Бас, сопрано и фальцет: финальная ария

429

«Ты знаешь что такое «орифлейм»? Только не путать с названием косметической марки», — близкий соратник Президента смотрит выжидательно. «В средневековой Европе обычно как воевали: за трофеи, пленных брали, города захватывали и т.д. То есть, за какой-то профит. Но случались схватки ни на жизнь, а на смерть – когда не интересовали ни пленные, ни трофеи. Когда изначально было понятно, что с поля боя уйдет кто-то один. Тогда еще перед началом битвы поднимали специальный флаг — он назывался «орифлейм». Так вот у нас сейчас ситуация «орифлейм» — останется только кто-то один», — заключает он, описывая ход президентской кампании.

Рейтинги целого ряда социологических фирм, опубликованные накануне, наделали в политической тусовке немалый переполох. Так, авторитетный КМИС дает Владимиру Зеленскому – 16.4%, Социс – 15.9, Центр Разумкова – 17.5% (среди всех респондентов).

Второе место – Петр Порошенко у которого 10.8%, 10.5% и 13.1% соответственно. Третье – Юлия Тимошенко: 9.6%, 10.3%, 11.5%.

До дня голосования остается чуть больше месяца, но – даже с оглядкой на рейтинги – невозможно точно спрогнозировать, кто из кандидатов выйдет во второй тур. Судя по цифрам, фаворитом является Зеленский, однако в этой истории чересчур много «но». Да и «разрыв» между Порошенко и Тимошенко – обращают внимание социологи – меньше любой погрешности, а значит вероятность попадания в финал именно их пары довольно высока.

Блиц-криг комика или «Зеленский как шампанское»

«Откуда эти колоссальные цифры? Как ему удалось нарастить их так стремительно?», — спрашивают друг-друга министры, депутаты, олигархи и прочие ресурсные люди.

Спрашивая, подразумевают: уже «самонаводиться» на новую реальность или еще подождать?

Причина первая и главная. «За» Зеленского равно «против всех». Сюда же – бОльшая часть «неопределившихся».

«Очень многое зависит от методики проведения опросов», — поясняет представитель одной из упомянутых социологических групп. «Как составлена сама анкета? Какой носитель используется – традиционная бумага или планшет? В своей практике мы сталкивались с тем, что если это планшет – у Зеленского уверенно добавляется около трех процентов. С чем это связано: молодежь, передовые технологии? Пойди, объясни. Но от планшетов мы отказались».

Еще фактор – так называемые «поля»: кто и где проводит опрос? Ведь у крупных социологических служб (работающих и в межизбирательный период, в том числе по коммерческим заказам) свои «поля» наработаны годами и у каждого есть определенная специфика, дающая «на выходе» хоть небольшой, но перекос. В том числе у «Социса», к которому ранее имел формальное отношение Игорь Грынив.

И еще один профессиональный «секрет». «Технологии многих опросов сейчас построены так, что ответ «я не знаю», «не определился» (за кого буду голосовать, пойду ли на выборы и т.д.) анкетера не устраивают. Ему обязательно нужно получить от респондента хоть какую-то фамилию. Поэтому когда человека настойчиво, раз так третий, спрашивают: «все же, а кого бы вы поддержали?», он называет самую абсурдную, но хотя бы известную ему (из числа прочих кандидатов) фамилию», — уточняет собеседник.

По его словам, вместе все эти факторы, складываются в нынешнюю картину.

«Рейтинг Зеленского – не новость. Он был таким целый год. Просто это была графа «против всех», без фамилии. А теперь вот появился имярек», — констатирует другой его коллега.

Причина вторая.

Но откуда такие протестные настроения?

Ненависть – главный тренд украинской политической повестки дня последних лет. Она множится в информационном пространстве телеканалов, в нерепрезентативном – с электоральной точки зрения – фейсбуке, на базарах и площадях. Категорическое неприятие всех, кто имеет хоть какое-то отношение к Печерским холмам («все они одинаковые»); создание себе фейковых «кумиров на час» — от Савченко до Семенченко и далее.

Запрос на новизну и удивление. Причем не важно какого качества.

Ответ на риторическое «почему» не может быть однозначным – тут и война, и экономическая ситуация, и невыполненные обещания власти. Но сама власть также приложилась. Право, странно было бы ожидать иного, если пять лет президентства тратятся, во многом, на системную, затмевающую другие задачи травлю оппонентов. Сперва – Яценюк, потом – Садовой, традиционно – Тимошенко, прочие граждане калибром поменьше. Ну и, наконец, Гройсман. Оказавшийся, впрочем, довольно миролюбивым и сговорчивым. Причем не только из-за дела Продана.

«Уверенно растущий рейтинг гаранта – лучший стимул для объединения вокруг него всех. Если так дальше пойдет, скоро очередь будет стоять из тех, кто «нес бревно вместе с Лениным», — саркастически комментирует один из топ-чинов АП, предпочитая умалчивать о том, что ключевые функционеры штаба ПАП давно и основательно между собой перессорились.

Причина третья.

Зеленский удачно вписался в параметры запроса условного «Юго-востока». После падения Януковича и Партии регионов на этом сегменте электорального рынка наличествовали и наличествуют сразу несколько предложений («Оппоблок» Александра Вилкула и «Оппоблок» по версии Бойко-Рабиновича; проект Евгения Мураева, партия «Возрождение» во главе с Виктором Бондарем, прочие). При этом монопольного положения никто из них не имеет. Да и структура электората условных «бело-голубых» существенно изменилась. С географией включительно (после оккупации Крыма, Донбасса, волны внутреннего переселения). А вот запросы этой части аудитории не поменялись. «Он наш, из Кривого Рога! Говорит по-русски, критикует нынешнюю власть», — отмечают эти люди.

Погружаться глубже – хотя бы в стратегию возвращения Донбасса «от Зеленского» (которой у него нет) нужным не считают.

Как и прогнозировали эксперты Института Горшенина, «новая звезда» действительно взошла на востоке. Хотя и совсем не та, что ожидали.

Причина четвертая.

И еще немного социологии. «Зеленский, как мы знаем, не системен», — подчеркивает, в разговоре с LB.ua, один из аксакалов профессии. «У него нет «ядра», он ни на что не опирается, соответственно нельзя сказать, какой у него «потолок», его невозможно «пощупать». Понятно, что его условные десять процентов «весят» меньше, чем условные пять у Юли или Петра, но точную пропорцию определить невозможно», — суммирует.

С точки зрения старых элит это, с одной стороны, угроза – «выстрелить» его показатели могут как угодно.

С другой – возможность. Не исключено, что Владимир Зеленский в первом же туре провалится с треском, не дотянув даже для третьего места.

«Мы провели свои фокус группы. Результат обнадежил: из 10-ти его избирателей — 6-ть — ни разу не ходили на выборы! И не потому, что это люди были младше 18 лет. Категория фокус группы была 18-35 лет. Его избиратель просто не придёт на выборы», — говорит один из лидеров БПП.

В штабе Юлии Тимошенко соглашаются: «Зеленский — это как шампанское. Его наливаешь в бокал, вроде бы, изначально много. Но очень скоро пена сходит и становится мало. Примитивное сравнение, но очень меткое».

Учитывая, что сам Зеленский – по словам тех, кто сейчас общается с комиком – уже практически видит себя Президентом, удар может оказаться очень болезненным.

В данном случае уместно вспомнить недавнюю закрытую встречу руководителя «95-го квартала» с выпускниками сообщества «Аспен». Начавшуюся и закончившуюся скандалом. Вначале потому, что общение с «аспеновцами» Владимир Александрович предпочел начать со специфических реверансов присутствующим «милым дамам». Явно не учтя того, что взгляды на гендер-феменизм-равноправие и вот это вот все у традиционных зрительниц «95-го квартала» и женщин-лидеров существенно отличаются. Мягко выражаясь. В конце потому, что – в ответ на ряд не слишком комплементарных вопросов – призвал их авторов быть посдержаннее, проявляя уважение к человеку, который, де, без пяти минут как глава государства.

Ну и «вишенка на торт» — недавние именины Игоря Коломойского, поздравить которого в Израиль съехались – ни много ни мало – порядка 130 человек. Это — только в первый день празднования. Мне уже доводилось писать: в числе тель-авивских гостей присутствовал, кроме прочих, Сергей Левочкин. Особо не общавшийся с именинником года этак с 2013-го, но умеющий держать нос по ветру. Сам Игорь Валерьевич опровергает, что на вечеринке звучали здравицы в честь его близкого друга, «будущего Премьер-министра Игоря Палицы», но общую картину происходящего сие не сильно влияет.

Интрига второго тура

Действительно ли может получиться так, что Зеленский – вопреки нынешним цифрам и ожиданиям многих – не выйдет во второй тур?

Вполне.

О преждевременности «списывания со счетов» Тимошенко говорят даже в штабе Порошенко: «Ее ядерный электорат — сельская глубинка. Социология туда не доходит, поэтому Юля всегда набирала немного больше, чем давали прогнозы. Так будет и на этот раз».

«Я уверена, что во втором туре мы встретимся с Порошенко», — заявила Юлия Тимошенко Youtube-проекту KishkiNa в эксклюзивном интервью, которое мы записывали на днях и которое скоро выйдет в свет.

Свежую социологию в ее окружении восприняли сдержанно. «Она нам даже в плюс», — убеждают. — Нам всегда не додают, уже привыкли, но сейчас команда особенно мобилизована. Понимая риски, народ буквально землю роет».

«Мы точно попадаем во второй тур! С кем? А вот тут – вопрос», — настаивает один из руководителей кампании Петра Порошенко.

Часть близких соратников гаранта полагают: столкновение с Владимиром Зеленским им выгоднее – технологически проще.

«Кто реально проголосует за главнокомандующего-комика во время войны?» — вопрошают. «Кроме того, у нас есть Грынив. Он наверняка придумает, как его нейтрализовать – первичный план уже разработан».

Кроме того, есть ряд практических моментов. Важнейший из которых — мониторинг и защита результатов.

Как известно, если к первому туру комиссии на местах формируются из представителей всех кандидатов (путем слепого жребия), то между первым и вторым их переукомплектовывают из числа ставленников фаворитов. «Если посчитать одних только членов комиссий, Зеленскому ко второму туру понадобится 200 тысяч подготовленных, специально обученных людей. Где он их возьмет? А ведь еще наблюдатели», — комментирует штабист.

«Дальше. Если Порошенко победит, но с небольшим отрывом, будут ли сторонники Зеленского возмущаться? Последуют ли суды, возможные протесты, какая-либо смута?» — продолжает. — Ответ очевиден. А вот если это будет Тимошенко…».

А вот если это будет Тимошенко, главным вызовом станут:

А) защита результата (и для нее, и для Порошенко)

Б) отстаивание легитимности своей победы (для Порошенко).

Легитимности не только правовой, но и в общественном восприятии. Ведь в 2004-м, строго говоря, все было тоже по закону…

«Штаб Тимошенко обвиняет нас в разворачивании «сеток», подкупе избирателей. Аваков играет на их стороне. Волна пошла уже серьезная, надо что-то делать», — признает один из функционеров главы государства.

«Да, сегодня у нас по Украине собрано уже 60 тыс. агитаторов. В перспективе планируем собрать 100 тыс. Мы им проводим тренинги. У всех них есть электронные карты, мы отслеживаем всех в он-лайн режиме, компенсируем расходы на транспорт, связь, питание. Это нормальная мировая практика, когда, грубо говоря, происходит вербовка сторонников. У каждого агитатора есть «кейс», домашнее задание. Могу сказать, что такой схемы никто и никогда не создавал в Украине ранее», — не без гордости добавляет второй.

Разумеется, по официальной версии «агитации и подкуп не есть одно и тоже». Кому кажется обратное – пусть крестится.

Вероятно, именно поэтому в четверг нанесли превентивный удар: в ряде региональных штабов ЮВТ были проведены – силами СБУ и, что интересно, ГБР, обыски. Якобы по подозрению в том самом подкупе избирателей. Все бы ничего, да поверить в «совпадение», в непредвзятость действий силовиков достаточно тяжело.

Тут-то и начинается настоящий «орифлейм».

Пожалуй, в завершение данного блока, стоит еще сказать: крайне важным фактором для победы того или иного кандидата есть явка.

В штабах и Порошенко, и Тимошенко ее ожидают довольно высокой – от 70 процентов. «Мы еще никогда так долго не жили без выборов. Максимальный интервал – два, ну два с половиной года. Сейчас прошло уже пять лет, народ наверняка захочет высказаться».

Что после президентских?

После президентских жизнь не заканчивается. А после подведения итогов, вероятных судов, установлении истинного победителя, начнется подготовка к парламентским. Какими они будут?

Основная интрига – закон. Изменять его можно до июля – даты, когда Рада голосует за старт гонки.

Активное гражданское общество настаивает на принятии так называемых «открытых списков». Политикуму идея также не чужда, но не той его части, которую представляют мажоритарщики. Их ставка значительна в кампаниях Порошенко, Тимошенко, их много в «Народном фронте». Все это – голоса, которые они попросту не дадут. Не говоря уж о том, что до зала проект Избирательного кодекса (он уже более года тонет в четырех тысячах поправок) вряд ли дойдет – ресурсные игроки заблокируют его на этапе рассмотрения в комитете Руслана Князевича.

«Мы уже проходили открытые списки на местных выборах. Это был эксперимент, и все тогда согласились, что неудачный. Поэтому тема списана в утиль», — комментирует один из таких ресурсных игроков.

«Прогнозировать парламентские, не зная исхода президентских невозможно, конечно. Ясно, что депутаты переориентируются на Президента – так бывает всегда. И у гаранта будет полгода (до начала декабря 2019-го – вступления в полномочия новой Рады), чтобы реализовать главные свои «хотелки» и кадровые инициативы. Прежде всего – по силовикам и главе НБУ. Что касается Премьера, он может остаться прежний или – на эти полгода – поставят «технического», — подхватывает его коллега.

А если страну возглавит Владимир Зеленский? Тут эксперты во мнении едины: «Украина наконец станет полноценной парламентско-президентской республикой. Какой и должна быть. В Раде против него объединяться все. И зададут Володе жару. Его максимум – статус английской королевы. Да и то, наверное, ненадолго».

Интересная деталь: с кем не поговоришь в окружении Порошенко, все эти люди вполне допускают проигрыш своего патрона. «Никакой трагедии. Порошенко уже вошел в историю – с безвизом и Томосом. Этого у него никто не отнимет», — подчеркивает один из важных функционеров Петра Алексеевича.

Тем не менее, в случае проигрыша президентских, объяснить ему это избирателям на парламентских будет крайне тяжело. Отсюда – идея похода двумя колоннами: «Две колонны позволят рассредоточить усилия, собрать больше голосов. Кроме того, если мы говорим о партии, ее приоритет – вступление в ЕНП. Там, правда, существует процедурная деталь – заявку подает непосредственно руководитель партии», — делится сподвижник гаранта.

С формальным главой у «Солидарности» проблемы. Как известно, подчиняясь требованиям закона о «госслужбе» Виталий Кличко еще два года тому написал заявление о сложении с себя соответствующих полномочий. И участвовать в жизни партии особо не стремится – даже выдвижение Порошенко на форуме «От Крут до Брюсселя» поддержал через пень-колоду (карикатурным австрийским видеоопосланием). Более того – рассчитывает на реинкарнацию собственного «Удара».

По словам третьего, не менее влиятельного соратника Президента, «на данный момент уже есть договоренность»: «После президентских выборов вместе идём на выборы с Гройсманом и Кличко. Ключевое слово — «вместе». Пока что с нами также Турчинов, часть фракции «Народный фронт», включая группу Парубия. Яценюк «на растяжке», но идеологически он ближе к нам».

В условиях турбулентности и неопределенности такие договоренности, конечно, не статичны, тем не менее. Одно понятно наверняка: ключевая угроза второго срока Порошенко – полная узурпация власти, закручивание гаек, «обезжиривание» оппонентов. Ведь преград больше не останется.

«Мне точно не придется больше работать в оппозиции. А вот Порошенко… Он за свои деяния будет отвечать», — твердо чеканит, в рамках интервью KishkiNa, Юлия Тимошенко.

Фото: Татьяна Бондаренко

***

Адепты теории «орифлейм» забывают об одном: на месте кровопролитных битв остается выжженная земля. Всегда. Даже если она, битва, просто электоральная. Не велика ли цена?

Соня Кошкина, Анна Стешенко