Четыре года с начала Майдана: Что произошло с украинской экономикой

Революция достоинства, начавшаяся четыре года назад, и последующие события развернули много лет ориентированную на Россию и рынки СНГ экономику Украины в сторону… Сложно сказать куда, ведь к Европе она все еще имеет мало привязки, а наши рынки сбыта развиваются больше в Африке и Азии. Однако точно можно утверждать, что в экономике произошли структурные изменения, а сопровождающие их потрясения усугубили ситуацию до предела. В очередную годовщину революции 112.ua оценил, что произошло с украинской экономикой за эти четыре года, разбирался, куда мы движемся и есть ли у нас долгосрочный план

151

Догнали Европу по ценам на продукты, опередили по бедности

За последние четыре года, которые прошли после победы Революции достоинства, самыми сильными экономическими потрясениями для украинцев стал резкий рост цен на продукты питания и рост тарифов на коммунальные услугиЦены на продукты, в частности, выросли в два раза. Главными драйверами их роста были девальвация гривны и инфляция, отметил гендиректор Ассоциации поставщиков торговых сетей Алексей Дорошенко. Многие часто любят вспоминать, что до Майдана доллар был по 8 грн, а сейчас – почти 27. При этом инфляция за неполные четыре года составила 92%, рассказал Дорошенко: «Цены на практически все продукты питания, за исключением овощей борщевого набора и черного и белого хлеба массовых сортов, выровнялись с ценами стран Восточной Европы».

Доходы среднестатических украинцев, правда, не выросли, а у многих даже и упали. Если в ноябре 2013 года средняя зарплата в Украине составляла 3268 грн (408,5 долл.), то в сентябре 2017 года – 7351 грн (274 долл.).

«В результате потребительская корзина подавляющего большинства украинцев кардинально изменилась. Если четыре года назад выбор делался хотя бы в пределах одной продуктовой группы – люди выбирали между менее и более дешевым вариантом, сейчас уже говорим о людях, которые не могут купить молоко и покупают вместо него хлеб. Либо белки из мяса замещают на белок из куриных яиц. Причем даже Госстат уже констатировал, что украинцы стали делать продуктовые замены совершенно неадекватные и такие, которые даже невозможно уже предположить», — рассказал 112.ua Дорошенко.

Эксперт говорит, что еще до 2015 года украинцы тратили на продукты питания 53% своих доходов. В прошлом году стали тратить на еду на 3% меньше. «Казалось бы есть повод для радости. Но нет! Просто 3% мы с вами дополнительно потратили на коммунальные услуги(стоимость которых также значительно выросла). То есть, можно говорить о том, что среди нас уже есть люди, которые условно выбирают между возможностью поесть или открыть воду в квартире», — говорит Дорошенко.

Гендиректор Ассоциации поставщиков торговых сетей отметил, что ситуация не самым лучшим образом отразилась на секторе пищевой промышленности: «За последние 4 года у нас не осталось ни одной категории продуктов питания, объемы производства которой бы не сократились. Сокращение произошло даже в объемах производства социальных сортов хлеба и традиционного украинского сала. Премиальный сегмент в продуктах питания уже полностью умер во всех категориях продуктов – он уже отсутствует как таковой. Средний сегмент также практически умер. Буквально все, что продается сейчас в магазинах – это самый низкий ценовой сегмент».

Карта денежных переводов украинцев на родину, данные НБУ за 2016 год. Россия пока лидирует

Значительно выросли и расходы украинцев на оплату коммунальных услуг. Тепло и горячая вода в платежках подорожали из-за резкого повышения цен на газ. Первый этап повышения розничных цен на газ для потребителей, использующих его для бытовых потребностей, произошел еще 1 мая 2014 года. Тогда цены, в зависимости от объемов потребления выросли в 1,5-3 раза. В случае потребления до 6 тыс. куб. м газа в год его цена выросла с 1098,00 грн до 1788,00 грн за 1 тыс. куб. м. Но самое значительное повышение цен произошло в апреле 2015 года, когда была отменена дифференциация цен (льготная цена для бытовых потребителей была уравнена с ценой для промышленных предприятий), в результате чего цена на газ выросла в 6 раз с 1182 грн до 7188 грн за 1 тыс. куб м, напомнил 112.ua гендиректор ООО «Нафтогазбудинформатика» Леонид Униговский.

Эксперт напомнил, что одновременно была введена льготная цена 3,6 тыс. грн за 1 тыс. куб. м газа при условии потребления 200 куб. м за отопительный период для незащищенных категорий населения. Остальную сумму за таких потребителей доплачивает государство в виде субсидии. Как известно, субсидии сейчас получает 60% населения в Украине, тогда как в частности в ЕС – только от 2 до 4% населения. В отдельных регионах в Украине число получателей субсидии даже намного выше. В частности, в Тернопольской области субсидию получают 89% хозяйств.
При этом, НАК «Нафтогаз Украины» предложил правительству повысить цену еще на 19%.

Неужели без России никуда?

За прошедшие после Майдана четыре года ВВП в Украине одновременно и вырос, и сократился. В гривне рост происходит, но если пересчитать ВВП с учетом курса доллара, отражающего девальвационные процессы, то ситуация иная, говорят эксперты. «Рост ВВП, о котором рапортуют с Печерских холмов, происходит не благодаря расширению и модернизации производства, а за счёт инфляционных и девальвационных процессов. Весь рост – в гривне, а не долларах. Ведь если говорить о долларовом уровне, то он ниже, чем в 2006 году», — сказал112.ua директор специальных проектов НТЦ «Психея» Геннадий Рябцев. Сейчас показатель едва превышает 93 млрд долл., а четыре года назад был более 183 млрд долл.

По словам эксперта, в последние годы доля реального сектора в структуре ВВП уменьшается, и происходит это за счет сокращения промышленного производства,сократившегося по меньшей мере на треть за последние 4 года. При этом роста в сфере услуг также не наблюдается.

Среди главных причин нынешнего состояния дел в экономике эксперты отмечают конфликт на Донбассе и сокращение объемов производства ряда ключевых промышленных предприятий, в частности, из-за недостаточной обеспеченности сырьем.

«На Донбассе в охваченных войной регионах было сосредоточено около 20% промышленного производства Украины. Донецкая область – едва ли не крупнейшая в Украине промышленная агломерация, объединявшая добывающие, обогатительные, металлургические, машиностроительные гиганты. Сегодня практически все они остановлены. После введения запрета на поставки товаров с неподконтрольной правительству территории полностью прекратились поставки сырья, необходимого предприятиям Запорожской и Днепропетровской областей, обеспечивающих существенную долю валютных поступлений», — рассказал Рябцев.

Отметим, что из-за войны на востоке Украина потеряла территории, на которых остались шахты, добывающие уголь антрацитовой группы. Сейчас на подконтрольной территории нет ни одной шахты, которая бы добывала антрацит – все 60 остались за линией разграничения. Это привело к проблемам на блоках теплоэлектростанций, большинство из которых работали на антраците. Сейчас они обеспечены углем только на 40% от плана, утвержденного Кабмином.

Минэнергоугля анонсировало намерения исправить эту ситуацию, переведя блоки ТЭС на работу на газовом угле, который добывается на подконтрольной территории. «Соответствующие работы уже формально завершены на шести блоках. Только вот обеспечить их стабильную работу пока не удается. То есть ленточку перерезали, кнопочку нажали, а не работает. Выйти на проектную мощность переоборудованные блоки смогут не ранее февраля 2018 года», — рассказал 112.ua Рябцев.

Украина до сих пор продолжает импортировать уголь из России, говорит эксперт. «Вопреки заявлениям, что ни одной тонны угля мы из России не берем, данные ГФС свидетельствуют, что именно из РФ поступает большая часть этого ресурса. Причём речь идёт как о коксующемся (необходимом для металлургов), так и энергетическом угле. Из других стран (Южной Африки, США) в Украину ресурс также импортируется, однако реальные объёмы поставок в разы меньше заявленных. А соглашение об импорте американского угля было подписано, скорее, по соображениям политической, нежели экономической целесообразности», — сказал Рябцев.

Непростые времена переживает и украинская металлургия. В рейтинге Всемирной ассоциации производителей стали (Worldsteel) в сентябре 2017 года Украина опустилась уже на 13-е место среди 67 стран. Отметим, что в лучшие времена наша страна занимала 7 место в мире по объемам производства стали и третье – по экспорту металла. Даже в 2013—2016 гг. Украина еще держалась в десятке крупнейших производителей металла. Сейчас же объемы производства скатились к уровню 1995—1996 гг., когда экономика была в постсоветском упадке. За 9 месяцев 2017 г. производство чугуна составило 14,6 млн тонн, что на 18% меньше показателей за аналогичный период 2016 года. Стали было произведено 15,8 млн тонн (на 14% меньше), проката — 13,5 млн тонн (на 16% меньше).

Причин сокращения производства несколько, главные — потеря российского рынка, демпинг на внешних рынках производителей Китая и разрыв производственных связей из-за войны на Донбассе. Регион служил источником основного сырья для металлургии: от добычи угля и известняков до концентрации крупнейших металлургических предприятий, на которых производилась готовая продукция. Окончательно связи с неподконтрольными территориями были разорваны после блокады Донбасса, после которой оставшиеся на неподконтрольных территориях комбинаты были «национализированы», а поставки угля прерваны.

Только крупнейший производитель стали комбинат им. Ильича за весь период блокады снизил объемы производства на 50%, а «Азовсталь» – на 30%.

Еще одна причина плачевного состояния металлургии – сокращение машиностроительной отрасли в Украине, на которую металлургия традиционно завязана. Заводы стоят без заказов и им не нужен металл.

Еще одна причина, по которой ряд секторов украинской экономики потеряли конкурентные преимущества – повышение цен на газ. Поставки газа в Украину из России прекратились с 25 ноября 2015 года. По данным «Нафтогазбудинформатики», в 2013 году объем импорта газа в Украину составил 28,1 млрд куб. м, 25,9 млрд куб. м из этого объема было импортировано из РФ, еще 2,1 млрд куб. м из стран ЕС.

Цена российского газа в 2012—2013 гг., по данным Униговского, составляла 416-430 долл. за 1 тыс. куб. м (при курсе 7,9 грн/долл.) и с учетом 100-долларовой скидки, о которой стороны договорились в Харькове. Гендиректор «Нафтогазбудинформатики» отметил, что в то же время цена «Газпрома» для европейских потребителей в этот же период составляла 380-390 долл. за 1 тыс. куб. м. Сейчас «Нафтогаз» продает украинским промышленным предприятиям газ по цене 8805—9692 грн за 1 тыс. куб. м, что с учетом нынешнего курса доллара соответствует цене 320-360 долл. за 1 тыс. куб. м (основной объем газа поставляется в рамках реэкспорта из Европы).

Казалось бы, ненамного дороже, в чем же проблема? Цена российского газа 416-430 долл. за 1 тыс. куб. м даже со стодолларовой скидкой была только официальной, а на самом деле до Майдана многим украинским финансово-промышленным группам, особенно тем, которые имели тесные связи с российским капиталом, удавалось договориться о прямых контрактах, скидках, льготах, пояснил 112.ua Геннадий Рябцев: «После 2014 года практически все эти договора были разорваны, а олигархические группы, близкие к прошлой власти, были лишены не только конкурентных преимуществ, но и ряда ценных активов».

Эксперты говорят, что после подорожания газа многие предприятия, подконтрольные украинским олигархам, потеряли конкурентные преимущества, которые они имели на мировых рынках. Характерна ситуация с крупнейшим производителем аммиака в Украине (сырье для производства минеральных удобрений) Одесским припортовым заводом, который по факту был государственным, но по данным участников рынка был задействован в бизнесе Дмитрия Фирташа. Благодаря покровительству бизнесмена, структуры которого занимались импортом газа, до событий Майдана завод работал бесперебойно и был одним из центров ценообразования в регионе. Как известно, ОПЗ сейчас имеет непогашенный долг перед компанией Фирташа — 250 млн долл., подтвержденный Международным судом.

После событий Майдана и отъезда Фирташа из страны, ОПЗ потерял возможность покупать дешевый газ, который является основным сырьем для производства его продукции, и работает в режиме простоев, последний из которых длился с июля по ноябрь текущего года. Эксперты объясняют, что именно отсутствие возможности работать с дешевым газом является причиной того, что ценный промышленный актив до сих пор не удается продать – конкурс по его продаже уже несколько раз переносился, а также на нем понижалась цена. Новую оценочную стоимость пакета акций ОПЗ Фонд госимущества пообещал объявить до конца ноября.

Что Украина продавала миру в 2013 году и что продает сейчас

Сокращение промышленного производства в постмайданные годы произошло и из-за разрыва торговых связей с российскими компаниями, говорит Рябцев: «До 2014 года тесная кооперация с россиянами прослеживалась едва ли не во всех секторах национальной экономики. Сегодня рынки нашей агрессивной соседки для Украины утрачены, а на иных нас не ждут. Больше всего пострадали высокотехнологические отрасли: машино- , судо- , авиастроение, военно-промышленный комплекс».

Эксперт отмечает, что в частности судостроительная отрасль сейчас находится в плачевном состоянии. До 2014 года её предприятия были ориентированы в основном на Россию, но сегодня заказов практически нет. «Та же проблема с самолетостроением – „Антонов“ фактически стоит. И надувание щек в отношении того, что мы на очередном авиационном салоне представили два самолета, выглядят просто смешно, потому что кроме них у предприятия больше ничего нет. Широко распиаренный контракт с Саудовской Аравией тоже вызывает скепсис, особенно на фоне подписания этой страной многомиллионного контракта с Boeing. Схожая ситуация на „Южмаше“, поставлявшем двигатели для российских ракет. Подработка на американских коммерческих запусках – это, конечно, замечательно. Но нужны планы по обеспечению работы предприятия на годы вперёд», — сказал Рябцев 112.ua, добавив, что и армия пока не спешит размещать серийные заказы на изготовление отечественной техники на предприятиях военно-промышленного комплекса. «Периодически в СМИ появляются сообщения: модернизировали БТР, показали новый танк. Но сколько единиц этой техники заказало Минобороны? Ведь пять бронированных модулей – это не заказ для крупного предприятия», — сказал эксперт.

Отсутствие контрактов уже привело к существенной «оптимизации» персонала. «Нет заказов – нет необходимости что-то разрабатывать, модернизировать. Только вот восстановить работу таких КБ уже невозможно. Специалисты едут в Германию, Польшу, Словакию, которые создали несколько миллионов рабочих мест для трудовых мигрантов из Украины. По всей Европе с распростёртыми объятиями принимают квалифицированных рабочих и инженеров, готовых работать с утра до ночи за 500-600 евро», — сказал Рябцев 112.ua.

«Разрыв экономических связей с Россией отразился и на сельском хозяйстве – Украина поставляла на российский рынок большие объемы продукции с добавленной стоимостью: сыр, молочные продукты, колбасные изделия, фрукты, овощи и за счет этого объемы поставок этих категорий из Украины сократились в разы, поэтому определенные потери у нас, конечно, есть», — рассказал 112.ua президент «Украинской аграрной конфедерации» (УАК), народный депутат Леонид Козаченко. По его словам, некоторые предприятия от этого пострадали, но в целом ситуация стабилизировалась. «Мы все прекрасно понимаем, что сегодня означает Россия для каждого из нас. Так что с одной стороны мы потеряли, но с другой – быстро переориентируемся на другие рынки, стремительно наращивая поставки продовольствия в страны Индокитая, Ближнего Востока и Северной Африки», — сказал Козаченко.

Индикатором плачевного состояния дел в промышленном секторе украинской экономики является значительное сокращение объемов потребления газа. По данным «Нафтогазбудинформатики» в 2013 году оно составляло (с учетом потребления на аннексированных территориях) 50,4 млрд куб. м, а в последние годы сократилось до 33-35 млрд куб. м.В 2017 году из-за застоя в украинской экономике и мирового кризиса объем потребления газа по итогам года в стране будете еще меньшим – около 30 млрд куб. м,сказал 112.ua Униговский.

ООО «Нафтогазбудинформатика»

Слезли с газовой иглы

В качестве одного из главных достижений постмайданных лет во властных кабинетах называют то, что «Украина слезла с российской газовой иглы». Действительно, с 25 ноября 2015 года импорт газа в Украину из России прекратился. В то же время, по всем остальным видам энергоносителей, кроме электрической энергии, разорвать отношения с соседней страной не удается. «Мы до сих пор зависим от РФ по всем энергоносителям, кроме электроэнергии», — сказал 112.ua Геннадий Рябцев.

«Мы уже давно не покупаем природный газ напрямую у „Газпрома“. Но это не значит, что ввозимый в Украину ресурс – нероссийского происхождения. Его химический анализ свидетельствует – все европейские посредники (не без выгоды для себя) перепродают нам исключительно газпромовский ресурс. Да и поступает он в режиме реэкспорта. Не меньше зависимость и по другим энергоносителям. Две трети потребляемых в Украине нефтепродуктов произведены из российского сырья. В структуре импорта на РФ приходится четверть дизельного топлива и половина сжиженного нефтяного газа».

При этом объемы собственной нефтедобычи в Украине ежегодно падают, сказал 112.uaдиректор ExPro Consulting Геннадий Кобаль: «В сфере нефтедобычи ситуация в Украине плачевная – объемы ежегодно снижаются высокими темпами, около 10%. С одной стороны 70% добычи нефти приходится на одну компанию „Укрнафту“, которая согласно действующего законодательства должна продавать нефть через аукционы, при этом цена формируется исходя из формулы. С другой стороны, в Украине в принципе нет рынка для сбыта нефти. В стране остался только один работающий нефтеперерабатывающий завод Кременчугский НПЗ, подконтрольный группе „Приват“ Игоря Коломойского. В случае если НПЗ по каким-то причинам не захочет покупать нефть, „Укрнафта“ не сможет ее продать кому-то другому. Такая ситуация произошла летом, и уже несколько месяцев „Укрнафта“ не может продать ресурс».

Рябцев добавляет, что помимо прочего Россия до сих пор поставляет в Украину половину тепловыделяющих сборок для украинских АЭС. «На территорию нашей северо-восточной соседки всё ещё вывозится и отработанное ядерное топливо», — говорит эксперт, добавляя, что в области энергоносителей Украина независима от РФ только в электроэнергии: «Наша страна запретила её перетоки на российскую и неподконтрольные территории, не поставляем мы энергию и в оккупированный Крым».

Кроме того, в Украину из России поставляется большой объем минеральных удобрений – по данным, предоставленным Антимонопольным комитетом, доля импортных удобрений – около 27% и в основном это российские поставки.

Отметим, что при этом Украина имеет немалые запасы собственного природного газа. Не менее четверти украинских запасов, правда, пока недоступны, так как находятся на территории оккупированного Россией Крыма – на шельфе Черного моря, который пока до конца не разведан, но по оценкам экспертов, практически весь является перспективным для газодобычи. До аннексии разработка и исследования велись на Прикерченском участке шельфа, но они остановились. ДТЭК, которая является участником в проекте, хоть и получила контроль над участком, но никаких работ начать до сих пор проводить не может, отмечает Геннадий Кобаль.

По словам директора ExPro Consulting, в связи с аннексией Крыма, Украина также потеряла контроль над государственной компанией «Черноморнефтегаз». «На компанию приходилось 2 млрд куб. м добычи газа, 10% всей добычи в Украине», — рассказал Кобаль.

В целом же объем добычи газа в Украине не изменился, выросла только доля негосударственных компаний. «Объем добычи газа в Украине в 2012 году составлял 20,5 млрд куб. м, в том числе частными компаниями было добыто 2,3 млрд куб. м. В 2016 году из добытых 20 млрд куб. м на частные компании приходилось 4,1 млрд куб. м. За 9 месяцев 2017 года частные компании добыли 3,3 млрд куб. м, до конца года этот показатель может составить 4,4 млрд куб. м», — сказал 112.ua Леонид Униговский.

«Отметим, что для этих компаний ситуация была благоприятной и до Майдана. В 2010—2014 гг. для газодобывающих компаний в Украине сложилась благоприятная обстановка. Высокая цена на газ на внутреннем рынке позволила частным компаниям в Украине получать высокие доходы и инвестировать в развитие добычи, геологоразведку, бурение», — говорит Кобаль.

По его словам, с лета 2014 года ситуация для частных компаний резко ухудшилась. «Во-первых, произошел обвал цен на нефть и газ на международных рынках более чем в два раза. Во-вторых, резко ухудшилась ситуация в Украине. Сначала правительство Арсения Яценюка повысило рентную плату за добычу газа в два раза, потом были введены разного рода ограничения на работу с крупными потребителями, на выплату дивидендов за рубеж. На все это наложился общий политический и экономический кризис в Украине», — рассказал директор ExPro Consulting.

С 2016 года ситуация для частных газодобывающих компаний значительно улучшилась. Ставки ренты были снижены в два раза, общая ситуация в экономике стабилизировалась. К тому же, на фоне высоких цен, которые задает для промышленности «Нафтогаз», продажа ресурса чрезвычайно прибыльный бизнес, говорят эксперты. Преимущество украинского газа перед импортным в том, что как минимум отечественные компании не платят тариф за вход в украинскую ГТС (на границе) 12,47 долл. за 1 тыс. куб. м.

Контролируют едва ли не единственную высокомаржинальную отрасль в Украине крупные финансово-промышленные группы.

Одна из крупнейших добывающих компаний Regal Petroleum входит в «Смарт-Холдинг», подконтрольный Вадиму Новинскому. «Гео Альянс», по данным участников рынка, — компания Виктора Пинчука, Burisma связывают с Николаем Злочевским, работают в отрасли и компании Игоря Коломойского. После Майдана позиции потеряла компания «Надра Украины», которую связывали с семьей экс-президента Виктора Януковича, зато на лидирующие позиции выбилась компания ДТЭК Рината Ахметов. Она вошла в бизнес в 2013 году после покупки принадлежащей Нестору Шуфричу и Николаю Рудьковскому компании «Нефтегаздобыча».

Кроме того, на рынок газодобычи вышли компании, которые принято связывать, с нынешним министром МВД Арсеном Аваковым. По данным участников рынка, это, в частности, «Гранулит» и «Энергия 95».

Выходившие с большой помпой в украинский сегмент газодобычи иностранные компании из него ушли. Речь о Shell (участвовала в СРП по Юзовской площади) и Chevron (участвовала в СРП по Олесской площади).

«Компания Shell в марте 2015 года объяснила выход из проекта совместной работы с „Укргаздобычей“ экономической нецелесообразностью. Chevron так и не смогли начать деятельность, поскольку соглашение по добыче и поиску углеводов с местной властью подписано не было», — рассказал 112.ua Униговский.

Не последнюю роль в уходе Shell сыграли и политический кризис, и война на востоке, боевые действия проходили в непосредственной близости к Юзовской площади, добавил Кобаль.

«В ближайшее время вряд ли можно ожидать прихода в сферу газодобычи в Украине иностранных стратегических инвесторов. Бизнес по добыче газа очень затратный и требует длинных инвестиций, особенно в дорогостоящие геолого-разведывательные работы и бурение скважин. Украина остается страной с высокими рисками, в частности, связанными и с политической ситуацией. Поэтому в этой сфере скорее всего так и будут пока работать компании, преимущественно связанные с отечественными финансово-промышленными группами, которым ситуация в стране более или менее понятна и знакома. Также ожидается рост добычи у госкомпаний, в первую очередь у «Укргаздобычи», — сказал 112.ua Кобаль.

Аграрной сверхдержавой пока не стали

Победы тоже есть, но они, к сожалению, пока точечные. Одним из островков стабильности в Украине остается IT-сфера, которая ежегодно растет. Кроме этого, есть достижения в аграрной сфере. В 2016 году Украина собрала рекордный урожай зерновых.Также был установлен новый рекорд по экспорту зерна. В Министерстве аграрной политики и продовольствия прогнозируют, что в нынешнем году урожай будет не меньше – новый рекорд установлен не будет, но соберем около 61 млн т. В Госпродпотребслужбе сообщают, что с начала маркетингового года Украина экспортировала уже 16,3 млн т зерновых культур и 2,5 млн т масличных. За аналогичный период прошлого года это было 17 млн т и 1,4 млн т. «Среди заметных достижений могу отметить значительный рост экспорта муки и сахара из Украины – и это был рост в разы за последние годы, объемы экспорта этих продуктов сейчас значительно превышают домайданные показатели», — сказал 112.ua президент УАК, народный депутат Леонид Козаченко.

Одной из важных вех, которая в принципе дала толчок к развитию агросектора, была отмена социальных регулируемых цен, которые практиковала домайданная власть, а также сокращение коррупционных потерь при возмещении экспортного НДС, говорит президент УАК: «От ручного регулирования и коррупционных „откатов“ фермеры ежегодно теряли порядка 5-10 млрд грн».

Как известно, чиновники во времена Януковича практиковали ограничения на экспорт зерна, госрегулирование цен, избирательный возврат НДС экспортерам сельскохозяйственной продукции.

В то же время, в агросфере по прежнему остается нерешенным ряд серьезных проблем. «Фермеры проиграли от значительного сокращения госдотаций и отмены спецрежима, при котором они могли аккумулировать НДС на счетах своих предприятий и инвестировать средства в развитие. После протестов фермеров был введен новый механизм – „квази-режим НДС“, который действует и сейчас. В его рамках определенные средства фермерам возвращают, но это меньше на 20 млрд грн, чем они получали раньше, до изменения этого механизма. Для сравнения, в Европе на поддержку сельского хозяйства идет более 40% бюджета, а в Украине сейчас – менее 1%», — говорит Козаченко.

Также аграрии недовольны квотами на поставку сельхозпродукции, которые установил Евросоюз. «Квоты, которые определил для украинской агропродукции Евросоюз, они очень маленькие. Если посмотреть на объемы поставок в ЕС в рамках даже недавно уже увеличенных квот, то в общем объеме производства – это объем, который страна может произвести всего за 4 дня», — сказал Козаченко. По его словам, некоторые чиновники Евросоюза говорят, что Европа откроется для Украины «только когда мы проведем реформу и наше сельское хозяйство будет фрагментировано на небольшие семейные фермерские хозяйства по 14-20 га и тогда они не будут нас бояться». Сейчас же в производстве сельхозпродукции ведущую роль играют агрохолдинги (обрабатывают не менее 50 тыс. га земли). Многие из них используют передовые технологии, современную агротехнику, что позволяет им получать низкую себестоимость агропродукции, конкурентную на внешних рынках.

Примечание. В 2017 году Kernel приобрел 100% акций УАИ

К слову в 2013 году экспорт товаров из Украины в страны ЕС составил 16,76 млрд долл., или 26,5% от всего объема экспорта страны, а в 2016 — 13,5 млрд долл., или 37,1%. ЗСТ если и сыграла какую-то роль, то незначительно. А вот на фоне падения торговли с РФ такая цена ЗСТ с ЕС и вовсе выглядит сомнительно.

В качестве нерешенных проблем, сдерживающих развитие агросектора Украины, Козаченко выделил и задержки с адаптацией европейского законодательства, а также с созданием системы контроля качества и безопасности выпускаемой аграрными предприятиями продукции. Вследствие этого, компании, которые не получили квоту на поставки своей продукции на рынок ЕС, не могут получить регистрационный «еврономер», который дает преимущества в реализации продукции на рынках других стран, отметил эксперт.

Есть также много претензий к фискальной политике государства, говорит Козаченко: «Вопросы коррупции в отрасли также остаются открытыми и до конца не решаются. Остаются нерешенными вопросы, связанные с доступом сельхозпредприятий к финансовым ресурсам. необходимым для развития». Негативный эффект, по словам Козаченко, есть и от нерешенности вопроса с государственными предприятиями в агросекторе. Их у нас больше, чем во всех странах Европы вместе взятых. Если взять 28 стран ЕС, у них суммарно меньше государственных аграрных предприятий, чем в одной Украине. Всего их у нас сегодня около 600. При этом все без исключения украинские государственные предприятия – убыточны. И это бремя для отрасли», — сказал президент УАК.

Отметим, что украинские чиновники неоднократно заявляли о намерении приватизировать одну из крупнейших государственных компаний – «Укрспирт», которую называют источником поступлений нелегального спирта, который используется для изготовления «левой» водки. Отмена госмонополии на спирт до конца текущего года была одним из условий, прописанных в меморандуме с МВФ. Впрочем, воз и ныне там – сейчас Кабмин проводит очередной конкурс для назначения главы государственного предприятия.

Отметим, что в меморандуме МВФ также говорилось и об открытии рынка земли. Несмотря на то, что в этом направлении действительно удалось далеко продвинуться, сейчас он остановился, сказал 112.ua Козаченко: «Процесс остановился еще несколько месяцев назад, когда МВФ снял напряжение и сказал, что не настаивает на срочном завершении земельной реформы, а изложенные в подписанном с правительством меморандуме позиции носят рекомендательный характер. Все было сразу же остановлено и до сих пор ничего не делается. Рабочая группа, которая была сформирована при Кабмине, уже несколько месяцев не работает».

Президент УАК добавил, что «если будет политическая воля на уровне руководства страны, нет никакой проблемы в принятии в течение следующего года ряда законов и подзаконных актов, необходимых для того, чтобы открыть рынок земли с 1 января 2019 года». «Если бы была политическая воля ускорить этот процесс и все бы под него мобилизовались, то можно успеть даже к июлю 2018 года. Все, что для этого нужно – политическая воля, ответственность и профессионализм государственных чиновников», — подчеркнул Козаченко.

Есть еще одна победа. Отметим, Украина выполнила свои обязательства перед международным сообществом, создав рынок природного газа в категории промышленных потребителей. Достигнутый прогресс в реализации этого направления отметил в недавней презентации и директор секретариата Европейского энергетического сообщества (ЕЭС) Янез Копач. Главным образом, это стало возможным, благодаря принятию снявшего ряд существенных ограничений закона «О рынке природного газа», который вступил в силу с 1 октября 2015 года.

В то же время, до создания, например, рынка электрической энергии, на чем уже много лет настаивает мировое сообщество и что также неоднократно декларировала постмайданная власть, еще далеко. Создание этого рынка необходимо, чтобы сохранить независимость Украины в сегменте, подчеркивает Геннадий Рябцев. Отметим, что необходимый для этого закон уже принят Верховной Радой и даже подписан президентом.

«Однако соблюсти установленные им сроки, скорее всего, не удастся. Десятки нормативных документов должна разработать и принять НКРЭКУ, а она в конце ноября потеряет легитимность из-за отсутствия кворума и не восстановит её, по меньшей мере, до мая 2018 года. „Укрэнерго“, в свою очередь, для интеграции с континентальной системой распределения электроэнергии ENTSO-E должна ввести в действие 180 нормативных актов, разрабатывая по два документа в неделю», — сказал 112.ua Рябцев.

Поэтому закон, похоже, пока будет оставаться на бумаге, говорят эксперты. На бумаге и на уровне деклараций остается в Украине и приватизация. За последние 4 года ни одной крупной продажи не произошло. И если даже до Майдана план по приватизации в стране выполнялся хотя бы на 20%, то сейчас это стабильный ноль.

Когда упадок действительно дает толчок к развитию

Уникальность украинской ситуации, по словам экспертов, в том, что в отдельных отраслях экономики именно общий упадок и бедность также стали драйверами побед и роста. В частности, они дали мощнейший толчок для развития отечественной легкой промышленности. «Одежда и обувь в Украине сейчас уже преимущественно украинского производства. Сейчас эта продукция может стоить на 10-20% дешевле, чем обувь и одежда, ввезенные из Китая, поэтому активно вытесняет импортную с полок магазинов», — сказал 112.ua Алексей Дорошенко.

По словам эксперта, едва ли не в каждом украинском городе уже есть по несколько цехов. «Я даже знаю, что в некоторых маленьких городах есть и по 20-30 цехов по производству обуви, несколько десятков цехов по производству отечественной одежды. В масштабах Украины мы можем говорить о нескольких тысячах предприятий, которые занимаются производством продукции легпрома», — сказал Дорошенко.

В Украине шьют продукцию известные западные компании, как например, Zara. Правда, поскольку такие производства часто полуподпольные, налоговая выгода государства от них незначительна.

Низкой цены на украинскую обувь и одежду удается достичь, главным образом, за счет низких затрат на оплату труда. «Китай уже не может конкурировать за нашего покупателя, потому что наш покупатель очень бедный. Даже если отбросить логистические затраты, средняя заработная плата в Украине составляет 220 долл., а в Китае 860 долл. Так кто для кого должен производить?» — подчеркнул Дорошенко.

Именно низкий уровень зарплат в стране дал толчок и для открытия десятков предприятий на Западной Украине, которая близко расположена к рынкам Евросоюза. В Украине, в частности, цена 60 минут работы на производстве кабелей составляет 1 евро. Это в 5 раз дешевле, чем в Китае и в 6,5 раз меньше, чем в Польше или Венгрии. Предприятия открыли компании Leoni, Bader, французская Nexans. Производитель автопроводки «Кромберг энд Шуберт» уже открыл завод в Житомире.

Житомирский завод «Кромберг энд Шуберт» выпускает продукцию для Mercedes, BMW и Audі

И все равно этого мало. «Несмотря на заявление об открытии „десятков новых заводов“ и создании „десятков тысяч рабочих мест“, абсолютно никаких надежд на восстановление реального сектора экономики в ближайшие несколько лет пока нет», — сказал 112.ua Рябцев.

* * *

Опрошенные эксперты подчеркивают, что власти должны наконец определиться и выработать хоть какую-то стратегию, которой пока не прослеживается. А ее пока нет даже в прибыльной и перспективной аграрной сфере. «Государство до сих пор не определило стратегию и то, каким должен быть стратегический аграрный курс Украины: будем ли мы ориентироваться в агросекторе на малые, средние или крупные предприятия? На какую модель агросектора, как базовую, мы ориентируемся и как каждой из этих категорий государство может помочь, чтобы предприятия в них были успешными?» — задается вопросом Леонид Козаченко.

Эксперт также отметил, что если ничего не изменится, «ни о каком увеличении в будущем ВВП аграрного сектора Украины в 3 раза, который декларировали власти, нечего будет и говорить». В отношении перспектив ВВП в остальных отраслях ситуация еще более удручающая. И это очень плохо, потому что без сильной экономики никакое государство ни на каких идеях не удержать.

Елена Голубева