу заключить договор с управляющей компанией на управление ТЦ «Магеллан».

Именно она как законный представитель законного собственника обеспечила физическую поддержку для установления контроля над спорным объектом, который и стал эпицентром скандала. Как бы Юркевич не пытался выставить «Сбербанк» захватчиком, на самом деле именно он создал проблемы арендаторам своей бессмысленной юридической, медийной и физической возней вокруг киевского ТЦ «Магеллан».

Как Юркевич от тюрьмы бегает

Но ТРЦ — это еще не конец бизнес-истории нашего персонажа, а лишь один из фрагментов занимательного детектива. Анатолий Юркевич и близкие ему структуры — фигуранты уголовных дел о банкротстве Украинского профессионального банка. К моменту, когда Национальный банк Украины в 2015 году признал Укрпрофбанк неплатежеспособным, владелец и менеджмент финансового учреждения оставили от него «рожки да ножки» — пакет уставных документов без денег, имущества, активов.

Юркевич и председатель правления банка Алексей Каргаполов нещадно «потрошили» банк перед введением временной администрации — эта история подробно описана на сайте Фонда гарантирования вкладов физлиц. 10 миллионов долларов из банка вывели через известный моечный FRICK BANK из Лихтенштейна, который «засветился» в аналогичных схемах в других банковских банкротствах.

Несмотря на то, что ФГВФЛ привлек к делу Нацбанк, Госслужбу финмониторинга, Генпрокуратуру и МВД, эти 10 миллионов уплыли из-под носа украинских чиновников и силовиков со счета Укрпрофбанка в FRICK BANK на одну из структур Юркевича. Но это — копейки.

Банк потрошили задолго до того, как на это обратил внимание регулятор — НБУ. Банк продал обеспеченный кредитный портфель на 2,42 млрд гривен, еще на 300 миллионов распродали имущество и основные средства.

«На сдачу» — за день до «входа» временного администратора от ФГВФЛ — на 117 млн гривен банк продал мебель, оргтехнику, банковское оборудование, сейфы, стеллажи и даже лицензионное программное обеспечение. Теперь в судах — это свыше 40 кейсов — Фонд гарантирования вкладов пытается «заникчемить» эти сделки, чтобы хоть что-то вернуть в «пустой» банк.

Таким образом, Юркевич кинул и государство с налогоплательщиками: ведь каждый из нас вносит свою лепту в выплаты компенсаций вкладчикам его банка. Кроме того, Укрпрофбанк получил и не вернул стабкредит от НБУ. Куда смотрел банковский регулятор, давая кредит коматозному банку, который владельцы интенсивно подчищали — отдельный вопрос.

Тем не менее, это банкротство породило длинный хвост уголовных преступлений за бенефициарами Укрпрофбанка, Милкиленда и сети ТРЦ Магеллан.

Сами Юркевичи еще долго пытались доказать в судах свою непричастность к Укрпрофбанку, хотя Нацбанк назвал их реальными владельцами финучреждения, и именно компания Юркевича ДП «Милкиленд-Украина» выступила поручителем по стабкредиту для банка от НБУ.

Весь этот схематоз и воровство расследует Служба безопасности Украины, которая добилась для Анатолия Юркевича официального судебного запрета покидать территорию Украины.

Это пока самая большая его украинская неприятность.

Олег Бойко