Аннексия здравого смысла

202

В Администрации Президента считают “преждевременной” отмену коррупционноёмкой статьи Уголовного кодекса.

С 17 января вступило в силу постановление КМУ от 16.12.2015 №1035 об ограничении поставок отдельных товаров (работ, услуг) в/из Крыма. Тем самым Кабмин ввел в правовое поле товарную блокаду Крыма. Мы бы хотели обратить внимание еще на одну проблему, связанную с аннексией Крыма, которая, судя по реакции Банковой, будет решена не скоро.

Речь о декриминализации статьи 332-1 Уголовного кодекса, которая была введена в УК законом о временно оккупированной территории (вступил в силу 27.04.2014). Статья предусматривает за нарушение порядка въезда-выезда в/из Крыма, с целью нанесения вреда интересам государства наказание в виде ограничения свободы на срок до 3 лет или лишения свободы на такой срок с конфискацией транспортного средства. За те же действия, совершенные повторно — от трех до пяти лет, совершенные организованной группой — от пяти до восьми лет. А за нарушение порядка въезда-выезда без ущерба для государства ст. 204-2 Кодекса об административных правонарушениях предусматривает штраф от 1700 до 5100 грн.

Фактически правоохранительным органам была дана возможность на свое усмотрение решать уголовное это или административное правонарушение. При этом Порядок въезда-выезда Кабмин утвердил только 4 июня 2015 года (опубликован 10.06.2015, постановление КМУ №367), хотя должен был это сделать до 12 мая 2014 года. Тем не менее, за нарушение этого несуществующего порядка почти год суды штрафовали сограждан, а органы прокуратуры открывали уголовные производства.

За все время согласно информации из Единого госреестра судебных решений на 18.01.2016 г. суды вынесли всего девять приговоров по этой статье, из которых вступили в законную силу пять. Казус в том, что ни один из этих приговоров не имеет отношения к Крыму. Это приговоры вынесенные судами Донецкой области — Дружковским городским (4), Красноармейским горрайонным (2) и Дзержинским городским. По одному приговору вынесли Марковский райсуд Луганской области, Нововоронцовский райсуд Херсонской области и Суворовский райсуд Одессы. И даже в одесском и херсонском судах приговоры вынесены по фактам в зоне АТО на Донбассе. Практически все за провоз товаров и продуктов вне контрольных пунктов.

Закон об оккупированных территориях определяет, что это территория АРК и Севастополя, территориальное море и морская экономическая зона, воздушное пространство над Крымом. Порядок въезда-выезда, за нарушение которого предусмотрена ст. 332-1 УК, принят в соответствии с законами об оккупированной территории и СЭЗ “Крым” и содержит перечень контрольных пунктов — “Каланчак”, “Чаплынка”, “Чонгар”.

В вышеупомянутых приговорах суды ссылаются всего лишь на Постановление ВР №254 от 17.03.2015 года, которым отдельные районы Донецкой и Луганской областей признаны временно оккупированными территориями. Но в зоне АТО действует утвержденный СБУ 22.01.2015 г. Временный порядок осуществления контроля за перемещением лиц, транспортных средств и грузов вдоль линии столкновения в пределах Донецкой и Луганской областей.

Возможно, по этим приговорам осуждены (пусть даже почти все условно) не самые добросовестные наши сограждане, но наказывать их за правонарушения в Донбассе по исключительно “крымской” статье УК как-то неправильно.

В отношении Крыма пока ни одного приговора. Для нас интересна транспортная составляющая применения статьи 332-1. Единственный результат — “крымский отдел” Генпрокуратуры получил возможность создавать проблемы для морского бизнеса Украины.

Из “достижений” можно отметить только арест в марте 2015 года в Херсоне судна Kanton (флаг Тувалу, судовладелец турецкий) и продолжающееся уничтожение Усть-Дунайского порта.

Как мы ранее сообщали, Kanton заходил в Севастополь 24-29 июля 2014 года. В сентябре 2014 г. было открыто уголовное производство по этому факту. Управление СБУ в Херсонской области после получения объяснений от судовладельцв Master Shippimg, его сотрудников и изучения других материалов 10.12.2014 года приняло решение о закрытии уголовного производства в связи с отсутствием состава преступления, предусмотренного ч.1 ст.332-1 УК Украины.

В Master Shippimg нам тогда сообщили, что 2 марта на подходе судна к Херсону от морского агента было получено сообщение, что претензий у властей нет и судно может заходить в порт.

Но оказалось, что 24.10.2014 года Генпрокуратура начала свое уголовное производство в отношении 69 судов, заходивших в порты Крыма. И 2 марта в день прихода судна в Херсон Печерский суд оперативно принял решение об изъятии судовых документов. Судно было погружено и готово к отходу 7 марта, но разрешение на отход не получило. А 24 марта вообще было арестовано. Сомнительный для репутации государства метод достижения результата при всей необходимости наказывать суда-нарушители.

Второе “достижение” — ситуация с буксиром “Витязь” Усть-Дунайского порта, о которой мы неоднократно сообщали. Результат — совокупный ущерб для госпорта и бюджета от действий “крымского отдела” ГПУ и нескольких судей Печерского суда уже составляет около 20 млн грн. Вот, пожалуй, и все “достижения”.

В то же время зафиксированы неоднократные случаи беспрепятственного захода в порты Украины судов, ранее заходивших в порты оккупированного Крыма. Самым интересным был эпизод с заходом в Измаил в мае прошлого года танкера Adriatik Mariner. Как сообщил тогда в Facebook народный депутат Антон Геращенко судно доставило из Феодосии 5800 тонн дизтоплива “путем контрабанды”. Честные сотрудники СБУ судно задержали, но сразу же начали поступать звонки одного из руководителей Службы с требованием отпустить. В итоге танкер спокойно ушел в Румынию. По его словам, сумма ущерба от недополучения в бюджет налогов и сборов составила более 23 млн. грн.

Как видим, ст.332-1 УК применяется очень творчески и избирательно. При этом заходы иностранных судов в порты Крыма продолжаются. На данный момент на контроле в МИД Украины ситуация по 368-ми судам-нарушителям, из которых около 70% под флагом РФ. В том числе по портам заходов: Керченскому — 176, Севастопольскому — 146, Ялтинскому — 24, Феодосийскому — 20, Евпаторийскому — 2.

МИД Украины продолжает направлять ноты в государства флага нарушителей. Многие государства, в частности Панама, Белиз, Каймановы острова, Палау, Маршалловы острова, Острова Кука, Новая Каледония, Сьерра-Леоне, Того, Камбоджа или просто игнорируют эти ноты или ограничиваются формальными отписками.

Фактически МИД требует просто объяснений. Это все бесперспективно, так как если даже морская администрация государства флага всерьез займется судном-нарушителем, то таковое просто сменит флаг, например Белиза на Монголию. И тогда МИДу уже придется писать в Улан-Батор, а там ответят, что нарушение было совершено под флагом другого государства.

Очевидно, что нужен другой формат противодействия судозаходам в Крым. “УкрРудПром” имеет свое видение решения этой проблемы, но пока не будем его предлагать, так как в итоге это может стать основой для еще одной схемой “защиты интересов государства”, как их специфически понимают наши “органы”.

Очевидно, что ст. 332-1 УК создает проблемы только для самой Украины. Яркий пример — не поддающееся разумному объяснению уничтожение “прокурорскими” государственного Усть-Дунайского порта.

О необходимости декриминализации этой статьи многие ученые-правоведы начали говорить вскоре после ее поспешного внесения в УК в 2014-м году. Обобщенную позицию по этой проблеме в октябре 2015 года изложил в своем обращении к Президенту киевский адвокат Виталий Поляновский.

Предлагаем читателям самим ознакомиться с текстом обращения. Лишь обратим внимание на такой момент в этом обращении.

“Органы следствия (включая Генеральную прокуратуру Украины), используя неопределенность четких критериев разграничения административного правонарушения и преступления, предусмотренных ст. 204-2 КоАП и ст. 332-1 УК, и отсутствием следственной и судебной практики по этим вопросам, открывают а-приори бездоказательные (“фактовые” и не только) уголовные производства по соответствующей статье УК и в дальнейшем активно используют их в качестве полигонов и инструментов противоправного давления на бизнес”.

В ответе на это обращение заместитель главы Администрации Президента Алексей Филатов 23.12.2015, в частности, сообщил: “реализация инициативы о признании ее (ст. 332-1 УК — Ред.) утратившей силу пока является преждевременной, так как правовой режим, для обеспечения которого введена уголовная ответственность за нарушение порядка въезда на временно оккупированную территорию Украины и выезда с нее с целью нанесения вреда интересам государства, действует до полного восстановления конституционного строя Украины на временно оккупированной территории”.

Позиция понятна, так как отмена статьи для многих чиновников чревата репутационными потерями. Но правовая позиция Украины в отношении Крыма должна быть безупречной. Особенно в сфере международного морского права. Просто так, ссылаясь на “вред интересам государства” без доказательств суммы ущерба, арестовать и тем более конфисковать судно нельзя.

Впрочем, при нынешнем раскладе в Верховной Раде отменить эту статью нереально. Ибо многие это воспримут как “зраду”. И пока единственный вариант — попросить Высший специализированный суд дать разъяснение как применять эту статью. Прежде всего, в части того, что суды должны принимать доказательства нанесения ущерба интересам государства только на основании экспертиз, а не добытых с помощью “маски-шоу”.

Автор материала: Александр Арбузов