Бедные чиновники. Как заставить госслужащих заполнять правдивые декларации о доходах

191

Времена, когда украинские госслужащие могли вносить в имущественную декларацию только то, что считали нужным, или безнаказанно не вносить ничего вообще, постепенно уходят в прошлое.

Вот уже несколько дней главной новостью украинских медиа остаётся скандал с офшорами президента Украины Петра Порошенко и других высших должностных лиц страны. Главная претензия, которую общество высказало гаранту Конституции, состоит даже не в том, почему он, находясь на избирательной должности, продолжал заниматься бизнесом — собственно, кого этим сегодня удивишь? Но людей очень озаботило, почему президент не внёс факт владения офшорными акциями в свою имущественную декларацию.

Впрочем, для Петра Алексеевича звёзды совпали вполне удачно: административный штраф за недостоверные данные в налоговых документах ему не пришлось платить из-за истечения срока вынесения наказания — журналисты просто поздно спохватились. А от уголовной ответственности Порошенко спасла та самая Конституция и предусмотренный ею иммунитет для гаранта.

Стоит отметить, что господин президент в вопросах забывчивости и некорректного ведения собственной декларации совсем не одинок. Большинство топ-политиков Украины и госслужаших высокого ранга регулярно врут в своих декларациях. До последнего времени делать это им вполне позволял закон: ещё в 2014 году максимальное наказание за несвоевременность подачи декларации составляло… аж 425 гривен. А наказания за неправдивые сведения в декларации не было вообще. Понятно, что это отнюдь не служило стимулом для чиновников и бюрократов корректно вести свою финансовую отчётность.

Единственным предохранителем от полного беспредела в заполнении деклараций чиновников служила хоть какая-то их публичность. Ещё действующая редакция антикоррупционного закона требует, чтобы декларации не просто заполнялись от руки и подавались по месту работы, но и обязательно публиковались на официальных сайтах органов власти или же в их ведомственных медиа. Это позволяло организовать хотя бы минимальный независимый контроль деклараций чиновников со следующими медийными санкциями по отношению к наиболее безответственным чинушам.

И это действительно работало. Стоит отметить, что и во времена Виктора Януковича, и в последующие два года нечистые на руку чиновники если и уходили с должностей, то исключительно благодаря медиарезонансу вокруг обмана в их имущественных декларациях. Особенно часто на этом горели представители силовых структур.

Как пример, во времена Виктора Януковича экс-министр внутренних дел Виталий Захарченко единственный из министров просто не публиковал свою декларацию. Формально она вроде как и была — по информации министерства размещалась в спецгазете милиционеров страны. Но издание постоянно оказывалось настолько популярным, что уже на второй день отыскать хотя бы одну копию номера с декларацией министра было просто невозможно. В итоге Transparency International Украина подала иск против министра Захарченко и через суд добилась обнародования его декларации. Так страна и узнала, что главный милиционер страны жил далеко не на одну зарплату.

Ситуация существенно изменилась в 2015 году, когда в стране заработал пакет новых антикоррупционных законов. Один из них вводил абсолютно новый подход к декларированию чиновничьего имущества. Во-первых, декларирование должно происходить в электронном виде. Во-вторых, ответственность, причём сразу уголовная, должна быть предусмотрена не только за отсутствие декларации, но и за враньё в ней. В-третьих, декларации должны стать автоматически доступными для всех желающих. По сути, антикоррупционным законом вводился в действие принцип: все видят всё и в случае вранья в декларации за это точно посадят.

Понятно, что такие перемены совсем не понравились украинским политикам и чиновникам — поэтому они сделали всё возможное, чтобы закон так и не заработал. Для этого депутаты Рады сначала отсрочили на год введение электронной системы декларирования, а потом и вовсе выхолостили ответственность за недостоверные сведения, оставив в качестве наказания не очень большой штраф и общественное порицание обманщиков. Чиновники из Кабмина пошли ещё дальше и заблокировали создание Нацагентства по предотвращению коррупции, непосредственно ответственного за введение электронного декларирования. Так, конкурс на руководителей этого самого агентства начался в апреле прошлого года и длится до сих пор.

Но, несмотря на саботаж со стороны топ-политиков и чиновников, электронное декларирование понемногу становится явью. Под жёстким давлением украинских общественных активистов, за спиной которых маячили евробюрократы с дубинкой в виде отмены безвизового режима с ЕС, парламент таки пошёл на компромисс и принял в феврале этого года поправки в закон, которые реанимировали электронное декларирование уже в этом году.

Итак, что же изменилось в принципах декларирования имущества чиновников? Заносить в специальную форму своё имущество и расходы теперь должно большинство украинских бюрократов, а прежде всего, президент, премьер-министр, иные высшие должностные лица, депутаты всех уровней, госслужащие, силовики и судьи. При этом в электронной декларации будет указана информация обо всех ближайших членах их семей и физических лицах, с которыми декларанты пребывают в так называемых фактических семейных отношениях. Декларация будет подаваться онлайн, через специальный портал, и после подачи документ будет доступен для открытого просмотра.

Закон предусматривает достаточно широкий перечень информации для указания в декларации. Это и недвижимость, включая незавершённое строительство, и ценное движимое имущество, такое как автомобили, украшения, драгоценности, картины, это и официальные доходы и расходы (в сумме от 50 минимальных зарплат) чиновника и его семьи, подарки стоимостью от 5 минималок, корпоративные права и юридические лица, конечным владельцем которых является чиновник. Также под декларирование попадает работа по совместительству и вхождение в руководящий состав общественных или профсоюзных организаций и благотворительных фондов.

Сохранена и ответственность за умышленную подачу недостоверных данных — как административная (в случае расхождений между задекларированным и фактическим имуществом на суму более 137 тысяч гривен), так и уголовная (в случае таких расхождений на суму более 344 тысяч гривен). К административной ответственности будет привлекать Национальное агентство по вопросам предотвращения коррупции, а к уголовной — Национальное антикоррупционное бюро, Государственное бюро расследований и подразделения Национальной полиции Украины.

Вступить в действие новая система должна уже в ближайшее время. Как только Нацагентство по превенции коррупции обнародует форму электронной декларации, заработает законодательное требование для топ-чиновников и политиков задекларировать в электронной форме всё вышеуказанное, включая имущество и расходы. На это им дадут 60 календарных дней. После чего Нацагентство начнёт проверку внесённых ведомостей и в случае расхождений инициирует штрафы или уголовные дела против нарушителей закона.

А значит, Петру Порошенко стоит более внимательно отнестись к своей электронной отчётности, чтобы не стать фигурантом антикоррупционных уголовных дел за умышленное враньё в собственной декларации.

Тем более что президент Украины точно не похож на бедную церковную мышь, у которой нечего показать людям.

Автор материала: Алексей Хмара, Евгений Черняк