Что спасет «подстреленную» репутацию копов

257

В деле «бешеного BMW», как окрестили ночную погоню со смертельным исходом, которая произошла в столице 7 февраля, появляются новые детали. Видео, зафиксировавшее подробности трагедии, к делу приобщили, но, как уверяют правозащитники, оно не отражает полной картины произошедшего. А посему чтобы расставить точки над «і», этих доказательств мало. Полицейского, сделавшего роковой выстрел, взяли под стражу, но те же правозащитники, да и общество в целом, разделились на два противоборствующих лагеря.

Одни кричат «за административное нарушение не стреляют», а другие убеждают, что иначе преступность, в том числе и нелюбовь к Правилам дорожного движения, не остановишь. В погоне, оказывается, лично принимал участие начальник киевской патрульной полиции Юрий Зозуля на своей машине Subaru, и теперь прокуратура также выясняет, производились ли выстрелы из его пистолета… И отдельной строкой во всем этом процессе проходит убеждение, что таким образом пытаются дискредитировать новую полицию, а заодно – и всю реформу в МВД.

«Игры» со скоростью

Пока в офисах, в соцсетях, на остановках общественного транспорта, а также дома на кухне ломаются копья вокруг вопроса «Кто прав, кто виноват?», смертельные игры со скоростью, начавшиеся в Киеве, получили неожиданное продолжение в Харькове. Вчера ночью автомобиль Toyota Camry, преследуемый патрульной полицией по Московскому проспекту, врезался в столб на Велозаводском мосту. Водитель с массой травм был госпитализирован, но врачам не удалось его спасти. В его крови был обнаружен алкоголь, что дает все основания говорить: очередной пьяный лихач, которому почему-то стукнуло в голову прокатиться с ветерком, заметил полицейских, стал от них удирать и попросту не справился с управлением.

На «Фейсбуке» дискуссия, как надо поступать с такими водителями, разгорелась с новой силой. Одни доказывают, что даже если полицейские подозревают, что за рулем человек, хорошо принявший на грудь, провоцировать его на желание от них удрать не стоит – лучше «записать номера, пробить по базе и встретить лихача у дома». Их оппоненты напоминают, что сейчас у нас в стране множество людей ездят по доверенности, их машины зарегистрированы в одном месте, а реально они живут совершенно в другом, так что «встретить у дома» таких у полиции просто не получится. Посему вопрос «Как должна действовать полиция в таких случаях, чтобы не навредить окружающим (как видим, подобные погони заканчиваются как минимум ДТП, в которых могут пострадать люди, просто оказавшиеся рядом с местом происшествия)?», пока остается открытым. Как и тот, дискредитируют ли копов подобные действия.

Проделки «старой системы»?

Кстати, попыткой дискредитации новой полиции министр внутренних дел Арсен Аваков считает уже тот факт, что патрульного Сергея Олейника, застрелившего пассажира «бэхи» Михаила Медведева, по решению суда, который удовлетворил ходатайство прокуратуры, пока что на 60 дней, взяли под стражу. По его словам, прокуратуре «важнее дискредитировать любым путем новую полицию, бельмом сидящую у них на глазу, – как пример реформ и изменений», и таким образом старая система хочет показать, что она лучше новой и реформировать ничего не нужно. В прокуратуре на эти обвинения отвечают, что просто действуют по закону.

Что трагический инцидент с гибелью подростка в результате погони киевской полиции за нарушителями стал частью политических спекуляций, считает и директор Агентства моделирования ситуаций Виталий Бала. «По большому счету, надо спокойно, без спекуляций, в первую очередь политических, разобраться с этой ситуацией, что на самом деле произошло, – пояснил он. – Во-вторых, к сожалению, мы решили, что если в стране что-то происходит, оно должно быть в формате реалити-шоу. Что обо всем должно постоянно говориться. С моей точки зрения, вопрос с этим инцидентом в той или иной степени, сознательно или бессознательно используется именно против изменений, которые происходят в МВД». Но при этом политолог отмечает, что реформы происходят не так быстро и не так качественно, как хотелось бы.

Еще более солидарен с Арсеном Аваковым в этом вопросе глава центра политических исследований «Пента» Владимир Фесенко, по мнению которого ситуацию с погоней киевской полиции со смертельным исходом начали использовать для дискредитации Национальной полиции в целом. «Безусловно, в попытках создать негативный критический фон вокруг новой патрульной полиции есть политика, – заверил он. – Есть некоторые СМИ, которые откровенно хотят дискредитировать сам институт Национальной полиции. Во-вторых, это одна из реформ, которая была сделана и реально продемонстрировала свой позитив. Безусловно, есть вопросы, замечания, необходимо больше опыта, повысить эффективность полиции и т.д. Однако ничего не бывает сразу суперэффективного, но это не коррумпированное ГАИ, это принципиально новый институт. А сейчас его пытаются дискредитировать. Такие инциденты, произошедшие в результате погони, случаются во всех странах. В США это случается пусть и не каждый месяц, но регулярно. Поэтому делать сейчас из одного инцидента, конечно, трагического, какие-то кардинальные глобальные выводы неправильно». Но все же политолог уверен, что на ходе реформ этот инцидент не скажется. «Надо, как говорят в известной пословице, «отделить мух от котлет». Есть люди, конкретные полицейские, которые, возможно (точно я не могу сказать, это должно показать расследование), превысили свои полномочия. Если так, если они совершили нарушение, то они должны за это ответить. И все. Но делать масштабные выводы неправильно», – отметил эксперт.

Новые полицейские – еще не реформа

Впрочем, произошедшее обнажило еще одну сторону дискуссии в обществе: с одной стороны, говорят о том, что есть попытка дискредитировать реформу в МВД, а с другой, спрашивают, а была ли она на самом деле. «Роль новой патрульно-постовой службы в некой реформе (псевдореформе, как мне кажется) явно преувеличена, – считает президент Украинской федерации профессионалов безопасности Сергей Шабовта. – И пусть в 27 городах, как это заявлял господин Аваков, скоро появятся новые полицейские. Это не базовые подразделения полиции, которые на самом деле определяют качество и результативность борьбы с преступностью, обеспечивают общественный порядок. Нас почему-то все время кормят историями о том, что это именно те удивительные люди, которые все это и сделают. Надо четко понимать, что даже за время практической обкатки по улицам Киева полицейские все равно остаются «скороспелками», их подготовка крайне слаба. Они по ускоренному курсу прошли подготовку, хотя им нужно гораздо больше времени, чтобы действительно стать зубастыми специалистами, которые будут профессионалами. От этих ребят априори рано ждать солидной уверенности и слаженной работы».

Адвокаты, которые защищают семью погибшего Медведева, в этом вопросе еще категоричнее. Так, на личной страничке в «Фейсбуке» Тараса Ламаха недавно появился такой пост: «Да, Арсен Борисович, это системная кампания, но не по дискредитации новой полиции, а по изгнанию профанаторов реформы и преступников из министерских кресел! Рыба гниёт с головы! Вонь уже распространилась на всё тело до хвоста.

Динамика увеличения преступности в Киеве 2014-2015 год.

Количество преступлений, совершённых в публичных местах, – + 58%

Кражи – + 54%

Угоны авто – +20%

Грабежи – +24%

Убийства – + 500% (да, я не ошибся с нулями, с 56 (без учёта убийств на Майдане) в 2014-ом до 259 в 2015)

Разбой – +10%

С сентября 2015 года раскрываемость преступлений по горячим следам упала на 90%

Эти очень скрываемые руководством МВД данные я разглядел в очень важных бумагах, по неосторожности оставленных, угадайте кем, в столовке Верховной Рады…»

Эмоции тут лишние

Правозащитники, которые не имеют к этому делу никакого отношения, пытаются профессионально разобраться в конкретной ситуации, никак не вникая в политические ее аспекты. Так, адвокатВадим Володарский, специализирующийся на ДТП, считает, что пока «для правового анализа ситуации общедоступной информации маловато. Нужно было бы знакомиться с материалами дела. Предварительно можно сказать, что, во-первых, применение оружия для остановки транспортного средства в такой ситуации предусмотрено п.7 ч.4 ст.46 Закона «О национальной полиции». Если водитель направлял автомобиль на сотрудников полиции, то и под п.1 этой части ситуация подпадает.

Раньше такие ситуации оценивались именно с точки зрения правомерности самого применения оружия. Возможный ущерб, в том числе и пассажирам, списывался, по всей вероятности, на рискованность ситуации и на то, что ответственность за последствия прежде всего на не выполнившем требование об остановке водителе. Во всяком случае, о том, что за такое привлекали к ответственности сотрудников ГАИ, мне неизвестно. Это бывало в случае, если само применение оружия неправомерно. С учётом опасности, представляемой таким водителем, возможно, это правильно. Тут вопрос уже даже не в управлении в состоянии опьянения, а в готовности водителя ради попытки уйти от ответственности многократно увеличивать риск. Нужно учитывать и то, что вообще попасть из пистолета в движущийся автомобиль не так просто».

Эксперт считает, что «все дискуссии насчет этого случая говорят о том, что наши люди, причем с обеих сторон, не хотят думать и анализировать, оценивая ситуацию на эмоциях в зависимости от того, кого лично они больше не любят: правоохранительные органы или мажоров». И заверил, что, «если бы они остановились на требование, никто бы не гнался…»

«Они не знают, как действовать в экстремальных ситуациях, – пояснил  генерал-полковник милиции Михаил Корниенко. – Прежде всего, ситуации надо моделировать. Применение оружия – это крайний метод, и его можно применять только когда применяется оружие правонарушителями или когда возникает угроза для жизни самих полицейских или других людей. Действия руководства по оценке событий тоже были не очень правильными. В таких случаях надо делать выводы очень осторожно, а не говорить сразу, что полиция делала все правильно. Эти правонарушители – молодые люди, у них тоже есть права. Первое, что должно было сделать руководство полиции, — это признать, что именно произошло, и извиниться перед пострадавшими – родителями этого мальчика. Он пострадал безвинно, он был пассажиром. Очень плохо, когда полиция применяет оружие, это вызывает негативный резонанс».

Тем не менее, заверил АСН эксперт Аналитического центра «Политика»Владимир Цыбулько, «на реформе этот инцидент никак не скажется. На реформе больше скажется большое количество контингента из прошлого, который может пройти переаттестацию и сохранить старые правила, старые отношения. И вот это очень опасно».

Без работы над ошибками не обойтись

Что главной проблемой в ситуации погони за «БМВ» является неправильная реакция полиции на это событие, заверил и народный депутат Игорь Попов. По его мнению, система несовершенна, а полицейские просто недоучены. «Я не специалист в уголовном праве и полиции, но могу оценить ситуацию с точки зрения политики и государственного управления, – сказал политик. – Во время обучения эта ситуация не отрабатывалась или отрабатывалась неправильно, потому что было запущено слишком много мер безопасности. Для того, чтобы не снизился тот высокий уровень доверия, который есть сегодня к патрульной полиции, надо быстро сделать административные шаги, чтобы исправить ситуацию».

Как пояснил народный депутат, «должны быть увольнения на достаточно высоком уровне. Должна быть ответственность того, кто запускал систему и не сделал ее совершенной. Нужно объяснить, что сделано в патрульной полиции, чтобы эти инциденты не повторялись. Должны быть какие-то планы «Перехват», в результате которых все остаются живы. Пока что такое впечатление, что они учат патрульных на голливудских фильмах… Если всех все устраивает и дальше так будет продолжаться, то, конечно, доверие как к патрульным полицейским, так и к руководителям будет падать. Это золотое правило менеджмента: если есть ЧП, надо его разобрать, наказать виновных и предпринять шаги для недопущения повторов. Этого не делается, и это опять же показывает несовершенство системы».

Разбирая погоню «по косточкам», председатель Наблюдательного совета Украинской ассоциации владельцев оружия Георгий Учайкин отметил, что «вопрос вообще должен находиться немного в другой плоскости. Мы не можем делать выводы лишь на основании сообщений, которые появились только со стороны МВД. Этого недостаточно. Можно сказать одно, что речь идет о репутационных рисках для новой полиции. Если прокуратура проводит следственные действия, то мы – общественные специалисты – со своей стороны могли бы быть привлечены к этому расследованию, чтобы наблюдать за его ходом. Специалисты также будут придерживаться служебной тайны, не будут разглашать сведения, но это позволит обществу поверить результатам расследования».

Как считает Георгий Учайкин, нужно сделать определенные выводы и относительно уровня стрелковой подготовки полиции. «Если она недостаточна, надо помочь найти специалистов, которые помогут научиться. – Если они не знают, каким образом, имея 20 авто и систему радиообеспечения, перекрыть пути следования этого авто и остановить его, то тоже надо привлекать специалистов, которые научат их блокировать автомобиль. Мировая практика свидетельствует о том, что сначала надо заблокировать авто, а потом под угрозой применения оружия принуждать водителя выполнять указания полицейских, и только после таких действий стрелять. А этот автомобиль, летящий на скорости 190 км/ч, превращать в неуправляемый также опасно. Все полицейские в мире используют постоянное правило: не стрелять по авто, которое движется на такой скорости. Наша задача – не дискредитировать полицию, а сделать ее деятельность совершенной, чтобы они отрабатывали те деньги, которые платят налогоплательщики, и чтобы они могли обеспечить гарантии безопасности каждого гражданина».

…Как видим, доверие к новой полиции одним случаем – даже трагическим – полностью перечеркнуть нельзя. Пошатнуть – да, и именно это произошло. Вернет ли его полиция, зависит от того, как она проведет работу над ошибками и какие выводы сделает. Что же касается реформы органов внутренних дел в общем, то впору спросить «Постойте, а был ли мальчик?», ведь создание еще одного подразделения вряд ли можно считать полноценной перезагрузкой всей системы.

Автор материала: Лариса Чайка