Что скрывается за популистским повышением минимальной зарплаты

68

Повышение минимальной зарплаты звучит крайне ярко и предвыборно, но всегда тянет за собой как минимум рост инфляции и скачок цен

Вице-премьер-министр Украины Павел Розенко заявил в телеэфире, что в 2018 году планируется очередное повышение минимальной зарплаты. «С 1 января минимальная заработная плата выросла до 3723 грн. Следующее повышение — 4100 грн, и я убежден, что оно будет и что это будет именно в 2018 году. Есть инициатива президента Украины, есть обращение к правительству о том, что по результатам первого квартала правительство должно вернуться и рассмотреть возможность увеличения минимальной заработной платы. Повторю, цель одна — показать обществу, что все-таки жизнь в стране меняется, качество и уровень жизни растет», — жизнерадостно произнес Розенко в эфире «5 канала».

Энтузиазм, захлестывающий высокопоставленного чиновника, за день до этого позволил ему заявить еще и следующее. «Впервые за последние 10–15 лет мы закончили 2017 практически без долгов по зарплате в бюджетной сфере, несмотря на то, что вдвое повысили размер минимальной заработной платы и заработных плат в целом», — такие слова чиновника были размещены 30 января на «Правительственном портале».

Обычная работа и не катастрофическое положение дел подаются как грандиозная заслуга. Странный и спорный посыл из интервью вице-премьера в переводе на человеческий язык будет звучать примерно так: нужно как можно активнее проедать имеющиеся деньги и не останавливаться в этом благородном порыве ни на минуту, все власти — за эти разумные шаги, а правительство работает блестяще и дальше будет только лучше.

Однако есть и другая точка зрения на происходящее в стране. Главное — не поднимать минималку, а направить усилия на рост зарплат в стране в целом, что касается в первую очередь малого и среднего бизнеса. В предвыборный год, в который вступила Украина, политики и чиновники больше задумываются не о росте государственных экономических показателей, а о меркантильных вещах, позволяющих им остаться возле кормушки. Повышение минимальной зарплаты звучит крайне ярко и предвыборно, но всегда тянет за собой как минимум рост инфляции и скачок цен. Изменение этого показателя должно быть хоть как-то связано с увеличением продуктивности труда в государстве, тогда как никаких положительных перемен в этом плане что-то незаметно. В разных рейтингах уровня жизни Украина занимает от 80-го до 120-го места из 200 государств мира. Как отечественные чиновники могут говорить о каких-то положительных переменах в таких условиях?

В сентябре прошлого года Украина впервые после Революции достоинства получила доступ к рынку еврооблигаций — и мгновенно чиновники забыли обо всех реформах, которые должны были проводить. Раньше спонсор был один — МВФ. Теперь же, окрыленные первым собственным успехом размещения на внешних рынках долговых национальных бумаг, украинские власти ведут себя как полностью оторванные от реальности. Хотя этот шаг готовился с помощью иностранных специалистов и структур, разбирающихся в вопросе.

В ближайшие три года нам нужно отдавать 20 млрд долл. Откуда взять такие деньги — не знает никто. Ни вице- премьер Павел Розенко, отвечающий в правительстве за социалку, то есть фактически за расходование средств, ни его начальник Владимир Гройсман, заботящийся о неизменности газовых цен и своевременности дотаций для производителей курятины, ни президент Петр Порошенко, вещающий о чудесных возможностях, ожидающих державу. Хотя, судя по последним заявлениям международных политиков и финансистов, к руководству страны нет ни доверия, ни серьезного отношения. Разговоры о продолжении сотрудничества с международными финансовыми организациями, которые некоторое время назад еще нам помогали, сегодня зашли в тупик. Все первые лица государства говорят об улучшениях, но никак не могут рассказать о конкретных шагах в направлении этих положительных перемен.

Из Украины ежегодно выводится больше 100 млрд грн — сумма, сопоставимая с 5% национального ВВП. Нынешнее руководство не смогло обеспечить защиту прав собственности, и деньги продолжают бежать из страны. Для исправления ситуации и привлечения иностранных денег не делается ничего. Сегодня уровень прямых иностранных инвестиций — около 18% ВВП, но в любой растущей экономике эта цифра должна составлять минимум треть внутреннего продукта. Монополизированная чиновниками украинская экономика работает в основном на власть — как работала она с начала 90-х. Разговоры о массовой приватизации остаются только разговорами, поставленные финансовыми донорами условия спокойно и педантично игнорируются украинскими властями. Озвучиваются какие-то сказочные проекты, вроде сотрудничества с Китаем на многие миллиарды, а тем временем экономическая ситуация в стране реально и ежедневно ухудшается.

Автор: Сергей ТУТОВ