Атипичная форма сотрудничества с МВФ

313

Обычная практика сотрудничества стран с МВФ свидетельствует, что власти, испытывая колоссальные экономические сложности, как правило, «бросаются» за помощью к кредитору последней инстанции, коим и является валютный фонд.

Такие действия вполне объяснимы и четко мотивированы.

Власти всегда в большей или меньшей степени «озабочены» состоянием своих налогоплательщиков.

Нет ничего парадоксального в том, что начальные требования МВФ всегда безоговорочно выполняются.

Это касается «монетарного пакета» — быстрых стабилизационных мер, которые должен задействовать центральный банк страны.

По мере «продвижения» программы требования фонда ужесточаются и начинают касаться более чувствительных сфер, относящихся к бюджетной политике.

Руководство страны, которая открывает программу сотрудничества с МВФ, об этом знает еще на этапе подписания меморандума о сотрудничестве.

Знает, но предпочитает об этом не думать. Если ситуация безвыходная, то многие согласны на любую, даже самую горькую и противную «пилюлю».

И вот на этапе, когда местным политическим элитам начинает казаться, что ситуация находится под их контролем, происходят основные метаморфозы.

Петля уже не жмет горло, и руководство страны, писавшее челобитные, обретает уверенность в себе. Эта уверенность не оправдана, но любовь к спасателю-МВФ резко угасает, и политические элиты начинают играть в новую-старую игру.

В момент, когда МВФ еще верит, что страна будет выполнять взятые обязательства, в том числе и такие, которые снизят народную поддержку руководства, политические элиты начинают вести двойную игру.

Они пытаются тестировать мировой рынок заимствования капитала. Иными словами — взять взаймы за границей самостоятельно. Для них преимущество одно: не выполнять жестких условий МВФ, сопряженных со снижением рейтинга.

Украина никогда не была исключением из этих поведенческих ухищрений плохих заемщиков. Достаточно вспомнить правительства и Тимошенко, и Азарова.

Их логика в этом плане была абсолютно одинакова: начать программу с фондом и обмануть его в момент необходимости введения мер бюджетной экономии — отмены льгот, повышения тарифов или пенсионного возраста. Мер, которые они обещали осуществить при подписании меморандума о сотрудничестве.

Они стремятся быстро выйти на внешние рынки заимствования капитала и одолжить там под гораздо более высокие проценты, чем те, которые необходимо было бы платить МВФ. Все ради того, чтобы не выполнять обещанное.

Еще какое-то время они пытаются водить фонд за нос, а потом просто консервируют программу сотрудничества. Поскольку при таком поведении большая часть причин, вызвавших кризис, объективно не может быть ликвидирована, новый кризис становится неизбежностью.

Единственный открытый вопрос — когда он грянет. Здесь могут быть варианты, зависящие от огромного количества факторов. Такая поведенческая линия при всей ее неправильности была понятна. Абсолютно неприемлема, но понятна.

Она вписывалась в общую логику нежелания политических элит терять электоральную поддержку и уж тем более «спасать свою страну» за собственный счет. На чашах весов всегда перевешивала «любовь к себе», а не желание вывести страну в плоскость стабильного развития.

Политики ни в Украине, ни в некоторых других странах не ставят интересы страны выше, чем свои интересы. Но то, что происходит в Украине в последние месяцы в ее отношениях с МВФ, является явно атипичным отклонением от поведенческой нормы других, даже более неуспешных стран-заемщиков.

Все непопулярные меры Украина уже сделала. «Горькая пилюля» по монетарному блоку принята. Страна уже в зоне гибкого курсообразования. В бюджетном блоке большая часть противного лекарства — уже в организме больного. То есть тарифы увеличены, расходы госбюджета урезаны, акцизы подняты.

Пропустим вопрос, насколько эффективно. По крайней мере, это уже произошло. В большей части осталось делать только то, что является популярным. Политик в любой стране эту часть взятых на себя обязательств будет делать «на ура!».

Это то, что позволяет понравиться своим избирателям. Это то, что прибавит в рейтинге и нивелирует негативный эффект от раннее принятых непопулярных мер. Эти меры популярны, их подержат все граждане страны.

Речь идет о структурных реформах.

В случае с Украиной это борьба с коррупцией, дерегуляция бизнеса, проведение судебной реформы, реформы государственного сектора и госуправления. В общем, все то, что должно обеспечить качественные изменения в стране.

Сложно себе представить, что люди выступают за коррупцию. Сложно себе представить, что бизнесмен — за административное давление на него и за головную боль со сложными и запутанными правилами игры. Вряд ли общество не хочет соблюдения закона и справедливого суда.

Однако именно нежелание Украины выполнять популярную часть программы сотрудничества с МВФ выталкивает ее из ряда стран, сотрудничающих с МВФ.

Это абсолютно атипичная форма поведения. Она была бы возможна только в том случае, если бы удельный вес тех, кто блокирует данное направление движения, в общем количестве населения был бы достаточно велик.

Однако речь идет о незначительном количестве игроков. Их доля в «акционерном капитале» страны вряд ли дотягивает и до 1%, ведь 99% акций на руках у населения. Главный акционер вправе рассчитывать, что его желание в виде проведения структурных реформ менеджмент должен выполнять.

На этом строится и логика размышлений в центральном офисе МВФ. Точно так же думают и западные партнеры Украины. Еще не до конца все поняли, что речь идет о крайне атипичной ситуации, но осознание этого уже прощупывается.

Адекватные действия должны быть предприняты немедленно.

Сотрудничество с МВФ должно быть сохранено не за счет просьб и традиционного для Украины вождения за нос, а за счет выполнения взятых на себя обязательств по проведению структурных реформ. Иначе могут прийти слишком тяжелые времена, и не только с экономической точки зрения.

Автор материала: Олег Устенко