Приблизительно 5,4 миллиона украинских семей получают субсидии. И хотя Арсений Яценюк заявляет, что каждый третий украинец получает финансовую помощь от государства, экспертная среда относится к словам премьера со скептицизмом.

Украинское правительство не спешит создавать условия, при которых заработной платы было бы достаточно, чтобы человек мог заплатить за коммунальные услуги и не просить помощи у государства. Заместитель руководителя общественной организации «Публичный аудит» Андрей Вигиринский отмечает, что система субсидий просто финансирует монополии, поэтому тарифы на коммунальные услуги не выгодно уменьшить. «Если раньше прямые дотации из бюджета отправлялись на счета «Укрэнерго», «Теплокомунэнерго», «Нафтогаза», то теперь – это условная адресная субсидия, которая выделяется на человека», – объясняет он. В разговоре с FaceNews Вигиринский также проанализировал пересчет тарифов за отопление и отказ Украины от услуг «Газпрома», о чем премьер-министр говорил в традиционном видеообращении к украинцам «10 минут».

Какие перспективы практически реализовать обещание премьер-министра пересчитать тарифы?

Арсений Петрович умеет обнадеживать людей, особенно в начале года. То, как процедура должна выглядеть, от него звучит очень громко и очень красиво. Согласно процедуре, факт заниженной температуры в помещении должен быть должным образом зафиксирован тем, кто предоставляет услуги. То есть, «Теплокомунэнерго» должно среагировать на ваш телефонный звонок о том, что у вас в помещении температура меньше допустимой нормы, на протяжении трех дней прийти к вам и замерять эту температуру. Как вы думаете, когда начнут поступать сигналы от жителей дома о том, что в их доме температура меньше +18, будет ли ситуация исправлена в течение трех дней? Я думаю, что да. Комиссия к вам придет и зафиксирует, что на момент контрольного замера температура находится в пределах допустимого стандарта. Соответственно, у вас не будет оснований для неоплаты. Вот и все.

А что касается заявления Арсения Петровича о том, что при температуре +12 в помещении вы имеете право вообще не платить коммунальные услуги, то процедура аналогичная. Это теоретически возможно, а практически маловероятно, как и большинство того, что происходит у нас в стране. Если вы позвоните и будете требовать комиссию приехать немедленно, думаю, что в течение дня температура подачи воды в системе отопления будет повышена.

Что касается предоставления актов, составленных с соседями или с представителями ЖЭКов, то они не являются достоверным документом, подтверждающим факт заниженной температуры в помещении. Их аргументацию можно доказывать в суде, но это займет значительно больше времени. Кроме того, это будет стоить значительных средств, учитывая, что судебный сбор для обычного гражданина подняли.

С особой гордостью премьер-министр говорил о том, что 5,4 млн украинских семей получают субсидии. Почему правительству выгодно загонять граждан их оформлять?

Он чаще всего говорит об этом с гордостью, хотя на самом деле особенно гордиться нечем. 5,4 млн семей – это практически третья часть населения. В среднем по Украине состав семьи – это три человека. То есть каждый третий украинец со своими доходами не может в этой стране оплатить даже коммунальные услуги, он загнан за грань выживания.

На любую информацию можно смотреть по-разному в зависимости от того, как ее подать. Яценюк подает ее как достижение правительства, которое смогло обеспечить малообеспеченные семьи субсидиями. Если же посмотреть глазами обычного потребителя, то уже третий год правительство не создает условий, при которых заработной платы было бы достаточно, чтобы человек мог заплатить за коммунальные услуги и не просить помощи у государства. Это вопрос бедности. Люди просто не способны платить за коммунальные услуги, поэтому приходится давать им субсидии.

Почему не уменьшить тарифы на коммунальные услуги? Тут есть причинно-следственная связь, которая заключается в необходимости возвращения к дотированию из Государственного бюджета государственных монополий, предоставляющих коммунальные услуги. Сейчас же это происходит за счет субсидий. То есть, если раньше прямые дотации из бюджета отправлялись на счета «Укрэнерго», «Теплокомунэнерго», «Нафтогаза», то теперь – это условная адресная субсидия, которая выделяется на человека. В то же время человек не пользуется этими деньгами, а начисляемая сумма перечисляется тому, кто предоставляет услуги. Соответственно, если уменьшать тарифы до уровня, который человек сможет погасить, то опять-таки поднимется вопрос рентабельности тех, кто предоставляет коммунальные услуги.

В прошлом году Верховная Рада приняла поправку в законодательство, согласно которой не допускается принятие тарифов ниже, чем экономически обоснованные. А экономически обоснованные тарифы включают в себя производство услуги и инвестиционную составляющую для монополиста производства на территории административно-территориальной единицы. Другими словами, у нас выходит замкнутый круг. НКРЭ (Национальная комиссия регулирования электроэнергетики Украины, – Ред.) не может обидеть монополистов в сфере коммунальных услуг и установить тариф ниже экономически обоснованного, потому что есть закон. Однако при этом понимает, что такой тариф население из-за бедности не заплатит.

Соответственно, выбрасываем вопрос населения, выбрасываем вопрос НКРЭ, и выходит, что эта система субсидий просто финансирует монополии на уровне их рентабельности и прибыльности. Люди тарифы заплатить не могут, а предприятия обижать нельзя. То есть, чем больше людей оформляют субсидии, тем больше расходы Государственного бюджета.

Люди уже не могут заплатить по тарифам. При этом те же тарифы на электроэнергию будет еще несколько раз повышаться. Можем ли мы с такой государственной политикой достичь энергосбережения?

Сегодня ситуация выглядит следующим образом. В этом году будет два этапа повышения тарифов на электроэнергию для населения, и еще два этапа будет в следующем году. Это поэтапное повышение призвано ликвидировать такое понятие как перекрестное субсидирование, когда за счет высокого тарифа для промышленных потребителей вроде как покрывается какой-то тариф для населения. То есть повышение – это только вопрос выравнивания ситуации, здесь речь не идет об энергосбережении, новых технологиях, модернизации сетей и так далее.

В структуре каждого тарифа есть составляющая, которая как раз связана с сетями, модернизациями и ремонтами. Ее распорядителем являются государственные компании, в частности «Укрэнерго». Но что касается самого производства электроэнергии и снижения ее себестоимости, то как минимум до последнего этапа повышения тарифов все производители, а основными у нас все-таки остаются предприятия тепловой генерации, будут во весь голос кричать о том, что даже с учетом повышения тариф не покрывает себестоимость. Спланированный график повышения не учитывал девальвацию гривни, импортную составляющую угля.

Вполне вероятно, что в 2017 году, когда закончится финальный этап повышения, возникнет вопрос о дополнительном повышении тарифа на электроэнергию. Уже не в силу преодоления перекрестного субсидирования, а из-за того, что просто гривня обесценилась, а сырье для производства по части угля у нас уже не внутренней добычи, а импортная составляющая. Естественно, импортная составляющая зависит от курса национальной валюты и стоимости на сырьевых международных рынках. Поэтому подчеркну, что сегодняшний план повышения тарифа, по которому осталось еще четыре этапа до конца 2017 года, это не последнее повышение на электроэнергию.

Если же говорить о модернизации, то она в лучшем случае качественно будет происходить тогда, когда можно будет говорить о снижении себестоимости производства, то есть только после 2017 года. Это 2018, 2019 год.

В своей 10-минутной речи Арсений Яценюк рассказал также о том, что Украина перестала покупать газ у России, а обратилась к Европе, потому что там дешевле. К каким последствиям может привести газовая независимость Украины от «Газпрома»?

В целом тут можно разделить мнение господина Яценюка. Но дело в том, что это все-таки не его заслуга, а менеджмента «Нафтогаза», которые непосредственно ведут переговоры на международных рынках. Если посмотреть структуру экспорта-импорта природного газа Украины, то со стороны Российской Федерации она действительно сократилась фактически вдвое по сравнению с прошлым годом. Соответственно, пропорционально увеличилась со стороны ЕС.

Справится ли Украина без российского газа? Все зависит от ситуации в стране и подготовительно-накопительных работ. Объясняю, почему. Украина накапливала газ на протяжении всего прошлого года в меру того, как позволяла финансовая состоятельность. Но в сентябре в результате трехсторонних переговоров представителей ЕС, «Газпрома» и «Нафтогаза» была договоренность, что объем в 2 куб. м млрд газа, который необходим для закачивания в подземные газовые хранилища и для прохождения отопительного сезона, Украина закупит в Российской Федерации за счет средств, предоставленных ЕС. Вопрос был исключительно в том, что европейский рынок не мог на протяжении месяца обеспечить поступление в Украину необходимых объемов. Поэтому было принято решение о приобретении газа у «Газпрома», который в принципе может любой объем поставлять на территорию Украины.

В любом случае озвученные изменения для экономики страны – позитивные. Мы двигаемся в одну ногу с рыночными европейскими ценами, получили возможность выбирать поставщика. Цена становится конкурентной и динамичной, она закладывается не на квартал, а пересматривается под каждый конкретный объем.

Мы сейчас видим это ввиду динамики изменения цен на нефть. Они ежемесячно изменяются в сторону уменьшения цены на природный газ. Более того, они будут снижаться и на протяжении всего 2016 года, потому что по времени есть определенная отсрочка, когда цена на нефть начинает влиять на цену на газ. Приблизительно эта отсрочка составляет от полугода до девяти месяцев. На европейском рынке динамика цены на природный газ является рыночной, поэтому она будет снижаться. Соответственно, Украина сможет покупать этот природный газ по рыночной цене, а не по контракту, который подписывается на квартал или на год, как это было раньше с «Газпромом».

При условиях, когда формируется рыночная цена, уже не столь важно, является поставщиком «Газпром» или представитель Словакии, Венгрии, Польши. И, в принципе, мы должны понимать, что тот газ, которым торгуют европейские поставщики, это газ из России. Просто европейцы выбивают для себя хорошие условия по приобретению этого газа у «Газпрома» и могут передавать этот газ Украине. У них отсутствует политическая составляющая формирования цены на природный газ, которая есть, к примеру, в Украине.

Вы сами видите, что последние три-четыре года цена на природный газ из Российской Федерации для Украины скорее была не рыночной, а политической. И зависела от скидки, которая предоставлялась правительством России. С учетом скидки на первый квартал 2016 года эта цена составляет $212 за тысячу кубометров, плюс предоплата. С европейскими поставщиками есть возможность регулировать как цену, так и условия оплаты по факту поставки, а стопроцентная предоплата не является обязательным условием. Поэтому действительно есть, чем гордиться. Это, наверное, единственный плюс во всей энергетической политике за прошлый год.

Может ли быть возобновлена покупка газа в России?

Логика какая: цена из Европы включает в себя стоимость транзита с территории Украины и стоимость транзита реверсного. По идее, если исключить момент, что, условно, газ пересекает территорию Украины дважды, то цена на природный газ для Украины из Российской Федерации как наиболее близкой территориально страны, должна быть наименьшая по сравнению со всеми другими европейскими странами. Просто исходя из логики, стоимость транзита в любую страну западнее Украины должна быть дороже. Поэтому единственная возможная обоснованная составляющая в этом вопросе – это ежемесячный пересмотр цены природного газа на рыночных условиях, и эта цена должна быть меньше, чем возможный реверс из стран Западной Европы.

Автор интервью:  Ирина Шевченко