Чего ожидать от школ в серой зоне

317

Те старшекласники, у которых есть Интернет, могут смотреть украинское ТВ, остальные — нет

С 11 подростками из городов «серой зоны» Марьинки, Красногоровки и Курахово я встретилась за неделю до начала учебного года.  Ребята приехали на двухдневный тренинг по журналистике на базу отдыха «Золотое руно» в  Курахово Донецкой области — это в 50 км от Донецка.

Один из организаторов поездки, руководитель Международного  центра помощи Сергей Косяк рассказал,  что эти дети в мае прошли конкурсный отбор среди 30 желающих быть журналистами  и теперь смогли на несколько дней выехать из близких к войне городов.

Сергей Косяк / Фото: http://antikor.com.ua/

После тренинга они вернулись домой и пошли в школу, как и все дети в Украине.  Но все ли у них так, как у всех? Как это — учиться рядом с войной?

Поговорить об этом приглашаю детей после обеда на расположенное  на территории базы Кураховское водохранилище. Расспрашивать у них о  войне напрямую не решаюсь — Марьинка и Курахово обстреливаются, а дети все — таки на отдых приехали. Пока они со смехом бегают по берегу водохранилища, а потом забегают в воду, раздумываю, с чего бы начать разговор.

Первой удается поговорить с Настей Трофимчук, ученицей 7-го класса Красногоровской общеобразовательной школы №2. Девочка рассказывает, что к 1 сентября была готова еще за неделю, даже портфель собрала, правда,  не успела прочитать все 24 книги, которые задавали на лето. В этом году учебный процесс в их школе не прерывался, только зимой в ней очень холодно, и все переходят в школу №5. Зимой в ней в две смены учатся школьники всех пяти красногоровских школ.

Над пожеланием к 1 сентября детям в других областях Украины Настя долго не раздумывает.

-Я хочу пожелать им удачи и чтобы они ценили то, что у них есть, и школу тоже, — говорит девочка. — Я понимаю, что не все любят ходить в школу, точнее, никто не любит, но пусть они ценят то, что могут это делать.

Нынешняя семиклассница  рассказывает, что сразу после начала боевых действий практически все школы в Красногоровке ощутили их на себе.

— Школа  №1 сгорела при первом обстреле, — вспоминает она начало истории «русского мира» на Донбассе. — В нашу школу  снаряды попадали два раза, кое-где повылетели окна, но в нескольких классах их восстановили.

В третью школу много раз попадали, директор пытался ее восстановить, даже окна новые поставил, но её опять разбили. В пятую школу тоже попадали, её отремонтировали, чтобы в ней зимой учились, но она самая маленькая школа в нашем городе, и зимой там нереально учиться — очень тесно.

Из-за постоянных обстрелов  Красногоровки Насте пришлось пропустить пятый класс — горсовет тогда запретил школам проводить занятия, и  в результате дети учились только последние три недели учебного года.

 —  Раньше я была отличницей,  но в шестом классе из-за того, что у меня не было базы пятого, стала получать «девятки»,  а до того  училась на 10 и 11 баллов, — делится проблемами девочка.

Когда Настя начинает оглядывается на друзей на берегу,  я прощаюсь с ней  и подхожу к пятнадцатилетней Мирославе Трофимчук. Она поначалу приветливо улыбается, но когда я достаю диктофон, меняется в лице, а потом интересуется, что и где я буду публиковать.

Для  такой настороженности у  Мирославы есть причины  — она как-то обожглась на откровенности с журналистами, и теперь им не доверяет.

По словам девочки, у нее брали интервью журналисты  днепропетровского телеканала «34»,  это были милые люди, она ответила на все их вопросы — об отношении к «ДНР», о политике, родственниках, которые остались в Донецке.  Её комментарий вошел в документальный фильм «Всупереч: вкрадений сміх»,  где рассказывалось о детях, которые учатся  в так называемой «серой зоне».

-Я просила их вырезать то место, где я рассказываю об Украине, но они все равно оставили, — обижается Мирослава.

Причин своей просьбы она не объясняет, а я и не настаиваю, и  меняю тему — спрашиваю о подготовке к учебному году. Мирослава хвастается, что уже купила  все канцелярские принадлежности. Девочка делится, что в первые два года с начала АТО ей пришлось учиться  дистанционно,  было сложно  и многие отстали — материал не усваивался, потом приходись  догонять, но все же экзамены сдали хорошо.

Мирослава тоже учится во вторую смену,  а чтобы дети не возвращались домой слишком поздно, уроки стараются сократить и закончить в 5 часов вечера.

— Я еще беру дополнительные уроки музыки, поэтому иногда приходиться учить уроки до часу ночи, — то ли хвастается, то ли жалуется моя собеседница.

К нам подходят остальные дети — им интересно, что я спрашиваю, и что отвечает Мирослава. Пользуясь случаем, узнаю у детей, смотрят ли они украинские телеканалы. Они сначала молчат, а потом объясняют,  что те, у кого есть Интернет, могут посмотреть украинское ТВ, остальные — нет. Одна из девочек признается, что очень не любит российский телеканал «Звезда», так как там постоянно показывают фильмы про войну.

Подробнее о том, какие телеканалы могут смотреть дети и их родители в прифронтовых городах,  мне рассказывает их куратор Сергей Косяк.

 — Из 23 телеканалов, которые показывают в Курахово,  украинских  всего четыре — «5 канал», «1+1», ТРК «Украина» и  местный «До ТБ» с главным офисом в городе Краматорске, но качество не всегда хорошее, — констатирует он. — В  основном вещание идет из Донецка,  поэтому большинство телеканалов либо «ДНР-овские», либо российские, а значит, информационную войну в этом регионе на данном этапе Украина проигрывает. Поэтому и возникла идея научить детей основам журналистики.

Что ж, идея хорошая — кому, как не местным детям знать,  как и о чем разговаривать с земляками. Хотелось бы надеяться, что в их будущих репортажах к 1 сентября не будет слова «война».