Армейский паек: Минобороны против НАТО

300

В конце декабря истекает эксперимент Минобороны в сфере питания военнослужащих. Его проводили в наиболее подготовленных и оснащенных объектах ВСУ — в столовых Академии Сухопутных Войск (Львов) и на Одесской береговой базе.

Аутсорсинговые компании, которые раньше доставляли продукты и готовили здесь пищу, в начале сентября заменили «военные повара». Официально результатов эксперимента еще нет, а руководство министерства уже спешит расширить его на другие части. Что же в действительности показал эксперимент, и почему в НАТО рекомендуют украинскому министру обороны Степану Полтораку не отказываться от системы аутсорсинга?

Согласно распоряжению Кабинета министров от 15 мая 2015 года основной целью проведения с 16 сентября по 31 декабря эксперимента по продовольственному обеспечению ВСУ являлось внедрение электронного учета личного состава с помощью персональных карточек, а также электронного учета продовольствия на складе. В Кабмине также планировали узнать, насколько эффективными окажется внедрение системы электронных закупок. Как это отразится на стоимости суточного рациона солдата. В распоряжении есть строчка с указанием, что организация питания производится штатным персоналом воинских частей. Отказ от аутсорсинга однозначно не ставился во главу угла. Ключевым было совершенствование системы учета и закупок.

Однако в военном ведомстве почему-то превратили эксперимент в кампанию по отказу от аутсорсинга и возвращения армии к прежней системе организации питания, существовавшей в армии до 2007 года, когда военные готовили себе пищу своими силами. Попытка возврата к «нарядам на кухню» уже предпринималась в 2013 году. «Эксперимент», как и все, что делают наши военные чиновники, прошел с большим успехом. Правда, среди победных реляций об «улучшении повышаемости» присутствовала маленькая ремарка. Возврат к системе «военных поваров» в нескольких частях привел к увеличению расходов на систему организацию питания на 1,3 миллионов гривен. Как и следовало ожидать «военный общепит» оказался более затратным и неэффективным в сравнении с аутсорсингом, которым занимаются частные компании.

Допустим, активисты из «Волонтерского десанта» об этом могли не знать. Но почему такие люди как генерал-лейтенант Хижий, отвечающий в Генеральном штабе за систему обеспечения и переживший не одного министра обороны, не только не пояснили ошибочность отказа от аутсорсинга, но и активно включились в лоббирование откровенно провального проекта, разрушая систему, созданную благодаря Анатолию Гриценко?

До окончания нынешнего эксперимента еще неделя. Но руководство Минобороны уже распорядилось готовиться к его расширению со следующего года. На основании чего делаются выводы, что отказ от аутсорсинга, принес армии положительные результаты? Ни одной цифры Миноброны пока не огласило.

Слышны лишь заявления представителей «Волонтерского десанта». Дескать, перевод армии на самостоятельное обеспечение личного состава услугами по организации питания, приводит к снижению его цены. На первый взгляд, так и есть. Сегодня стоимость всего комплекса услуги по обеспечению питания одного военного составляет 60,48 грн. в сутки. При проведении эксперимента, как утверждают в ведомстве, ее удалось снизить до 57,26 грн. Увы, происходит намеренная подмена понятий. 57,26 грн. это лишь стоимость продуктового набора! Но ведь услуга это не только продукты: есть еще затраты на коммунальные услуги, моющие средства, нужно закупать и обновлять оборудование — плиты, холодильники, вытяжки и т.д. Необходимо, в конце концов, платить зарплату поварам!

В цене услуги «непродуктовые затраты» составляют минимум 27% — 31%. То есть цифру 60,48 в конечном итоге нужно сравнивать не с 57,26, а с 74 гривнами.

А теперь давайте посчитаем, в какую сумму обойдется армии расширение эксперимента на все воинские части, как того хочет Минобороны. В настоящий момент в ВСУ работают порядка 700 объектов питания, где кормят около 140 тысяч военнослужащих.

Как показывает опыт, средняя нагрузка на одного сотрудника пищевого блока составляет 6 – 7 солдат. То есть для обеспечения ВСУ персоналом необходимо задействовать порядка 25 тысяч человек. Их нужно призвать на воинскую службу дополнительно, либо выделить из состава подразделений, проходящих боевую и техническую подготовку.

Для справки — 12500 бойцов это четыре отдельных механизированных бригады. Что касается дополнительных затрат, то 12,5 тысяч бойцов на кухнях умножаем на 6 тысяч гривен (зарплата, страхование, социальные выплаты) и 12 месяцев. Итого 900 млн. гривен в год. При существующей системе эти затраты несут субъекты хозяйствования — аутсорсинговые компании.

Расходы на текущий ремонт помещений кухни и столовой, тоже необходимо учитывать. Из 700 пунктов питания в украинской армии порядка 30 близки по своим параметрам к тем, на которых проводился эксперимент и 670 — меньше в два-три раза. Как показал опыт, затраты на проведение работ в соответствии с санитарно-эпидемиологическими требованиями (ремонт крыш, ремонт и замена окон, дверей, ремонт тепловых, электрических и канализационных сетей, содержание производственных помещений и т.п.) на двух экспериментальных объектах составил около 2,3 млн. грн. Считаем: 30 таких же объектов умножаем на 2,3 млн, к ним прибавляем еще 670 объектов, умноженных на сумму втрое меньше, то есть 685 тысяч. В результате получаем 685 млн. грн. Ежегодно!

Теперь перейдем к оборудованию. Это печи, котлы, их наладка с обслуживанием, холодильники и «мелочевка» — спецодежда и посуда. На оборудование двух экспериментальных объектов потратили порядка 7 миллионов гривен. Снова умножаем на 30 таких же и плюс 670 в три раза меньше. В результате получаем 1 млрд. 43 млн. грн. Эти затраты сейчас также несут подрядчики, теперь армии предлагают взять их на себя. При этом стоит учесть, что все предприятия, предоставляющие услуги по питанию ВС Украины являются налогоплательщиками и соответственно платят в Государственную казну 20% налогов.

Итого, эффект от расширения эксперимента на все ВСУ — порядка 3 млрд. гривен, которые необходимо будет дополнительно выделить из госбюджета.

Это цена возвращения к старой советской системе организации питания, отказа от реформирования и адаптации украинской армии к стандартам НАТО.

К слову, в НАТО действия руководства Минобороны Украины в этом направлении вызывают недоумение. Недавно Украина и НАТО в рамках визита Президента Украины в штаб-квартиру Альянса подписали «дорожную карту» оборонно-технического сотрудничества.

«Подписание «дорожной карты» является логическим продолжением многолетней кооперации в этой сфере и направлено на развитие практических аспектов реализации приоритетов, определенных в совместном заявлении по усилению оборонно-технического сотрудничества Украины с НАТО, которое было подписано 22 сентября 2015 года в рамках визита генсека НАТО в Украину», — отмечает в сообщении СНБО.

И на фоне этого Минобороны пытается отказаться от организации системы питания, которая используется во всех армиях стран Альянса.

«Если украинская армия взяла курс на достижение стандартов НАТО, она не должна отказываться от аутсорсинга», — об этом в Киеве заявил представитель Агентства по материально-техническому обеспечению и закупкам НАТО (NSPA) Бюлент Тюдеш.

По его словам, продовольственным обеспечением и организацией питания в странах альянса занимаются исключительно специализированные коммерческие компании, которые привлечены для работы на аутсорсинге

Увы, складывается впечатление, что в Минобороны не слышат настойчивые рекомендации своих коллег. Не хочется верить, что проблему армейского общепита чиновники ведомства рассматривают лишь через призму «распила» дополнительных 3 миллиардов бюджетных средств.

Тем временем Главное управление полиции города Киева начало уголовное производство в отношении должностных лиц Министерства обороны за растрату государственных средств в особо крупных размерах. «Должностные лица Министерства обороны Украины путем превышения своих должностных полномочий в ходе проведения госзакупок растратили государственные средства в особо крупных размерах», — говорится в сообщении. Уголовное производство начато 15 декабря.

Автор материала: Иван Валюшко