Без году неделя: что за месяц сделали «полицейские омбудсмены»

556

В Национальной полиции месяц назад появилась новая структура – управление по обеспечению прав человека. «Полицейские омбудсмены» прежде всего взялись за реформирование системы изоляторов временного содержания. За первый месяц работы в департаменте готовы предложить и изменения в Криминально-процессуальный кодекс страны. В 2008 году в Украине уже пытались запустить похожую структуру, но это закончилось провалом. В управлении рассказывают, что с первого раза не получилось из-за смены власти, однако некоторые эксперты и юристы уверены, что служба не будет жизнеспособной, если со стороны руководства снова не будет надлежащего внимания. Vse.Media выясняли, нужна ли в Национальной полиции эта структура, каковы дальнейшие планы «полицейских омбудсменов» и увенчается ли успехом попытка №2.

Месяц назад в Национальной полиции появился новый департамент – управление по обеспечению прав человека. «Полицейские омбудсмены» занимаются профилактикой правонарушений со стороны полицейских, мониторингом деятельности подразделений полиции, проведением служебных расследований по выявленным фактам и рассмотрением жалоб граждан на действия полицейских. В структуре департамента функционирует 2 подразделения – отдел уполномоченных главы Национальной полиции и отдел обеспечения деятельности изоляторов временного содержания.

За это время работники департамента провели контрольные выезды патрульной проверки подразделений полиции, по результатам которых в скором времени обещают опубликовать отчет. Начальник отдела уполномоченных главы Национальной полиции Константин Тарасенко рассказал Vse.Media, что в этом докладе будут представлены типичные нарушения со стороны полицейских. Бороться с выявленными правонарушениями в департаменте будут на тренингах, но Тарасенко подчеркнул, что в Национальной полиции работать старательно готовы не все.

Уже есть и нарушители

«Наши сотрудники сейчас провели контрольные выезды патрульной проверки к подразделениям тех или других регионов. Во время этих проверок они исследовали какие нарушения присутствуют в деятельности полиции. Сейчас готовятся отчеты по этим выездам», — рассказал Константин Тарасенко. По его словам, были выявлены типичные нарушения прав человека в деятельности полиции.

«Во-первых, это неправильное оформление задержанных лиц. Есть процедура, предусмотренная Криминально-процессуальным кодексом, и часто, к сожалению, работники полиции нарушают процедуру оформления задержанных и, соответственно, из-за этого появляются некоторые сложности с определением процессуального статуса этих (задержанных – ред.) лиц. Когда мы выявляем нарушения прав человека, мы инициируем служебное расследование выявленного правонарушения», — объяснил он.

Как рассказали в департаменте, в некоторых случаях информация по результатам таких расследований может передаваться в отдел внутренней безопасности.

Без году неделя: что за месяц сделали «полицейские омбудсмены»

«Основные нарушения – это нарушение процедуры составления протоколов, нарушение процедуры задержания, несоблюдения прав задержанных, несвоевременное сообщение в центр предоставления бесплатной правовой помощи, оповещение родственников и так далее. Эти нарушения являются системными», — уточнил Константин Тарасенко, отметив, что принято решения проводить тренинги с полицейскими по тем вопросам, где чаще всего нарушается процедура.

«Наши сотрудники сейчас ездят по отделениям полиции и читают лекции, проводят тренинги, разъясняют все нюансы относительно законности задержания», — сказал он, добавив, что «если установлена вина полицейского – мы передаем информацию либо в следственные подразделения, либо руководству и применяются меры».

Начальник отдела уполномоченных главы Национальной полиции также рассказал, что среди сотрудников полиции, некоторые работники относятся халатно к соблюдению таких процедур. «С ними надо работать. Есть люди, которые пришли работать, а есть люди, которые лишние в этой системе», — рассказал Тарасенко в разговоре с Vse.Media.

В департаменте планируют проводить тренинги и по другим темам, в частности, на тему толерантного отношения к национальным меньшинствам.

«Я был на заседании БДИПЧ и там было оговорено с представителями ОБСЕ, что они нам помогут в организации обучения представителей полиции. Во-первых – это на тему борьбы с насилием в семье потому, что у нас с этим есть проблемы. Если брать статистику, то за прошлый год около 85 тысяч вызовов только по факту насилия в семье», — рассказал он, добавив, что конкретные шаги будут обсуждаться на ближайшей неделе.

Однако исполнительный директор «Всеукраинской коалиции оказания правовой помощи» Виталий Мисяць подчеркнул, что «полицейским омбудсменам» стоит присмотреться к фактам «задержания по якобы административному делу для того, чтобы было время для «работы» с подозреваемым в рамках уже уголовного производства, избиения подозреваемых, непредставления надлежащей медицинской помощи и тому подобное».

Первые инициативы

«Мы хотим поднять вопрос перед законодательным органом о предоставления возможности задержания лиц, когда есть обоснованное подозрение, что это лицо совершило преступление без постановления суда, потому, что, время иногда очень много на что влияет», — сообщил Константин Тарасенко.

По его словам, что кое-какие наработки по данному вопросу уже есть. «У нас уже есть предложения по изменению в Криминально-процессуальный кодекс, и мы надеемся, в некоторой мере, если эти изменения будут приняты, они облегчат работу полиции. Мы хотим унормировать момент задержания особы без постановления следственного судьи», — добавил глава департамента.

Правозащитники, отмечают, что полиция все время пытается расширить круг своих полномочий.

«Современный КПК соответствует все требованиям в том числе и международным стандартам в отношении задержания. В исключительных случаях полиция может задержать без решения суда и эти случаи законом четко определены. Полиция всегда тяготеет расширить свои полномочия и это вечная борьба и не только в Украине», — объяснил Vse.Media глава правления Экспертного центра по правам человека Юрий Белоусов.

При этом эксперт отметил, что в некоторых случаях упрощение этой процедуры действительно облегчило бы работу полицейских, но «на сегодняшний день законодательных оснований и расширять полномочия полиции нет необходимости», — прокомментировал он.

В то же время, по словам Виталия Мисяця, «совсем отказаться от судебного контроля при задержании лица невозможно. Это противоречит международным обязательством нашей страны. В частности, согласно ч.3 ст.3 Европейской Конвенции о защите прав и основоположных свобод человека», — сказал он.

Адвокат Сергей Войченко считает, что упрощение механизмов задержания на законодательном уровне усугубит, так называемый, кризис в реформировании полиции. «В статье 208 (КПК – ред.), четко предусмотрено, что уполномоченное лицо имеет право без постановления следственного судьи, задерживать лицо, которое подозревается в совершении преступления, за которое предусмотрено наказание в виде лишения свободы и четко определены те условия, случаи, в которых это возможно. В административном порядке человек может быть задержан на три часа до выяснения его личности и все. То есть, вопрос о том, что хотят ввести так называемые «реформаторы» – остается загадкой. Этот процесс уже унормирован. Все остальное будет уже действительно двигаться к полицейскому государству и приведет к еще большему сопротивлению и большему противостоянию общества и правоохранительной системы. В итоге, вместо решения проблемы, это усугубит кризис, который уже существует сейчас. Это должно быть все четко прописано в законе и считаю такие инициативы нежизнеспособными», — сказал адвокат Сергей Войченко, комментируя Vse.Media инициативу «полицейских омбудсменов».

Адвокат подчеркнул, что «согласно с практикой Европейского суда, фиксация точных данных о задержании лица, как и основания задержания – являются необходимым условием законности задержания для целей, предусмотренных статьей 5 Конвенции».

В свою очередь руководитель отдела уполномоченных главы Национальной полиции отметил, что принимать решение по данным предложениям будут в министерстве.

«Мы подаем эти инициативы в Министерство внутренних дел. Мы работаем в системе и не можем самостоятельно подавать в Верховную Раду. Даже господин Аваков сам не внесет в Верховную Раду законопроект – все делает Кабмин. Соответственно, мы подаем главе Национальной полиции, дальше глава Национальной полиции передает в Министерство внутренних дел, а они – в Кабмин», — уточнил глава офиса.

Всегда онлайн

В департаменте планируют внедрить систему абсолютного видеонаблюдения за задержанными, которые пребывают в изоляторах временного содержания.

«Мы имеем право заниматься только изоляторами временного содержания — то, что относится к нашей системе (системе МВД – ред.). В этой системе на сегодняшний день происходятизменения. Реформа состоит в том, что во всех камерах, где есть задержанные, будут установлены камеры наблюдения и у дежурного будет возможность наблюдать за всеми людьми, которые пребывают в изоляторе», — сказал Константин Тарасенко.

Однако сейчас онлайн режим обеспечен только на региональном уровне. Насколько быстро заработает централизованная система зависит от финансирования.

«В каждом регионе видеонаблюдение выводится на наших работников, которые там находятся», — рассказал господин Тарасенко. Он добавил, что сейчас есть проект централизованного видеонаблюдения по всем изоляторам, однако «на это необходимы некоторые затраты. Одна такая цифровая камера стоит около 30 тысяч грн».

В целом, по его словам, на полный запуск системы видеонаблюдения в изоляторах временного содержания необходимо 94 млн грн. Отметим, что в Украине в системе МВД функционирует 143 изолятора.

Также сейчас активно внедряется электронная база данных, в которой будут фиксироваться все передвижения задержанных и процессуальные действия, которые совершаются в отношении его. Правозащитник Юрий Белоусов рассказал Vse.Media, что Европейский комитет по противодействию пыток уже давно требовал от Украины внедрить подобный арсенал.

Без году неделя: что за месяц сделали «полицейские омбудсмены»

«У нас внедрена система Custodyrecords, которая позволяет совершать контроль за передвижением и состоянием человека с момента его задержания. То есть, после того, как лицо задержано, в электронную базу вносятся данные о физическом состоянии и фиксируются все процессуальные действия до того момента, пока особа не отпущена или не переведена в следственный изолятор. Например, если лицо жалуется на какие-то боли или объявляет голодовку – все это вносится в базу данных. Если следователь, к примеру, вызывает на допрос – это тоже фиксируется, и мы сразу видим, кто, что и когда», — отметил глава отдела уполномоченных главы Нацполиции.

Без году неделя: что за месяц сделали «полицейские омбудсмены»

Он добавил, что задержанным лицам следует отмечать все свои жалобы и в журнал регистрации, а их родственники могут непосредственно обратиться к уполномоченному главы Национальной полиции в случае выявления нарушения прав человека.

Без году неделя: что за месяц сделали «полицейские омбудсмены»

Статистику о правонарушениях в департамент обеспечения прав человека предоставляют государственные защитники.

«У нас подписан меморандум с министерством юстиции, в котором предусмотрен, обмен информацией. Нашим сотрудникам поставлена задача тесно сотрудничать с координационными центрами (по предоставлению бесплатной правовой помощи – ред.) в каждом регионе с целью выявления тех или других правонарушений, потому что адвокаты этих центров непосредственно встречаются с задержанными, и они получают от задержанных информацию о том, какие нарушения были со стороны сотрудников полиции. Сам задержанный, возможно, и не будет жаловаться, а через адвоката мы можем получить такую информацию», — рассказал руководитель департамента.

Без году неделя: что за месяц сделали «полицейские омбудсмены»

При этом он уверил, что юристы координационных центров предоставления правовой помощи не нарушают «адвокатскую тайну», а предоставляют статистику, «а если есть договоренность с задержанным, то только с его разрешения — предоставление персональных данных».

Господин Войченко уточнил, что тесное сотрудничество государственных защитников с полицией «приводит к тому, что есть коллеги, которые предоставляют бесплатную правовую помощь, но при этом создают проблемы следователям и не идут на поводу. Хотя, в то же время, есть и другая сторона медали – есть такие адвокаты, которые не слишком рьяно относятся к своим обязанностям, так как считают, что все равно им платит государство, клиент им не платит и не хотят они ссориться и лишних полтора-два часа сотрудник полиции экономит им время, подписав, что они находились на следственных действиях, что в итоге повлияет на их гонорар», — сказал адвокат, подчеркнув, что в любой профессии встречаются «паршивые овцы».

Адвокат добавил, что «любой человек имеет право на правовую помощь, и я могу только надеяться на то, что мои коллеги-адвокаты будут строго соблюдать Кодекс адвокатской этики и не будут идти в угоду полицейским, а будут эффективно представлять и защищать интересы граждан».

Второй шанс

Отметим, что создание правозащитного института в лавах Нацполиции является уже второй попыткой. В 2008 году, когда Юрий Луценко возглавлял правоохранительное ведомство, такой департамент тогда был. Институт «полицейских омбудсменов» ликвидировал следующий министр МВД Анатолий Могилев.

«Мы, когда работали (в 2008 году – ред.), мы были, как люди с другой планеты. Мы писали годовые отчеты, но никто не понимал, чем мы занимаемся, ни о каких реформах речи не шло. Сейчас хочется верить, что все получится», — рассказал правозащитник Юрий Белоусов, который был заместителем руководителя департамента по обеспечению прав человека в 2008 году.

В адвокатской среде настроены менее оптимистично к повторным нововведениям.

«Ничего не поменяют. Как было, так и останется. Фактически, это есть и сейчас, но немного в другом виде. Оперативники и следователи как ходили без адвокатов, так и будут ходить и так далее. Это -территория полиции. Условия в изоляторе временного содержания гораздо строже, чем в следственном изоляторе, но по бытовому — лучше. Но лучше все равно на свободе», — отметил адвокат Сергей Войченко, подчеркнув, что «если полицейскому рассказывать, что он прав всегда, а он иногда не прав, тогда и происходит такой большой разрыв, когда полицейские поступают не всегда справедливо, а работа департамента сведется к тому, чтобы доказывать правоту полиции».

В свою очередь нынешний руководитель Константин Тарасенко говорит о том, что на этот раз, функционал департамента шире и ошибки прошлого учтены.

«Тогда, все же, это было направлено на то, чтобы проводить служебные расследования, наша основная задача – это профилактика совершения преступлений полицейскими в сфере прав человека… Почему их постигла неудача? Наверное, потому, что произошла смена руководства в министерстве», — добавил Тарасенко, подчеркнув, что сейчас активно используется международный опыт коллег.

«На сегодняшний момент точно такого же инструмента, как у нас в других странах нет, но ест похожий опыт, к примеру, в Британии», — рассказал он, подчеркнув, что в Украине используют британский опыт, однако функционал полицейских омбудсменов в Великобритании несколько отличается от системы, которая внедряется в Украине.

«Некоторые международные организации обещают предоставлять нам информацию о подобных структурах для того, чтобы у нас с ними был контакт», — резюмировал он.

Эксперты в свою очередь предупреждают, что такие структуры должны находится под пристальным внимание руководства Национальной полиции.

«То, что при МВД, чуть ли не основном нарушителе прав человека, создается такой орган — это уже хорошо. При надлежащем внимании со стороны руководства Министерства к проблеме соблюдения прав человека, этот департамент будет успешным. В конце концов, если они помогут уменьшить количество нарушений прав человека со стороны полицейских, это приведет к уменьшению количества жалоб в ЕСПЧ и уменьшению наших с вами, как обычных налогоплательщиков, расходов на выплату сатисфакций», — сказал правозащитник Виталий Мисяць.

Автор материала: Марианна Присяжнюк