Антикоррупционное бюро завалено заявлениями, многие из которых поданы народными депутатами. По мнению адвоката Анны Маляр, есть смысл набрать в бюро дополнительных сотрудников, которые будут отделять важные и обоснованные заявления от «пустышек».

Национальное антикоррупционное бюро уже расследует более полусотни дел с коррупционными нарушениями на сумму выше одного миллиарда гривен, об этом сообщил Петр Порошенко. Кроме того, президент отметил, что народные депутаты часто злоупотребляют правом обращения в НАБУ или используют его в своих политических целях. Также глава государства подчеркнул, что никто в стране не застрахован от того, чтобы оказаться в поле зрения пристального внимания Бюро.

Юрист, адвокат Анна Маляр в эфире радиостанции Голос Столицы заявила, что общество сегодня возлагает большие надежды на Антикоррупционное бюро.

Можно ли предположить, что НАБУ намеренно заваливают заявлениями, чтобы парализовать его работу?

В Украине настолько высокий уровень коррупции, что большое количество заявлений было ожидаемым. И я думаю, что всех граждан Украины гораздо больше бы удивило, если бы этих заявлений было мало. Тогда мы могли бы заподозрить, что здесь что-то нечисто.

Но только от депутатов поступает 20 заявлений в день. Есть даже народный депутат, который за время существования НАБУ зарегистрировал более 300 обращений. При этом, когда его приглашают дать показания, он не приходит…

Законом не установлено конечное количество обращений, которые может реализовать одно уполномоченное на это лицо. Если бы было прописано, например, что можно подавать только два заявления в месяц, тогда формально мы бы говорили, что это противозаконно. Но в данном случае депутат не нарушает закон.

То есть, если сейчас все, кто знает о каких-то коррупционных механизмах, подаст все эти заявления, то постепенно НАБУ разберется со всеми нарушителями?

По крайней мере, для этого НАБУ и создано. Хочется верить, что хотя бы половину коррупционеров привлекут к ответственности, и мы увидим не открытые дела, а приговоры судов.

Вызывает беспокойство, что из-за огромного вала этих заявлений сотрудники бюро будут заниматься исключительно их регистрацией. Не будет ли это мешать расследованию важных дел?

Собственно, они могут создать отдел, который будет раскладывать на 2 или 3 кучки эти заявления — отдельно какие-то формальные и отдельно более серьезные, по которым есть обоснованные доказательства. То есть пусть решат, как отделять пустые заявления от реальных серьезных обвинений.

Директор Национального антикоррупционного бюро Артем Сытник отметил необходимость внесения изменений в закон о НАБУ по усилению ответственности лиц за информацию, которую они подают, инициируя расследование. Почему об этом не подумали раньше?

Законодательством Украины предусмотрена ответственность за заявление о преступлении, которого не существует, если об этом известно заявителю. Поэтому не надо выдумывать что-то новое, все уже есть в Уголовном кодексе. А требования к заявлению в НАБУ, конечно, можно прописать процедурно. Например, можно увеличить количество пунктов, которые должен заполнить заявитель, чтобы это действительно было серьезное обоснованное заявление. Опять-таки, я думаю, что НАБУ набивает себе цену, когда жалуется на большое количество заявлений. Сейчас дорога перед ними открыта, потому что есть огромное доверие со стороны общества, на них возлагаются огромные надежды. Им простят абсолютно все, поэтому пусть наберут себе в штат еще 10 человек, которые будут разгребать по кучкам огромное количество заявлений.

А что делать, например, с тем депутатом, который подал три сотни обращений и не приходит давать показания?

Процессуальное законодательство предусматривает возможность принудительного привода на допросы, если данное лицо является участником процесса. Если закон позволяет ему не приходить, а такие случаи тоже предусмотрены, то это его право.

Ранее в эфире радиостанции Голос Столицы директор консалтинговой компании «Партия власти» Елена Дяченко высказала мнение о том, что антикоррупционные ведомства в стране создаются только для отчетности.

В то же время управляющий партнер Национальной антикризисной группы Тарас Загородний считает, что антикоррупционная прокуратура является орудием давления на политических оппонентов.