Банк всегда прав, а Закон для чего?

67

В практике юристов по банковским делам достаточно часто встречаются случаи, когда к ним приходят люди, взявшие кредит у банка и желающие оспорить его в суде без адвоката. Сразу оговорюсь, — это не должники. Они безупречно выполняют взятые на себя обязательства, однако, вчитавшись в свой договор, а также проанализировав сообщения на различных юридических форумах, перечитав статьи, что размещены в Интернете, они, как им кажется, нашли в нем беспокоящие их изъяны. Вывод из этого — желание признать свои договоры с банками недействительными в судебном порядке и избежать последующей продажи своего имущества на торгах, если долг всё-таки появиться.

Банк всегда прав, а Закон для чего?!

Типичная ситуация. Заемщик приходит в банк с какими-то документами и говорит “Мне нужен кредит на двести пятьдесят тысяч гривен, но хочу взять его в долларах”. После этого предлагается кредитный продукт, на который клиент подходит с конкретным пакетом документов. Уважаемые, именно это, как показывает судебная практика, и значит, что проговаривается процентная ставка, сроки рассмотрения, размер и сроки платежей. Многие украинские судьи считают, что на этой стадии дается самая полная информация, чтобы потенциальный заемщик понял с какими обязательствами он столкнется. Но, учитывая п. 4 ст. 203 Гражданского кодекса Украины, п. 4 ст. 11 Закона «О защите прав потребителей», потребителю финансовых услуг при заключении договора о предоставлении потребительского кредита должно быть предоставлено оригиналы всех документов, касающихся конкретного кредитного договора. Отмечу — именно оригиналы, а не под подпись ознакомлены с типовыми условиями, которые являются общепринятыми и принято локальными документами кредитодателя. Все документы, не вручены потребителю в оригинале и на которые имеются ссылки в договоре, по обычной логике должны признаваться в судебном порядке ничтожными из-за несоблюдения письменной формы заключения сделки (в соответствии с п. 6 ст. 11 Закона «О защите прав потребителей»). К тому же это может служить последствиями признания договора незаключенным, поскольку оставляет за не знакомым потребителем право отозвать согласие заключения договора.

На данном этапе показательного мною примера, отказаться от подачи заявки на рассмотрение можно без особых последствий. Однако, если заявка на кредит будет оформлена, отправлена на рассмотрение затем окончательно одобрена (что подразумевает работу службы безопасности банка), то отказ от получения кредита будет выглядеть не совсем этично и именно этим и апеллируют представители банковских учреждений на судебном процессе.

Адвокат откажет в помощи, если признать недействительным кредит не будет оснований.

Обратившись к специалисту по банковскому праву, как правило, клиенты хотят, чтобы тот помог им в планируемом деле — признании кредитного договора недействительным. Но, вопреки их ожиданиям, адвокаты не рекомендуют обращаться в суд и расторгать кредитное соглашение. Вопрос, который они при этом задают своим клиентам, звучит так: с какой целью это делать?

И вот тут кредитополучатели не знают что ответить. Из общих слов можно лишь понять, что где-то на просторах Интернета они прочитали, что в этом случае их кредитная задолженность уменьшится и они попадут под действие реституции.

С реституцией особенно интересно, ведь выполнить её условия, заключающиеся в немедленной выплате всего остатка денежных средств по долгу, согласно решению суда, могут лишь немногие. На что же тогда рассчитывают остальные? На лишение залоговой части? Понятно, что нет. Зачем же им тогда нужна реституция? Зачем признавать свое соглашение с банком по кредиту недействительным? Вменяемого ответа на эти вопросы нет.

Цели и средства.

Не секрет, что причин, которые служат основанием для того, чтобы осуществлять спор с банком в рамках судебного производства, немало. Однако, как показывает моя юридическая практика, все они связаны с деньгами.

Тяжба с банковской организацией — это, действительно, в первую очередь процесс, в котором права, судебные вердикты и имущество находятся на втором плане. На первом — всегда деньги. Вне зависимости от решения судей и участия адвоката в банковском споре, правомерности или неправомерности чьих-либо действий, выигравшим будет тот кредитополучатель, кто в конечном итоге отдаст меньше денежных средств. Это означает только то, что основная стратегия заемщика, ведущего тяжбу со своим кредитором, должна строится вокруг той суммы, которую он планирует отдать или не отдать ему.

Что касается стратегической цели кредитной организации, то она состоит в том, чтобы её клиент заплатил ей по-максимуму денег. То есть у нее точно такие же задачи, что и у кредитополучателя.

Презумпция правоты банковского учреждения: правовой абсурд!

При всём этом, судебная практика, допуская очередные судейские ошибки, выработала новую «презумпцию» о том, что заемщик знал, какой платеж будет, сколько будет составлять итоговая стоимость кредита, проценты и прочие тонкости же на той стадии, когда не отказался подписывать кредитный договор. Бесспорно, решая дела о признании кредитных договоров недействительными, суды должны учитывать требования законодательства, касающиеся их действия. Напомню, что они установлены как Гражданском кодексе Украины (статьи 1048-1052, 1054), так и в Законе Украины «О финансовых услугах и государственном регулировании рынков финансовых услуг» от 12 июля 2001 № 2499-VI. В частности, суды должны устанавливать следующие обстоятельства:

достижение сторонами согласия по всем существенным условиям договора: цель, сумма и срок кредита; условия и порядок его выдачи и погашения; виды (способы) обеспечения обязательств заемщика; процентные ставки; порядок платы за кредит; порядок изменения и прекращения действия договора; ответственность сторон за невыполнение или ненадлежащее выполнение условий договора;

кредитный договор должен заключаться обязательно в письменной форме, причем несоблюдение письменной формы влечет его ничтожность и не создает никаких правовых последствий, кроме тех, которые связаны с его ничтожеством;

стороны кредитного договора должны иметь необходимый объем гражданской дееспособности;

волеизъявление сторон должно быть свободным и отвечать их внутренней воле.

Правда исходя из той же судебной практики эти положения законодательства попросту игнорируются в суде. И потом по итогу откажется все же… И откат на исходную. Это, согласитесь, с отрицательной стороны характеризует заемщика перед банковским учреждением. Отмечу, что после подобных ситуаций банк имеет свойство ещё и “обижаться загоняя своего клиента в ипотечную кабалу” и при следующем обращении о получении кредита вряд ли будет положительное решение, при том, что согласно ст. 510 Гражданского кодекса Украины сторонами в обязательстве являются должник и кредитор. Если каждая из сторон в обязательстве имеет одновременно и права, и обязанности, она считается должником в том, что она обязана совершить в пользу другой стороны, и одновременно кредитором в том, что она имеет право требовать от неё.

Так что, если условия кредита вызывают сомнения, то лучше отказаться от кредита до отправки заявки на рассмотрение, не торопиться подписывать договор, и не надеяться на последующее решение спора через суд.

Таким образом, получается, что юридически оформленные соглашения, связанные с залоговым имуществом, ипотекой и поручительством, коллекторские агентства, органы правопорядка, судебные институции, служба исполнительного производства — всего лишь средства, которые призваны решать данные стратегические задачи.

К тому же, как показала практика, лица, берущие кредит, часто не задумываются о том, что их финансовое положение со временем может ухудшиться. То же самое касается и поручителей заемщиков, — они рассчитывают на то, что те своевременно погасят задолженность и не создадут им проблем. Однако часто случается обратное.

В итоге и те и другие оказываются, скажем мягко, в непростом положении. Проблема выхода из сложившейся ситуации осложняется еще и тем, что даже если они имеют сильные тактические стороны, то применить их с выгодой для себя не в состоянии, так как не имеют четко выработанной с адвокатом стратегии, а главное, — цели.

Автор материала: Светлана Приймак, юрист