Генеральная Ассамблея ООН в четверг утвердила Антониу Гутерреша на пост генерального секретаря всемирной организации, девятый глава ООН приступит к исполнению обязанностей 1 января 2017 года. В интервью после своего назначения Гутерреш рассказал, что он планирует сделать в ближайшие пять лет и как будет работать над улучшением отношений России и США.

Вы вступаете в должность, когда, по вашим же словам, миру не хватает мира. У вас будет как минимум пять лет, чтобы что-то изменить. Верите ли вы, что это сделаете?

Не генеральный секретарь несет мир в мир. Генеральный секретарь должен убеждать и быть честным посредником, но лидерство принадлежит странам-членам. Я сделаю все, что в моих силах, чтобы сотрудничать с государствами, чтобы предложить мои посреднические услуги для создания условий, когда люди могли бы собраться вместе и понять, что от конфликтов, которые мы сегодня имеем, теряют все. Победителей нет. В интересах каждого остановить конфликты. Если посмотреть на Сирию, Ирак, Афганистан, Йемен, Ливию, Мали, Нигерию — все эти конфликты становятся связанными, все они имеют серьезную проблему новой формы мирового терроризма.

Остановить эти конфликты — жизненный интерес для нас всех. Я верю, что будет возможно постепенно убедить государства-членов ООН, что остановить эти конфликты гораздо важнее, чем существующие расхождения интересов. Должен возобладать наш общий интерес — мир и безопасность.

Два государства-члена ООН, два постоянных члена Совета Безопасности — Россия и США — сегодня переживают сложный период двусторонних отношений. Ваша кандидатура на пост главы ООН была выбрана и одобрена консенсусом. Получив единую поддержку, видите ли вы для себя возможность сблизить Москву и Вашингтон?

Я буду рад сделать все возможное, чтобы поддержать и увеличить доверие между государствами-членами в целом. Конечно, США и Россия являются абсолютно центральными странами в сегодняшнем мире. Я был весьма рад отметить, что переговоры по Сирии начнутся вновь. Я буду всегда воодушевлять эти две страны, как и других, сплотиться. Я полностью убежден, что, если эти две страны сблизятся, у них будет огромная возможность мобилизовать других и убедить, что имеющиеся разногласия могут быть преодолены.

У них будет возможность мобилизовать другие страны, есть ли у вас возможность побудить к этому их самих?

Я сделаю все, что в моих силах, буду деликатен. Генеральный секретарь ООН — не президент мира, это главное должностное лицо ООН, ответственное за эффективную работу ООН, за ответы на нужды людей, которых мы поддерживаем по всему миру. Также генеральный секретарь может предложить свои посреднические услуги. И это то, что я постараюсь сделать.

Всю свою жизнь я был человеком диалога и консенсуса. Когда я был премьер-министром, оппозиция меня даже критиковала за то, что я вел слишком много диалога и мало действовал. Не считаю, что это была честная критика, но никто никогда не критиковал меня за то, что я не вел диалог.

Все мои усилия будут направлены на то, чтобы скромно, но нацелено дать возможности странам сблизиться.

Моя первая жена, она скончалась, была психоаналитиком. Урок, который она преподнесла мне, стоит в центре моей политической жизни и жизни международного политика. Она объяснила, что когда два человека находятся вместе, их на самом деле не двое, а шестеро. Это люди, какие они непосредственно есть, какими они видят другую персону и какими они себя сами представляют. И я думаю, что так же и с государствами. Например, если это США и Россия. И важно как в человеческих отношениях, так и в дипломатии — постараться преодолеть эти расхождения, свести из шести двух. Я сделаю все, чтобы помочь при всех условиях и ситуациях, о ком бы ни шла речь, закрыть эти пробелы в понимании и доверии.

Вы приступите к работе генеральным секретарем ООН практически одновременно с новым президентом США. Чего вы ожидаете от нового лидера США? Встречались ли вы ранее с кандидатами?

Ранее я встречался с Хиллари Клинтон, но никогда с Дональдом Трампом. От США я жду того же, что и от России, — приверженности, уверенности в том, что мы преуспеем в создании условий для того, чтобы нашим главным приоритетом стал мир. И чтобы иметь эффективные возможности в борьбе с терроризмом, который сегодня угрожает людям.

Очевидно, что в январе 2017 года, когда вы заступите на свой пост, конфликт в Сирии будет далек от разрешения. Как вы планируете разрешить ситуацию? Есть ли у вас новый план действий?

Нет, на данный момент плана нет. Во-первых, я еще не генеральный секретарь. Во-вторых, ключевой вопрос здесь — свести вместе тех, кто имеет центральные роли в этом конфликте, потому что они или участвуют в конфликте, или имеют влияние на стороны конфликта. Я постараюсь сделать все что смогу, чтобы все вовлеченные страны поняли, что это война, в которой все проигрывают. Война, которая стала кошмаром для жителей Сирии, которая стала ужасающей угрозой региональной стабильности и которая имеет очевидные связи с террористической угрозой, которую мы видим во всем мире.

С назначением на пост генсека вас уже поздравил президент России Владимир Путин.

Он позвонил мне. Это была возможность кратко обменяться с ним мнениями. Я благодарен за это.

Какова для вас роль России в ООН, каковы сильные стороны, которые вы хотели бы задействовать, за что бы вы критиковали страну?

Не время высказывать позитивные или негативные оценки. Россия — это центральная колонна в многополярном мире, и вклад РФ в решение мировых проблем абсолютно необходим. Я сделаю все, что от меня зависит, чтобы сотрудничество ООН с Россией было максимально эффективным и соответствовало цели поиска решений глобальных проблем.