Директор НАБУ о том, зачем нужны антикоррупционные суды и когда начнут сажать элитных коррупционеров.

В стране прошло е-декларирование, и не будет преувеличением сказать, что всех украинцев интересует, когда же начнут, образно говоря, «сажать» представителей элиты, которые показали доходы, происхождение которых довольно трудно понять?

Хочу сразу подчеркнуть: специально уполномоченным органом для проверки е-декларации является НАПК, а не НАБУ. И ответственно за этот процесс НАПК. Поэтому за детализацией лучше обратиться в данное ведомство. Относительно того, когда начнут «сажать», если говорить языком уголовно-процессуального законодательства, то компетенция определения вины лица является юрисдикцией суда. А прогнозировать, как дела будут рассматриваться в суде и сроки вынесения приговоров, очень трудно. В то же время НАБУ, основной задачей которого является преодоление коррупции в высших эшелонах власти, будет реагировать на заявления и сообщения о незаконном обогащении или ложных сведениях в е-декларациях. У нас уже есть определенные обращения от народных депутатов и результаты журналистских расследований. Поэтому работы достаточно, ведь насчитывается порядка 100 тыс. деклараций. Сейчас проверяем около 20 из них и, возможно, зарегистрируем одно производство.

Можете детализировать?

О фабуле сообщим позже. Но на сегодня законных источников происхождения имущества, указанного в декларации, по результатам анализа которой может быть открыто уголовное производство, не обнаружено. Относительно первых результатов проверок е-деклараций, то, думаю, они появятся в конце ноября.

Как методологически будет осуществляться проверка?

Согласно Закону «О НАБУ» бюро осуществляет информационно-аналитическую работу по выявлению коррупционных рисков. С этой целью в структуре НАБУ создано аналитическое управление, которое имеет доступ ко всем государственным базам данных. Получая обращения по проверке имущественного положения тех или иных лиц, оно достаточно быстро анализирует приведенную в обращениях информацию на предмет наличия в них признаков возможных коррупционных правонарушений. По результатам работы мы можем получить один из трех вариантов выводов: 1) все в рамках закона, 2) признаки, которые могут свидетельствовать о незаконном обогащении (внесение заведомо недостоверной информации в декларацию), 3) определенное имущество (состояние), приобретено законным путем, но есть вопрос, уплачены ли с него налоги. В последнем случае это уже компетенция Генеральной прокуратуры Украины.

Какие санкции будут применены к тем, кто предоставил не стопроцентно правдивую информацию о своем материальном статусе?

Мне трудно комментировать вероятность того, реальное состояние задекларировали чиновники или нет. Но внесение заведомо недостоверных данных в декларацию может наказываться лишением свободы на срок до двух лет. Если будет доказано незаконное обогащение (для лиц на особо ответственных должностях), декларанту может грозить до 10 лет заключения.

Как вы относитесь к идее декларирования доходов получателями грантов (законопроект депутата Юрия Деревянко)?

Если рассматривать проект этого закона в том контексте, что не только чиновники, но и люди, получающие определенные средства, будут декларировать, как они ими распорядились, думаю, ничего плохого в этом не нет. Но упомянутый законопроект содержит и другие предложения, которые являются дискуссионными. Кроме того, отмечу, что, согласно действующему законодательству, представители общественных организаций, которые занимаются борьбой с коррупцией, в отдельных случаях должны декларировать свои доходы. Например, декларирование является обязательным условием для избрания в Совет общественного контроля при НАБУ, который формируется из числа общественных активистов, представителей организаций, в том числе получающих гранты.

Как насчет введения декларирования доходов всеми гражданами Украины?

Украине очень тяжело далось е-декларирование доходов чиновников — небольшой части лиц… Поэтому о декларировании всех украинских граждан говорить рано. Сначала следует подготовить определенную концепцию законодательства, рассмотреть ее действие, а потом принимать решение. Но в цивилизованных странах декларирование касается всех граждан. Если резюмировать наш разговор о е-декларировании, то оно является одним из важных шагов антикоррупционной реформы. Следующими должны стать судебная реформа и создание Антикоррупционного суда.

Посол США Мари Йованович недавно выступила с заявлением о необходимости расширения полномочий НАБУ и создания антикоррупционных судов. Насколько тесным является сотрудничество НАБУ с американским посольством?

Посольство США — один из наших надежных партнеров, с которым реализовано немало проектов для развития НАБУ и благодаря поддержке которого мы начали свою работу и двигаемся дальше. Что касается создания Антикоррупционного суда в Украине, то такая организация очень нужна нашей стране.

Но ко времени ли создание антикоррупционных судов? Ведь сейчас в Украине внедряется судебная реформа, обновляется судейский корпус.

Именно ко времени. Потому что, по моему опыту общения с послами и иностранными инвесторами, они пока не чувствуют защиты со стороны украинской судебной системы. Следовательно, судебная реформа — один из основных вызовов, стоящих перед нашим государством. Но реформирование судов затянется на несколько лет, однако результат от нас ждут уже сейчас. И это не просто громкое задержание со стороны НАБУ, а приговор суда, на основании которого лицо, совершившее уголовное правонарушение, связанное с коррупцией, понесет наказание. И главное — арестованные в ходе расследования средства будут возвращены государству. Поэтому ждать несколько лет, когда полностью сформируется судебная система, — огромный вызов не только для НАБУ, но и для всей страны. Создание Антикоррупционного суда позволит на период формирования судебной системы рассмотреть дела не только НАБУ, но и ГПУ. Например, в Словакии прогресс в судебной реформе ощутили только после его появления. Поэтому как минимум на переходный период создание Антикоррупционного суда необходимо.

Согласно концепции создания Антикоррупционного суда судей будет выбирать специальная комиссия из представителей президента, парламента, а также рекомендованных посольствами США, Канады, Еврокомиссии и Совета Европы. Но АП выступает против присутствия в ней иностранцев, видя в этом посягательство на суверенитет Украины. Каково ваше мнение?

Окончательной концепции (чтобы формировать проект закона) еще нет. Она только нарабатывается, и НАБУ хочет присоединиться к этой процедуре. Та, о которой вы говорите, только один из вариантов. Но Украина уже имеет опыт привлечения иностранных специалистов к работе в конкурсных комиссиях. Например, избрание директора НАБУ, где принимал участие представитель правоохранительного органа ЕС Джованни Кесслер, а также антикоррупционного прокурора — с участием Мэри Батлер. Мне такой опыт кажется положительным. Но принимать окончательное решение следует на финальной стадии обсуждения данного вопроса.

То есть опасения президентской администрации в отношении иностранцев беспочвенны?

Я уже привел реальные примеры. К тому же прозрачность проведенных конкурсов признана Европой. Поэтому мне кажется, что так категорически нельзя заявлять. Ведь тогда ставятся под сомнение уже проведенные конкурсы. Единственное, что отмечу: иностранных делегатов в конкурсную комиссию должны выдвигать украинские общественные организации или органы.

Запуск процесса формирования Антикоррупционного суда планировался на январь 2017 года. Какова ситуация сейчас?

Четкого дедлайна нет, и его трудно прогнозировать. По моему мнению, основные составляющие данного процесса — это формирование самой концепции, принятие законодательства об антикоррупционных судах и его имплементация. Эти этапы сложные. Поэтому от продолжительности каждого будет зависеть и запуск формирования суда. Но если не примут соответствующий закон, то вообще ничего не будет реализовано.

И все же в следующем году в Украине будут функционировать антикоррупционные суды?

Я не исключаю этого, но при условии быстрого прохождения двух первых этапов. Потому что наше действующее законодательство не дает возможности сформировать антикоррупционные суды.

Вы утверждали, что по результатам публикаций в СМИ ведомство может начать производство против коррупционеров. Попадались ли вам такие публикации?

Журналистских расследований очень много. Конечно, есть качественные материалы, которые позволяют зарегистрировать уголовное производство. Заинтересовавшие нас публикации мы передаем в аналитическое управление на проверку подлинности. Но я не хочу называть конкретные газетные материалы или фабулы.

Приведите хотя бы один пример…

Дело военного прокурора сил АТО. Все началось с того, что СМИ обнародовали факт приобретения им элитной недвижимости, а позже поступило обращение одного из нардепов. Данную информацию проверило аналитическое управление НАБУ. В результате было зарегистрировано производство, которое сейчас направлено в суд. Однако в прессе есть и немало заказных материалов с целью дискредитации определенного политического лица.

Как складываются отношения с Генпрокуратурой после конфликта в августе?

Работа НАБУ по документированию коррупционных действий работников ГПУ не является выяснением отношений или конфликтом. Это лишь выполнение наших обязанностей, которое, возможно, не нравится отдельным работникам Генпрокуратуры. Но события, произошедшие летом, не остановят нас. После инцидента, упомянутого вами, мы задержали старшего следователя одного из департаментов ГПУ, и сейчас продолжается расследование дел, в связи с которыми проводилось тогда визуальное наблюдение.

Сейчас инцидент, как вы его называете, расследуется СБУ. Как вы оцениваете действия работников НАБУ и ГПУ?

Хочу отметить, что именно я предложил передать расследование инцидента в СБУ. Я уверен, что все подразделения НАБУ действовали правомерно. Со своей стороны мы предоставляем полное содействие в расследовании этого дела (надеюсь, что и со стороны ГПУ будет такая же помощь) и в ближайшее время узнаем результаты.

Не назреет ли новый инцидент в связи с тем, что Луценко уже заявил, что ГПУ тоже будет заниматься проверкой состояний элиты?

Когда речь идет об уголовных производствах относительно субъектов е-декларирования (незаконное обогащение или внесение заведомо недостоверных данных), в основном это компетенция НАБУ. Поэтому что именно собираются проверять Юрий Витальевич и Генпрокуратура… Лучше обратиться к ним, чтобы они растолковали свою позицию.

Как вы относитесь к заявлению Давида Сакварелидзе о том, что «НАБУ вызывает дискомфорт Порошенко и он будет деморализировать его».

Эти заявления имеют политическую подоплеку. А НАБУ никогда не будет играть в политику.

Много шума вокруг так называемого «дела Лещенко». Депутат и известный антикоррупционер утверждал, что получил беспроцентный заем на 10 лет. Это можно считать коррупционной выгодой, но НАБУ утверждает, что все в рамках действующего законодательства. Не создаст ли это прецедент, своеобразную индульгенцию для элиты, ведь в свое время у Януковича также была справка, что Межигорьем он пользуется законно?

Мы уже комментировали, что в действиях нардепа Лещенко НАБУ видит состав двух административных правонарушений (одно из них по факту получения беспроцентной ссуды). Но в связи с тем, что мы не имеем права составлять подобные протоколы, материалы переданы в НАПК. Насколько мне известно, админпротоколов там пока не составляли.

Именно то, что вы передали дело в НАПК, и повлекло разговоры о том, что НАБУ в определенной степени покрывает нардепа-антикоррупционера, а Луценко вообще заявил, что «квартирный вопрос Лещенко не решается из-за его дружеских отношений с НАБУ»…

При отсутствии законных оснований НАБУ не будет никого привлекать к ответственности (кого бы не касалась проверка). Даже если кому-то этого хочется. Если есть сомнения в объективности нашей проверки, я готов выслушать их. Но пока мы слышим лишь голословные заявления, без конкретики. Что касается высказываний Луценко, то НАБУ ни с кем не имеет дружеских отношений. И в отличие от инициаторов определенных заявлений мы провели проверку законности действий Лещенко: сделали публичную презентацию результатов, указали на правонарушения и передали материалы в НАПК.

Вы комментировали ход «газового дела» депутата Александра Онищенко и заверили, что до конца года оно дойдет до суда. Однако Онищенко сомневается, что НАБУ это удастся …

Во-первых, институт заочного осуждения в Украине никто не отменял. Во-вторых, основная работа НАБУ по этому делу сделана. К тому же накануне еще один фигурант дела дал показания и тем самым полностью замкнул цепь отношений между членами преступной организации. Поэтому к концу года НАБУ вынесет окончательное решение по этому делу. Наш главный вопрос — задержание и доставка в Украину Онищенко. Относительно его комментариев, то лучше бы они фигурировали в протоколе допроса, а не озвучивались из-за рубежа.

Как НАБУ собирается получить Онищенко из-за рубежа в случае отказа Интерпола, Британии и РФ в экстрадиции?

На сегодняшний день мы еще не получили подтверждения от Интерпола или выставления им национальных карточек. Даже если процедура экстрадиции будет происходить, она может затянуться во времени. Но НАБУ это не остановит. Относительно возможности выдачи Онищенко Британией или РФ — шансы всегда есть. Конечно, на Россию надежд меньше.

В каком состоянии дело экс-нардепа от «Народного фронта» Николая Мартыненко о получении взяток при закупке «Энергоатомом» оборудования в чешской Skoda JS и приобретении по завышенной стоимости уранового концентрата из Казахстана?

Истерику некоторых адвокатов этого дела трудно комментировать. Но в ближайшее время мы дадим по нему окончательный ответ. Дело связано с большим количеством международно-правовых поручений, в которых задействовано восемь стран. Представляете, какой запутанной была схема махинаций! Однако основная масса этих поручений уже получена.

Почему Мартыненко до сих пор пребывает в качестве свидетеля? Он свидетель чего?

Мы стараемся не навредить себе разглашением тайны досудебного следствия. Но уверяю: приближаемся к финалу. Более подробные комментарии будут позже.

Недавно в Верховной Раде снова рассматривали проект закона о спецконфискации. Следует ли его принимать?

Проекты законов так часто меняются… К тому же данный закон не имеет прямого отношения к НАБУ. Когда он будет принят, тогда мы выскажем свою позицию по этому поводу.

Нардеп Андрей Тетерук выступил с идеей, чтобы не Вооруженные силы Украины, а НАБУ финансировалось за счет средств, полученных от спецконфискаций. Как вы относитесь к такой идее?

Если комментировать все, что происходит в Раде, то мне не хватит времени на основную работу. Но я считаю, что первоочередным является вопрос обеспечения надлежащего уровня оплаты труда сотрудников всех правоохранительных органов.

Автор материала: Татьяна Омельченко