«Черная дыра» имени Левченко

142

Глава Иркутской области Сергей Левченко превращает Корпорацию развития Иркутской области (КРИО) в отмывочный проект.

Как стало известно корреспонденту The Moscow Post, региональный парламент Иркутской области не одобрил проекта губернатора Сергея Левченко, касающийся выделения из бюджета дополнительных средств на «Корпорацию развития Иркутской области» (КРИО). Зачем Левченко так активно настаивал на докапитализации КРИО? Не для того ли, чтобы посреднические фирмы продолжали выводить деньги из нее?

Учредителем КРИО является Иркутская область. Изменения в бюджет Иркутской области на 2019 год приняли в окончательном чтении на сессии Заксобрания региона. Среди отклонённых поправок к главному финансовому документу – докапитализация КРИО.

Во время заседания профильного комитета в перерыве сессии, разгорелся спор вокруг ее докапитализации. Депутаты отметили, что информации о том, зачем КРИО ещё 500 млн рублей, которые предлагал добавить Сергей Левченко, было много, но конкретных проектов, куда направят деньги, не прозвучало. Поэтому депутаты приняли решение переместить эти деньги в нераспределённый резерв – до того момента, как не станет ясно наверняка, для чего они нужны.

Что развиваем? Непонятно, зачем нужно было создавать такую посредническую структуру как КРИО, если финансирование каких-либо перспективных проектов в регионе можно было вести через областные министерства. Логика губернатора непонятная. Как непонятно, зачем КРИО собирается купить убыточную авиакомпанию «ИрАэро».

По словам губернатора, деньги будут выделены авиакомпании из 870 млн рублей дополнительного финансирования, направленного через КРИО. Ранее корпорация уже вела переговоры с собственниками и кредиторами «ИрАэро» о выкупе у них контрольного пакета акций перевозчика. Таким образом, власти региона якобы хотят спасти «ИрАэро», которая находится в непростой финансовой ситуации, и защитить ее от поглощения.

«ИрАэро», банк «Солидарность», КРИО и «Рампортаэро» подписали меморандум, согласно которому КРИО может купить 51% акций «ИрАэро», которые сейчас находятся в залоге у банка «Солидарность». С учетом долговой нагрузки вся «ИрАэро» может стоить не более 300 млн. рублей. Об этом сообщает «Телеинформ».

Между тем, как стало известно Телеинформу, еще в январе этого года кредиторская задолженность «ИрАэро» превышала 1,5 млрд. рублей. Основными негативными факторами в деятельности авиакомпании называли высокую зависимость от заемных средств и низкий уровень обеспеченности процентных платежей. В числе основных рисков значились как высокая долговая нагрузка (кредиты и платежи по договорам лизинга), так и существенный сдвиг сроков запуска программы международных полетов с использованием трех Боингов-777.

Так что, получается, если «ИрАэро» перейдет в собственность Иркутской области, отвечать по всем долговым обязательствам компании придется региону. Не самая радужная перспектива. По факту эта сделка – благотворительный проект?

Особенно сомнительно такое приобретение будет выглядеть на фоне откровенно провисающих в Иркутской области сфер здравоохранения, образования. В регионе остро не хватает, например, коррекционных школ и кадров для них, требуют ремонта сельские учебные заведения. Сфера здравоохранения в Приангарье так и вовсе лидирует по числу проблемных вопросов.

Что касается работы КРИО, через которую и пройдет покупка контрольного пакета акций «ИрАэро», то к ней тоже довольно давно возникают вопросы. Минимущество Иркутской области назначило главой корпорации экс-зампреда областного правительства, депутата Заксобрания Иркутской области Виктора Кондрашова в январе 2019 года. Он сменил на этом посту Олега Севрюкова, который руководил КРИО с марта 2017 года. Олег Севрюков уволился по собственному желанию.

АО «Корпорация развития Иркутской области» является предприятием со 100% долей участия Иркутской области в уставном капитале. Депутаты регионального парламента неоднократно пытались выяснить, что происходит с КРИО.

Ее работу депутаты признавали неудовлетворительной, а саму организацию – неэффективной. В 2019 году КСП Иркутской областинамерена проверить работу КРИО за 2018 год. При прошлой проверке аудиторы выявили нарушения федерального законодательства и пропавшую недвижимость. Об этом сообщил «Телеинформ».

Некоторые проекты КРИО действительно выглядят нелепо. Например корпорация развития запустила в начале 2018 года свой очередной проект. Это тест-полоски для глюкометров. В это КРИО вложила более 170 миллионов рублей. Деньги на производство тест-полоски КРИО выделила некоему ООО «Медтехсервис». Такая сделка сразу вызвала много вопросов. Глюкометры – это что стратегический проект?

Участников рынка удивило и то, что кредит в несколько сотен миллионов рублей был выдан что говорится в пустоту. КРИО не получила никаких гарантий и залога, а также без поручительств с обязательством освоить казенные средства строго по назначению.

КРИО приносит губернатору Левченко доход?

Это обстоятельство сразу вызвало подозрение у иркутских депутатов. Потому что у тех зуб на корпорацию уже давно. И поводов для этого уже было немало. Похоже, депутаты Законодательного собрании Иркутской области считают деятельность правительственной структуры непрозрачной, если не сказать мутной.

Основными получателями денег КРИО становятся проблемные предприятия, и без того находящиеся на полном содержании области.

В частности, корпорация выделила средства на реструктуризацию долгов печально известной Автоколонны 1880 (владеет Иркутским автовокзалом), финансовое оздоровление аграрного комплекса «Искра» и строительство Диагностического центра в Братске.

При этом ни руководство КРИО, ни Министерство экономического развития в лице его главы Евгения Орачевского, ни Правительство области в лице премьер-министра Руслана Болотова не отвечают на главный вопрос – почему деньги на финансирование деятельности государственных или окологосударственных структур проходят именно через КРИО? Тот же Диагностический центр в Братске вполне мог возводиться по линии Минстроя или Минздрава.

Кроме того, в последние месяцы КРИО занялась квазибанковской деятельностью. Например, 60 миллионов рублей было выдано некоей саянской конторе ООО «КРОСТ» под 12% годовых сроком на 7 месяцев. ООО занимается малоэтажным строительством в Саянске.

Уж не связан ли с этой фирмой губернатор Сергей Левченко?

В релизе Правительства особо подчеркивается, что возведение социально-ориентированного жилья находится на контроле чиновников и депутатов. Опять же встает вопрос – в чем проблема профинансировать стройку через Минстрой? Причем здесь экономическое развитие и инвестиции?

Также КРИО выдала 200 миллионов рублей кредита Иркутскому домостроительному комбинату, который намерен модернизировать производство. В частности, речь идет про изготовление материалов для капитальных ремонтов домом 335 серии. Прорывной инвестиционный проект, ничего не скажешь.

КРИО по сути превратилась в коммерческую структуру. Сегодня она является учредителем сразу 8 компаний и фирм. ООО Разрез «Велистовский» и ООО «Единый рассчётно-кассовый центр» (находится в стадии ликвидации), АО «ОЭЗ Иркутск», Агентство инвестиционного развития Иркутской области, Фонд поддержки предпринимательства Иркутской области, микрокредитная компания Фонд микрокредитования Иркутской области, АО ИркутскАэроИнвест, Фонд развития промышленности Иркутской области.

То есть полный набор предприятий и фирм для ведения полномасштабной предпринимательской деятельности. А ведь, еще раз напомним, что КРИО – сугубо государственная структура. Но не выводятся ли бюджетные деньги из этой структуры? В связи с этим стоит обратить внимание на компанию «Особая экономическая эона Иркутск». Она оказывает консультационные услуги. Ее учредителем является КРИО.

Возможно, что предпринимателей заставляют обращаться за консультациями к «Особой экономической зоне». А под их видом может проходить совсем другое «консультирование» с побором денег для нужд правительства. Ты нам, а мы уж твои проблемы порешаем. Если это не так, то почему тогда Левченко так рьяно настаивает на докапитализации корпорации? Значит, считает целесообразным ее существование.
Насколько прозрачна ситуация с КРИО и куда уходят огромные деньги – вот основные вопросы, которые силовым структурам пора задавать чиновникам областного правительства.