Четверг, Ноябрь 15, 2018
Главная За рубежом Что на самом деле под видом лекарств производит холдинг «Материя медика» Олега...

Что на самом деле под видом лекарств производит холдинг «Материя медика» Олега Эпштейна

74

Противовирусный препарат «Анаферон» — лекарство, присутствующее в аптеках уже много лет, и спрос на которое стабильно высок. Но, судя по всему, за это время доказать эффективность производимого холдингом «Материя медика» лекарства не удалось. А вот продавать не совсем проверенный иммуномодулятор оказалось вполне возможно.

От всех скорбей

В аптеках сегодня, на взгляд неискушенного гражданина, выбор лекарств на любой вкус и кошелек – широк и разнообразен. Но предпочтения, как правило, отдаются средствам знакомым, по принципу «в прошлый раз принимали, вроде бы помогло». Людей въедливых, которые, прежде чем купить медикамент, вооружаются лупой и читают меленький текст на прилагаемых к покупке бумажке – о всяких там испытаниях, противопоказаниях, на самом деле мало. Сам факт присутствия лекарства на аптечной полке внушает большинству полное доверие. Стоит оно там – значит проверено, одобрено где надо, и, следовательно, сгодится.

Увы, сегодня такие традиционные подходы к выбору лекарств, даже усиленные рекомендацией любезной сотрудницы аптеки или советом внимательного врача, гарантией стопроцентного выздоровления служить уже не могут. Как говорится, доверяй, но проверяй.

Одним из показательных примеров можно назвать препарат «Анаферон» — иммуномодулятор, который присутствует в аптеках уже много лет, и спрос на который, если судить по финансово-экономическим показателям компании-производителя, холдинга «Материя медика», стабильно высок.

А как ему не быть высоким? Судя по аннотации, прилагаемой к медикаменту, это суперлекарство, беспощадный враг самых страшных вирусов. Не только ОРВИ, но и инфекций, вызванных герпес-вирусами (инфекционный мононуклеоз, ветряная оспа, лабиальный герпес, генитальный герпес), а также острых и хронических вирусных инфекций, вызванных вирусом клещевого энцефалита, энтеровирусом, ротавирусом, коронавирусом, калицивирусом…

К тому же любознательным покупателям не может не внушать уважение тот факт, что во главе холдинга-производителя стоит большой ученый, член-корреспондент Российской академии наук Олег Эпштейн.

А ведь «Анаферон» – далеко не единственная жемчужина в коллекции Олега Эпштейна. Есть еще и другие препараты, способные, по утверждению их создателя, избавлять человечество от его вечных недугов. В их числе — «Артрофон» ( исцеляет боли в суставах), «Афала» ( лечит аденому простаты и простатит), «Импаза» (от мужского бессилия), «Пропротен» (побеждает алкоголизм), «Тенотен» ( борется с тревожными расстройствами).

Казалось бы, остается только воскликнуть: «Куда смотрит мировая медицинская и фармакологическая и иная научная общественность? Да за такие лекарства надо если не сразу нобелевку, то по крайней мере – памятник! И – немедленно! Или снова наших задвигают

Однако научная общественность к достижениям Олега Эпштейна и его холдинга «Материя медика», похоже, относится скептически. И многим из тех, кто поверил в чудодейственные свойства «Анаферона», «Импазы» и проч., если верить разным мнениям, пришлось испытать разочарование.

Проверке не подлежит

Год спустя после блистательно прыжка Олега Эпштейна из завлабов в членкоры Академии наук в российском научном сообществе разразился грандиозный скандал.

Коллеги-ученые обвинили свежеиспеченного члена-корреспондента в том, что он занимается лженаукой. В 2017 году Олег Эпштейн был включен в список номинантов премии «ВРАЛ» (это известная антипремия за вклад в российскую лженауку). Но это было только начало. В нынешнем году Олег Эпштейн удостоен «чести» быть избранным в академики «ВРАЛ». И в этом же году Министерство образования и науки РФ присудило антипремию «за самый вредный лженаучный проект» научно-производственной фирме «Материя медика холдинг», руководителем которой, напомним, является Олег Эпштейн.

Любопытно, что, по данным телекомпании «Дождь», на решение Минобрнауки немедленно откликнулось сообщество производителей гомеопатических средств, пригрозив министерству судами.

Сообщество весьма болезненно отнеслось к критике Олега Эпштейна, по всей видимости считая, что тем самым нападают на всю гомеопатию вообще. К примеру, некоторое время назад, после того как в Российской академии наук признали деятельность холдинга чуть ли не «лженаучной», гомеопаты направили в Генпрокуратуру письмо, подписанное главой правления национального совета по гомеопатии Алексеем Карпеевым. И в этом письме академики, якобы, обвиняются в том числе и в политической неблагонадежности.

Но любопытно не это. Доносами сегодня не удивишь. Любопытно то, что Олег Эпштейн, похоже, себя гомеопатом не считает. По его словам, он открыл новый физический феномен, которому дал название «релиз-активность». Что означает высвобождение активности препарата при его многократном разведении.

То есть, надо понимать, чем сильнее лекарство разбавлять, тем лучше оно будет действовать.

Но, вместе с тем получается, что раньше, когда Олег Эпштейн считал себя гомеопатом, то «Анаферон» и иже с ним считались гомеопатическими средствами? Перестал считать себя гомеопатом, и те же самые лекарств перестали быть гомеопатическими? По крайней, мере ни на их упаковках, ни в инструкции по применению слова «гомеопатия» сегодня не встречаются.

Впрочем, в этой путанице, как представляется, есть своя логика. Она достаточно четко проявляется, если взглянуть на историю холдинга «Материя медика».

Взлет современной российской гомеопатии начался в июле 1991 года, после приказа Минздрава «О развитии гомеопатического метода в медицинской практике». До той поры гомеопатия была в загоне, хотя и пользовалась популярностью, особенно среди тогдашней элиты. И это обстоятельство, считают некоторые эксперты, сыграло свою роль в резком развитии считавшейся едва ли не лженаукой, отрасли.

Гомеопаты получили практически полную свободу, отмечает, в частности, журнал «Вадемекум».

Зарегистрировать гомеопатический препарат можно было до смешного просто и почти бесплатно. И именно тогда, в начале «лихих девяностых», зародилось большинство крупных производителей гомеопатических препаратов. В их числе и «Материя медика», с уставным капиталом в 100 тысяч рублей вырвавшаяся в число лидеров.

Однако всему на свете приходит конец. Закончилась легкая жизнь и у фабрикантов-гомеопатов. Гомеопатические препараты приравняли к обычным лекарствам, что значило — производителям теперь необходимо доказывать эффективность своей продукции. Клиническое исследование дело дорогое. В девяностые, по словам экспертов, оно стоило около 15 тысяч долларов. Сегодня более 50 тысяч тех же долларов.

Затем гомеопатов-производителей ждали еще две перерегистрации. Кто-то не выдержал, разорился, кто-то терпел убытки и держался. А Олег Эпштейн, судя по всему, выбрал для своей «Материя медика» оригинальный путь, объявив, что отныне продукция холдинга не гомеопатическая. В ней используются антитела-молекулы, которые синтезируются иммунной системой в ответ на иммуногены, а для таких препаратов проверки якобы не предусмотрены.

И холдинг продолжил идти в гору. В 2010-м году «Анаферон» даже был внесен в список жизненно-необходимых лекарственных средств (ЖНВЛС). Однако через два года был оттуда исключен, что любопытно якобы по просьбе производителя. Эпштейну, видимо, не понравилось, что на препараты в этом списке цены регулируются.

Такие ходы, вероятно, позволили холдингу продолжать неплохо зарабатывать. По данным за последний отчетный год выручка холдинга «Матеря-Медика» могла составить 9,3 млрд рублей, прибыль -2,3 млрд рублей, стоимость – 8,2 млрд рублей.

Не прошли контроль качества

Известные борцы с лженаукой, члены соответствующей академической комиссии М.В. АрхиповН.Н. Хромов-Борисов, обращают внимание на одну особенность производства препаратов в холдинге «Материа медика»: оно сверхрентабельно. Похоже, что здесь не нужно ценного оборудования и сырья, как на обычном фармацевтическом предприятии, не проводится дорогущий высокотехнологический синтез сложных молекулярных соединений. Якобы надо только растворять, наносить раствор на твердый носитель (сахар, к примеру) и высушивать. Себестоимость произведенного препарата запредельно низкая. Прибыль – запредельно высокая.

Но вместе с повышением уровня благополучия все больше становилось и неприятных вопросов к Олегу Эпштейну: «А где доказательства того, что производимые вами лекарства действительно лечат? Где лабораторные подтверждения того, что в тех каплях или драже, которые вы предлагаете использовать, действительно содержится действующее вещество в указанной концентрации?»

Не так давно Олег Эпштейн дал на эти вопросы, казалось бы исчерпывающий ответ. Он, если верить газете «Троицкий Вариант-Наука», заявил, что завершены 20 рандомизированных клинических исследований (РКИ) ряда препаратов холдинга «Материя медика». И в нашем Государственном реестре лекарственных средств они действительно значатся как завершенные. Кроме того, как пишет упомянутый выше источник, Эпштейн подчёркивал, что 19 из них даже зарегистрированы в международном реестре клинических исследований Национального института здоровья США (ClinicalTrials.gov), однако при ближайшем рассмотрении выясняется, что в этом, самом авторитетном в медицинском мире американском реестре, завершенными признаны только четыре из девятнадцати исследований и только для одного из четырех на сайте реестра представлены результаты. Почему для трех исследований не представлены результаты? Похоже, что не прошли контроль качества, а тот, единственный препарат, который прошел все исследования, признан в итоге неэффективным.

Известно еще об одном испытании продукции «Материя медика», проведенном на международном уровне. Речь идет о препарате «Импаза», том самом, который, если верить словам на упаковке, эффективно восстанавливает мужскую силу. Судя по всему, проводилось исследование в Норвегии, закончилось в 2008 году, а проверяли на крысах. И вот результат: исследование якобы показало, что прием «Импазы» «не позволил пожилым самцам нарастить количество совокуплений», зато они стали заметно больше времени проводить рядом с самками.

Интересно, знают ли покупатели «Импазы» о таком эффекте? И устраивает ли он их?

Сладкие деньги

Итак, получается, что сегодня в наших аптеках покупателям могут предложить лекарства, результаты клинических испытаний которых подвергаются многими авторитетными учеными большому сомнению. Да и сами производители вносят смятение в умы. Вот, к примеру, цитата из заключения одной из научных (!) статей представителей «Материа медика»: «Предложенная нами модель бипатии позволила изучать эффекты препаратов, природа которых на данном этапе развития науки неизвестна».

Что же получается, покупателям предлагаются лекарства, в том числе детские, содержащие вещества непонятного происхождения?

Между тем, как считают члены Комиссии по борьбе с лженаукой и фальсификацией научных исследований при Президиуме Российской Академии наук, мировая и отечественная медицина руководствуется принципами, основанными на научных доказательствах. По их твердому убеждению, релизактивность бездоказательна и не соответствует стандартам. «У таких лженаучных препаратов нет и не может быть научных обоснований; фантазии Эпштейна и его единомышленников противоречат законам физики и химии»,- такое мнение учёных можно узнать, если довериться упоминавшейся выше статье.

Однако, несмотря на все «сомнения» научной общественности, производство и продажа «Анаферона» и другой подобной продукции «Материа медика» продолжается, а продажи, как свидетельствуют результаты деятельности холдинга, растут. Мало того, что эти лекарства стоят на аптечных полках, их еще и рекомендуют врачи, в том числе педиатры, которые по должности своей не могут не знать об истинной пользе (или бесполезности) того же детского «Анаферона».

Один из самых известных детских врачей в России, педиатр высшей категории и телеведущий Евгений Комаровский, в одном из интервью, полагает примерно то, что секрет популярности детского «Анаферона» как раз в его безвредности. В инструкции по применению сказано, что он не имеет противопоказаний и побочных действий. По мнению врача, это средство совершенно бесполезно — но зато и безвредно. И этим пользуются многие его коллеги, рекомендуя или выписывая «Анаферон». Судя по всему, получается так, что врачи спокойны – вреда от прописанного ими лекарства не будет никакого, родители довольны – ребенок лечится. Те родители, детям которых «Анаферон» «помог», рассказывают, что вирусная инфекция отступила на четвертые или пятые сутки после начала приема лекарства. Но, подчеркивает Комаровский, ровно столько времени и нужно иммунитету, чтобы справиться с болезнью. Если же иммунная система слаба и болезнь затягивается – ну что ж, не помогло, бывает. По сути можно было бы и вообще никаких лекарств не давать, и эффект был бы примерно тем же самым, считает Комаровский.

Зато «Анаферон» – сладкий. Детям нравится. «Содержание сахара в каждой таблетки довольно большое, — подчеркивает Евгений Комаровский,- Складывается впечатление, что ребенка производители «Анаферона» стараются лечить именно сахаром. А это полный абсурд».

Казалось бы, в чем проблема? Раз препараты, которые выпускает «Материа медика», подвергаются столь глубокой критике, надо просто взять эти лекарства и исследовать их, сделать анализы. Да и самому холдингу, наверное, было бы полезно избавиться раз и навсегда от огульных охаиваний. Однако здесь далеко не все так просто. Видимо, хитрый ход Олега Эпштейна, прекратившего именовать свои препараты гомеопатическими, привел к тому, что проверить их стало просто невозможно.

По мнению президента Российского общества специалистов доказательной медицины профессора Василия Власова, позиционирование продукции «Материа медика» в качестве лекарств с клинически доказанной эффективностью, не являющихся гомеопатическими, ничего кроме недоумения вызвать не может: «Ничего нового они не придумали. Все эти слова — это повторения заклинаний гомеопатов с небольшими вариациями».

Но если лекарство объявлено не гомеопатическим, то производитель обязан предоставить лабораторные доказательства того, что в тех каплях или драже, которые они предлагают использовать, действительно содержится действующее вещество в указанной концентрации. Однако, подчеркивает профессор, аналитических методов, которые могли бы доказать это, сегодня не существует.

Что характерно, мнение профессора Власова по поводу испытаний, похоже, разделяет и поддерживает сам Олег Эпштейн: «В обычных современных клинических испытаниях доказать эффективность гомеопатических препаратов на всех больных с определенным заболеванием невозможно».

Доказать эффективность производимого принадлежащим ему холдингом лекарства – невозможно, а вот продавать такое лекарство, как оказывается – вполне возможно?

Александра Волкова