Аваков-младший уходит в тень

249

Пока все были увлечены реинтеграцией Донбасса, власти решили по-тихому слить дело Авакова-младшего, что неудивительно. Юристы и не скрывают, что учитывая то, как работает система, все происходит по договору. Прямо в день громкого и пафосного задержания, а затем доставки в изолятор Арсену Авакову предложили не горячиться и немного подождать. В результате договоренностей дело пообещали замять. Когда был задержан Александр Аваков, а также заместитель министра МВД Сергей Чеботарь и предприниматель Владимир Литвин в качестве меры пресечения для них было выбрано личное обязательство. На Авакова-младшего был надет электронный браслет, а по требованию НАБУ имущество фигурантов должны были арестовать. Но через несколько месяцев история начала развиваться по-другому.

Буквально перед новым годом суд решил снять арест с квартиры и другого имущества Александра Авакова. Более того – на новый год ему даже разрешили уехать за границу, сняв электронный браслет. В результате сын Авакова вместе с папой праздновал в Италии. Аналогично произошло и с заместителем министра Чеботарем. Несколько дней назад по решению суда был снят арест с его имущества – двух домов и квартиры.

Постепенно дело аваковских рюкзаков сливается, и это понимают все эксперты. Несмотря на трудное расследование и резонанс, дело перебрасывали из одного ведомства в другое. СБК проводило скрытую съемку с камеры, которая была установлена в кабинете Чеботаря, снимался процесс покупки рюкзаков, но данная запись не была использована как доказательство, а лишь загружена в интернет. В результате давления общественности дело открыла уже генпрокуратура, которая очень долго раскачивалась по всем известной причине. Тогда новый генпрокурор Юрий Луценко не отел конфликтов с министром МВД Аваковым, который перед тем закрыл уголовное дело на сына Луценко, открытое из-за смертельного ДТП. В ответ ГПУ поспешила избавиться от этого дела и радостью отдала его НАБУ. Уже там детективам удалось узнать, что МВД приобрела рюкзаки у сына министра по заоблачным ценам. Следствие выяснило что после того как был объявлен тендер на закупку рюкзаков бизнес-партнер Авакова-младшего Литвин придумал схему как заработать. Ввиду того что у него не было своего швейного цеха, пришлось искать производителей в интернете. Некоторые из рюкзаков были сшиты на предприятиях и в учреждениях исполнения наказаний. Себестоимость пошива изделий составляла от 60 до 130 гривен, но Нацгвардия приобретала эти рюкзаки по 2799 гривен.

общая сумма закупки составила 14,5 млн. гривен. Но даже экспертиза впоследствии установила, что пошив не мог стоить дороже 555 гривен.

На данный момент уголовное дело перебрасывают между судами, НАБУ и специализированной антикоррупционной прокуратурой, до тех пор, пока оно не исчезнет. Юристы считают, что это уголовное дело уже спустили на тормозах, так как внутри системы никто не хочет конфликтов. Причем такие правила в рамках закона распространяются на всю политическую элиту. Но по другим случаям делается заказуха, признания выбивают, причем ответственности за это никто не несет. Антикоррупционные органы пока с этим справиться не могут.

С одной стороны НАБУ создавалось под давлением западных партнеров и финансируется за счет американских поступлений. Данный орган должен быть независимым, но до сих пор находится под контролем специализированной антикоррупционной прокуратурой Холодницкого, в итоге все действия детективы НАБУ должны согласовывать с руководителем САП. К примеру, при необходимости ареста детектив обращается к прокурору, а Холодницкий является заместителем генпрокурора Луценко. Кроме того, САП финансируется из госбюджета, что тоже влечет последствия. Получается что борьба с коррупцией, кумовством и прочими явлениями является в Украине не более чем декларативной. Все еще работает телефонное право, да и нынешняя власть, по сути, представляет прежнюю систему.

Остановиться они не могут и продолжают решать вопросы для себя. Все так же чиновники заключают договоры своих предприятий с государством, выигрывают для себя тендеры и по завышенным ценам продают товары. Некоторая часть финансов достается производителям, но большая часть попадает к олигархам и уходит в оффшоры. Общественность же не знает и малой части того, как власть зарабатывает на народе.