В декабре 2015 года рейтинговое агентство Standard & Poor’s повысило рейтинг Украины до уровня «B-/B» с преддефолтного уровня «SD/D» в октябре – после завершения правительством Украины реструктуризации внешнего долга. Также Standard & Poor’s улучшило прогноз падения экономики Украины по итогам 2015 года до 12% против ранее выданного прогноза в 15% и сохранило прогноз роста экономики в 2016 году на 2%. При этом агентство прогнозирует, что уровень госдолга в 2016 году составит 72,4% ВВП с последующим снижением этого показателя до 66% к 2018 году. О том, что ждет украинскую экономику в начавшемся 2016 году, корреспондент беседовала с главой экспертно-аналитического совета Украинского аналитического центра Борисом Кушнируком.

Борис Борисович, что ожидает нашу экономику в 2016 году? Минфин настроен оптимистически…

В госбюджет на 2016 год заложен уровень роста ВВП 2%. Это, фактически, депрессия: после 20%-ного падения 2%-ный «отскок». Такой рост может быть в нормальной экономике, если она не падала. Хотя, безусловно, следует понимать, что происходит в нашей стране, чего нельзя не учитывать. В целом же, одна из причин столь глубокого падения украинской экономики в последние годы — сворачивание торговли с Россией, начиная еще с четвертого квартала 2012 года. Если 2011 год по уровню товарооборота с Россией был «пиковым», украинский экспорт в Россию составлял около 20 млрд. гривен, в текущем году мы вышли лишь на цифру около 4,5 млрд. Неясно, учитывали ли правительственные эксперты, высчитавшие эти 2%, то, что одни отрасли экономики могут в 2016 году расти, однако другие из-за дальнейших торговых ограничений со стороны России продолжать падать.

Выходит, нам уже нечего терять, экспорт в Россию не будет снижаться прежними темпами?

По экспорту мы, вполне вероятно, можем еще потерять около 1-1,5 млрд. долларов. Большего я не ожидаю: эта цифра может вырасти лишь в случае полномасштабных военных действий и полной приостановки торговых отношений. Однако в этой ситуации будет происходить «игра», связанная с тем, что Беларусь и Казахстан отказались вводить таможенные ограничения в отношении украинских товаров. Это, к слову, довольно забавная ситуация: Казахстан, Беларусь и Россия находятся в одной таможенной зоне. И уже сейчас известно, что определенные виды российской продукции идут в Украину через Беларусь, а из Украины — Россию также этим путем.

Уточните, какие группы товаров?

С Беларусью у нас вообще «хитрая» ситуация — отрицательное торговое сальдо. При этом, наибольшая статья экспорта Беларуси в Украину — нефтепродукты, более половины объема. Мы покупаем топливо из Мозыря, и, думаю, часть к нам поступает транзитом из России.

На протяжении какого промежутка времени «российский фактор» может перестать влиять на украинскую экономику?

Экономическое влияние России на Украину уменьшается такими темпами, что через год-два оно будет иметь минимальное значение. Россия перейдет из разряда наших ключевых в ранг средних экономических партнеров.

Какой главный фактор будет определять состояние нашей экономики в короткосрочной перспективе?

Это — политика правительства, бюджетная, налоговая, регуляторная. Но она не имеет «мгновенного» эффекта. Для того, чтобы правильные решения или ошибки правительства дали результат, должно пройти полтора-два года, а по некоторым направлениям для получения ощутимых изменений нужны и 10-15 лет (по децентрализации или пенсионной реформе). Поэтому влияние правительства на текущий экономический рост — иллюзия. В то же время, у меня претензий к действиям нынешнего правительства более, чем достаточно. Главным фактором, влияющим на экономику в короткосрочной перспективе, являются действия Центрального банка. Не зря во многих странах мира даже в конституции записано, что центробанк отвечает не только за стабильность нацвалюты, но и за экономический рост, и даже уменьшение безработицы. Ведь НБУ определяет количество денег в обороте.

Министр финансов Наталия Яресько в эфире одного из телеканалов недавно заявила, что полностью удовлетворена работой НБУ…

У НБУ было несколько заданий. Одно из них — сохранить стабильность национальной валюты на фоне валютной паники после начала военных действий и отсутствия золотовалютных запасов. В результате гривна обесценилась, а мы имеем наибольшую инфляцию с периода 90-х. Но по своей природе она не монетарная, а является инфляцией расходов. С учетом войны, не могу возложить вину за это на НБУ. Второе задание, с которым НБУ, по большому счету, справился — это очищение банковской системы. В то же время, экономика не может развиваться без увеличения объемов кредитования, предприятиям нужны оборотные средства. Но кредитование сокращалось, что было одной из причин падения экономики. При этом, НБУ был вынужден печатать деньги для НАК — «Нефтегаза» и Фонда гарантирования вкладов. Но в 2016 году на НАК — «Нефтегаз» уже не закладываются средства в бюджете, он отпускается в «свободное плавание», так как по данным третьего квартала 2015 года вышел в «плюс». К тому же, мы практически закончили процедуру ликвидации банков- «мертвецов», в бюджет заложено всего 15 млрд. грн. для Фонда гарантирования вкладов, хоть это и не мало.

Что должно измениться в политике НБУ в 2016 году?

У НБУ появляется возможность пересмотреть свою денежно-кредитную политику. И если в Нацбанке подойдут к этому разумно, найдут механизмы снижения процентной ставки, стимулирования кредитования экономики, мы сможем превысить экономический рост в 2%. Гонтарева(глава НБУ Валерия Гонтарева — ред.) утверждает, что кредитовать сегодня некого, предприятия в сложном экономическом положении. Но я считаю, что кредитовать сейчас нужно не предприятия, а меры по энергосбережению. Правительство официально заявляет, что на термомодернизацию многоквартирных домов необходим, условно, триллион гривен, для частных домов — еще несколько сотен миллионов. Так вот, если на эти цели НБУ станет выдавать дешевые и долгосрочные кредиты, в безналичной форме, это позволит точно их использовать. И сразу решится несколько заданий — будет стимулирован спрос на материалы и услуги, связанные с теплосбережением, а также объемы работ, создание новых рабочих мест. И эффект можно будет получить сразу, немедленно — так как население является конечным плательщиком НДС, и бюджет получит деньги из экономики за счет налогов. Результат можно увидеть уже после первого сезона. Плюс — меньше энергоносителей нужно будет закупать за границей, что снизит давление на гривну. Такая программа должна быть рассчитана на 5-7 лет. И люди, поверьте, будут брать дешевые кредиты, растянутые на 10-15 лет. Благодаря мерам по энергосбережению можно обеспечить фантастический рост экономики.

Автор интервью: Марина Иванова