Антикоррупционный суд: коррупционеры в мантиях не пройдут?

544

14 сентября завершился прием заявок от кандидатов на конкурс судей в Антикоррупционный суд. Как и писал Realist, наибольший ажиотаж среди кандидатов наблюдался в последние дни. На 39 вакантных должностей судей Высшего антикоррупционного суда (ВАС) — 27 должностей непосредственно в Высшем антикоррупционном суде и 12 должностей в Апелляционной палате ВАС — претендуют 166 человек: 114 и 54 соответственно. В ближайшие дни количество кандидатов может еще увеличиться. Realist изучил, кто они — эти 166 кандидатов, пожелавшие стать первопроходцами в антикоррупционном судопроизводстве. Увы, среди них есть и такие, кто неоднократно оказывались в эпицентре громких антикоррупционных расследований журналистов, а также те, чью доброчестность уже поставил под сомнение Общественный совет добропорядочности при ВККС во время конкурса в Верховный суд Украины. С досье каждого кандидата можно ознакомиться на сайте Высшей квалификационной комиссии судей (ВККС).

Судьи — в приоритете

«Мы пока только анализируем поданные документы. Учитывая, что была процедура подачи через почту, то не все документы еще дошли. Но по тому, что есть — процент кандидатов, достойных на назначение, достаточный для заполнения вакансий», — говорит Realist’y Ярослав Юрчишин, глава Transparency International Ukraine.

В Центре противодействия коррупции уже сделали первый анализ претендентов на судей Антикоррупционного суда. Сухая статистика такова: среди кандидатов в Высший антикоррупционный суд первой инстанции 46% — судьи или судьи в отставке, 38% — адвокаты, в том числе с опытом научной работы, 9% — ученые, еще 7% — невозможно установить по данным, обнародованным на сайте ВККС. Если говорить о конкурсе в Апелляционную палату ВАС, то кандидаты-судьи преобладают существенно — 59%, 26% — адвокаты и 16% — ученые.

«Огромное количество кандидатов вне судебной системы — это шанс на качественно новый суд. В тоже время, как показывает опыт конкурса в Верховный суд, ВККС может устранить значительное количество кандидатов-адвокатов еще на этапе проверки документов. Вместо этого, для судей риск быть дисквалифицированными значительно ниже, ведь от них требовали меньшее количество подтверждающих документов», — заявила эксперт Центра противодействия коррупции Анастасия Красносельская.

Анастасия Красносельская уверена, что для предотвращения манипуляций ВККС необходимо изменить процедуру оценивания судей, предусмотрев больше прозрачности

Эксперты неоднократно обращали внимание, что закон о Высшем антикоррупционном суде выписан так, что создаются неравные условия для кандидатов с опытом судейской работы, с одной стороны, и адвокатов и ученых — с другой. К примеру, судье достаточно обратиться в канцелярию суда и получить документы о своей деятельности за последние семь лет, потому что учет автоматизирован. Адвокатам же надо оббегать десятки судов, чтобы подтвердить, что последние семь лет они предоставляли защиту в судах. Им необходимо получить на руки копии судебных решений в делах с их участием, заверенные «мокрой» печатью суда. Довольно рутинный процесс подтверждения семилетнего научного стажа для кандидатов-ученых.

«Вопрос — пройдут ли эти кандидаты систему оценки, особенно первых этапов, за проведение которых отвечает ВККС. У ВККС есть возможности срезать неугодных кандидатов, особенно учитывая действующий регламент, закрытость которого неоднократно критиковал Общественный совет добропорядочности», — говорит Юрчишин.

Предохранителями от нечестной конкуренции при проведении конкурса на должность судьи в Антикоррупционный суд должен был стать Совет международных экспертов. Но это только в теории.

«Существующий механизм позволяет международным экспертам отсеять сомнительных кандидатов, но не дает возможности выбрать победителей, — объясняет Realist’y глава Совета общественного контроля при НАБУ Роман Маселко, — поэтому, скорее всего, „зашкваренных“ отсеют, останутся „серые лошадки“, из которых ВККС и будет выбирать. А поскольку оценивание тестов проводится закрыто, никто не узнает, кого протянули, а кого сбили». Повлиять на решение о назначении судьи может тот, у кого наибольшее влияние на ВККС. «На сегодня это — Администрация президента», — резюмирует Маселко.

Процесс проведения конкурса для будущих судей может задержаться из-за формирования Совета международных экспертов

«Зашкваренные» кандидаты

В перечне кандидатов в судьи Высшего антикоррупционного суда (как первой, так и апелляционной инстанций) можно встретить немало одиозных фамилий. Назовем самые яркие.

На должность судьи Апелляционной палаты ВАС претендует судья Высшего хозяйственного суда Мальвина Данилова. Она неоднократно становилась объектом антикоррупционных расследований журналистов. К примеру, выяснилось, что судья в свою, и без того нескромную, е-декларацию забыла внести роскошный дом в пригороде Киева, который оформлен на гражданского супруга. Но и то, что попало в декларацию(служебная квартира в Киеве площадью 112 кв. м, две квартиры в Харькове площадью 116 и 379 «квадратов», а также несколько земельных участков в Харькове и три авто класса люкс), вызывает сомнения в том, что доходы Даниловой получены честным путем.

Журналисты смогли сфотографировать неупомянутый в декларации Мальвины Даниловой дом, расположенный в элитном поселке Вишенки под Киевом, в котором она, по данным авторов расследования, живет вместе с гражданским мужем

По информации СМИ, не все так однозначно с е-декларацией еще одного претендента в Апелляционную палату ВАС — судьи Ивано-Франковского горсуда Ивано-Франковской области Станислава Бородовского. Он тоже засветился в коррупционном скандале. Часть движимого и недвижимого имущества он оформил на родственников, в том числе два внедорожника на тещу. Сам же практически гол как сокол.

Среди претендентов значится и глава Крюковского райсуда Иван Дядечко, которого в 2017 году отсеяли с конкурса на должность судьи Кассационного криминального суда в составе Верховного суда. Общественный совет добропорядочности установил, что«стоимость имущества семьи Дядечко превышает их официальный 10-летний доход». Тогда материальные блага в своей декларации Дядечко пытался объяснить тем, что в 1990-е его супруга занималась предпринимательством. Торговля кожаными вещами и коврами из Турции приносила хороший долларовый доход.

Еще один кандидат в ВАС замглавы Апелляционного суда Киевской области Олег Игнатюк не так давно оправдывался перед журналистами программы «Схемы» относительно законности получения земельного участка под Киевом. По его словам, он просто написал заявление и ему просто выделили «участок».

Олег Игнатюк, который владеет земельным участком в Иванкове, уверяет, что участок расположен в садовом товариществе и был получен без его участия, а благодаря решению Иванковского сельсовета

«Зашкваренным» также называют бывшего судью Ирпинского суда Андрея Микулина. В его биографии «темное» пятно — оправдание экс-ректора Налоговой академии Петра Мельника, который попался на взятке в $ 20 тыс.

Претендует на должность в Высшем антикоррупционном суде и судья Соломенского райсуда Киева Виктория Кицюк. Известность она приобрела после скандала во время задержания ее патрульными за неправильную парковку автомобиля в феврале 2017 года.

Под внешним наблюдением

На днях Соединенные Штаты призвали украинскую власть предпринять все необходимые меры для успешного запуска Высшего антикоррупционного суда. Об этом говорится в заявлении посольства США в Украине.

Киев заверяет, что постарается завершить конкурсный отбор судей Антикоррупционного суда до марта 2019 года. За это время претендентов на должности судей должны оценить на профессиональную пригодность, провести психологическое тестирование и собеседование с психологом и в завершение — собеседование в ВККС и Совете международных экспертов. Затем пакет документов отобранных кандидатов передадут на рассмотрение Высшего совета правосудия. Если претензий к кандидатам не возникнет, то их документы попадают на стол президенту, который своим указом и назначает судей.

В проекте госбюджета на следующий год правительство заложило расходы на обеспечение деятельности нового суда в сумме почти 287 млн грн, из которых на зарплаты судьям приходится около 134 млн грн.

Но даже если Высший антикоррупционный суд заработает по плану, у наблюдателей вызывает сомнение, что он оправдает ожидания общества. Дело даже не в том, что в суд могут просочиться недобросовестные судьи.

«По многим делам, которые ведут НАБУ и САП, есть серьезные замечания по качеству собранных доказательств, их оформлению. На практике: есть доказательства вины — есть обвинительный приговор, нет доказательств — нет оснований привлекать к ответственности, даже если в отношении подозреваемого проведены десятки разоблачительных журналистских расследований. Показать видимый результат можно только в эффективной связке НАБУ-САП-ВАС», — заявил Realist’y глава парламентского комитета по вопросам противодействия коррупции Игорь Луценко.

Елена Галаджий