Дадут ли Украинской экономике выжить?

528

За годы независимости, конвертационные центры стали неотъемлемой частью украинской экономики. Сейчас Арсений Яценюк, по примеру Александра Клименко  пытается установить личный контроль за их деятельностью, чему способствует рост технических возможностей государственной фискальной службы. Однако получится ли у премьера заработать в 2016 году очередной миллиард долларов?

В конце декабря 2015 года, СМИ отрапортовали об очередной победе украинских парламентариев  — принятии бюджета Украины на 2016 год в редакции, подготовленной Кабинетом Министров. Весь  четвертый квартал прошлого года, глава правительства Арсений Яценюк, выступая на различных телеканалах, убеждал народ в том, что единственно возможный выход для страны  – принятие предложений Кабмина и отказ от «популистического» проекта, предложенного комитетом Верховной Рады.

Причины, озвученные премьером, очень понятны: в случае принятия иного варианта бюджета, чем предложенный Кабмином, МВФ, как основной финансовый донор Украины, откажет в дальнейшей помощи. Однако Арсений Петрович умолчал о другом: заложенные в доходной части бюджета процентные ставки налогов и сборов являются неподъемными для украинской экономики.

Установленная нынешним бюджетом налоговая нагрузка, несмотря даже на снижения ставок единого социального взноса, – чрезмерна и в итоге приведет не к наполнению государственной казны, а к дальнейшему спаду экономики. Экономика, как и физика, работает по четким, объективным законам, которые не соответствуют ожиданиям ни Арсения Яценюка, ни Наталии Яресько. Например, экономически обоснованная ставка налога на добавленную стоимость (НДС) составляет не более 14%, а налога на прибыль – не более 18%. Более высокие ставки указанных налогов не позволят достичь даже запланированного уровня роста валового внутреннего продукта в 2%.

Так как же наши «рукомахатели» надеются совершить практически невозможное? Ответ оказался очень прост: они рассчитывают на теневую экономику. И не на ее выход из тени, в таком драконовском налоговом климате, это практически невозможно. Намного более реальным был бы обратный прогноз по переходу части официально работающего сегмента в тень.

Из собственных источников, издательству «Vse.Media» стало известно, что по результатам длительных переговоров, Арсений Яценюк и Наталия Яресько решили, что темпы «борьбы» с теневой экономикой в 2016 году необходимо снизить, поскольку лишь она позволит достичь установленных макроэкономических показателей, вплоть до удержания курса гривны.

Такое решение имеет последствия для каждого из жителей Украины, поэтому на его объяснении стоит остановиться подробно. Во-первых нужно понимать, что основным связующим элементом между теневой и официальной экономикой выступают конвертационные центры.

Каждое экономическое явление, даже имеющее уголовное происхождение, исполняет свою четкую функцию. В сложившейся ситуации, конвертационные центры – это не только средства для конвертации безналичных денежных средств в наличные и минимизации налогов, но также средство для легализации товаров, произведенных теневым сектором экономики, или заехавших в Украину с использованием различных обходных схем (например, занижением контрактной стоимости) и т.д.

За годы независимости Украины, точнее за время существования в нашей стране НДС, конвертационные центры стали необходимым элементом для обслуживания практически любого бизнеса. Cейчас их основная функция состоит в приведении завышенных ставок налога к экономически обоснованным.

Например, если ставка НДС составляет 20%, а услуги конвертационного центра по формированию налогового кредита составляют от 5,5-6,5%, совокупная налоговая нагрузка по НДС в конкретном налоговом периоде составит около 13,5%, т.е. именно ту ставку НДС, которая была рассчитана в депутатском проекте бюджета. Правда состоит в том, что именно эта ставка является самой экономически сбалансированной для нашей экономики.

Почему же МВФ и другие западные кредиторы не соглашаются на снижение налоговых ставок? Именно потому, что они инициируют реальное (а не бумажное) развитие украинского бизнеса, а это позволит нашей стране в дальнейшем соскочить с «иглы» финансовых дотаций зарубежных доноров. Мы забываем о том, что МВФ – это не благодетели Украины, а ее покупатели, заинтересованные в максимальном снижении стоимости предмета продажи перед сделкой.

В изложенной ситуации интересную роль играет Арсений Яценюк. Как он сам неоднократно заявлял, его кумиром в сфере государственного управления является Николай Азаров. В то же время он не объяснял, что ему также не дают покоя лавры создателя конвертационных площадок Александра Клименко.

Напомним, что в 2009 году, младореформаторы Януковича загнали весь украинский бизнес на «свои» конвертационные площадки, объявив реальную войну «партизанским» конвертам и фактически прекратив их существование.

Фирмам реального сектора экономики, которые пользовались услугами «непрограмных» конвертаторов, очень быстро доначислялись минимизированные суммы через механизмы признания сделок ничтожными. При этом, в качестве основания для констатации ничтожности заключенной сделки было достаточно ненахождения контрагента по адресу регистрации. Благодаря таким оперативным действиям, «партизаны» практически ушли с рынка конвертационных услуг.

Система программных площадок была куплена в Голландии за серьезную сумму – около 3,5 млн. долларов США, но за годы своего существования, она несколько раз окупила себя.  На старте проекта таких площадок  было девять, а в конце осталось  шесть.

Например, за недисциплинированность в исполнении своих обязательств, а также за отсутствие контроля за вверенным ему участком, была выгнана с рынка днепропетровская группа «Комбат», ранее бывшая неприкасаемой. Кстати, дикорастущий олигарх Сергей Курченко был на самом деле первой конвертационной программной площадкой (по счету, а не по обороту денежных средств), а никак не честным и успешным бизнесменом.

Основными чертами таких площадок были четкое ценообразование услуги: 8% от оборота в бюджет платили «ямы» (там где обрывалась цепочка происхождения товара) и 1,5% — платила фирма – «транзитер», непосредственно отписывавшая НДС предприятиям-получателям.

Благодаря существованию автоматизированной системы сопоставления показателей НДС по контрагентам, Налоговая Украины видела все «налоговые ямы» и доводила выявленных непрограмных партизан для дальнейшей отработки по областным подразделениям отдельными списками. Инициативы местных налоговиков по программным предприятиям прекращались в режиме «ручного» управления.

Предприятия, которые пользовались услугами площадок, должны были заранее заказывать сумму НДС, на которую они хотели минимизировать свои налоговые обязательства, а также вносить авансовые платежи за эти суммы. Руководители областных налоговых органов получали процент от оборота с тех предприятий, которые «зашли» на площадки по их рекомендации.

Введение указанной системы позволило достичь исполнения двух основных целей: систематического наполнения бюджета государства и личного бюджета Александра Клименко, а также уничтожения нисходящей системы финансирования «республиканской налоговой» руководителями областных подразделений, ранее лично получавшими процент от прикрытия работающих в области конвертов.

Источники нашего издательства, лично общавшиеся с Александром Клименко во время его нахождения при власти, указывают, что в перспективе он планировал перейти на ставку НДС в 14% и практически свести к минимуму  разницу между официальным платежом и оплатой услуг конвертаторов. Он говорил, что к 2014 году будет полностью ликвидирована возможность «играться» с НДСом. Простор для минимизации был оставлен только для налога на прибыль. Но не судьба…

С бегством Александра Клименко эта система оказалась «бесхозной». Однако – свято место пусто не бывает. И именно Арсений Яценюк вознамерился принять на себя роль руководителя «всея обнала Украины». Тем более, что введение системы спецсчетов для улучшения администрирования НДС, установило новые правила игры на этом рынке и сформировало потребности на новые услуги.

Так, в годы Клименковского правления, основной отправной точкой в системе минимизации НДС выступал налоговый период (1-й календарный месяц), поскольку именно по нему рассчитывалась конкретная сумма налога, подлежащего оплате государству.

Сейчас же, предпринимателей НДСников стало больше волновать наличие денег на спецсчету, поскольку от этого стала зависеть вся их хозяйственная деятельность. Если денег на спецсчету не достаточно, предприятие не может провести реализацию товара, поскольку не может зарегистрировать налоговую накладную, являющуюся основным налоговым документом в этой сделке. Если же по условиям сделки первым событием выступает поставка товара (а не предоплата денег покупателем), предприятие должно пополнить спецсчет из своих средств, что в условиях кризиса, далеко не всегда возможно.

Таким образом был искусственно сформирован спрос на новую услугу – пополнение спецсчета по НДС за счет оформления фиктивных сделок, чем и занялись сегодняшние «конверты».

Принципиально схема работы осталась та же: цепочка по сделкам, через предприятия-транзиты заканчивается в предприятии «налоговой яме», т.е. предприятии которое собирает все налоговые риски и либо не отчитывается, либо показывает суму НДС к оплате, которую не производит. Однако существенно поменялся механизм деятельности, а так же люди, которые его контролируют.

В частности, за несговорчивость и наличие собственных амбиций в марте прошлого года был уволен бывший глава Государственной фискальной службы Игорь Билоус. На посту его сменил более управляемый и лояльный к премьеру Роман Насиров.

В ДФС Украины поговаривают, что причиной назначения Насирова стали не его опыт в данной сфере, а именно беспрекословное исполнение программы Арсения Петровича. А программа премьера была проста: возможность «надувать» спецсчет предоставляется исключительно его конторам, которые уже потом занимаются его «распихиванием» по нужным транзитерам среднего звена и далее к непосредственному клиенту.

Вся закавыка находится в формуле, по которой рассчитывается количество денег на спецсчету и наличие в ней такого показателя как 24-я строчка декларации по НДС (сумма отрицательного значения, которая засчитывается в налоговый кредит следующего отчетного периода), т.е. показатели налогового кредита, сформированного до введения спецсчетов. Дело в том, что его можно корректировать и увеличивать уточненными декларациями, что, в условиях запрета на проведение проверок, оставляет очень большое поле для злоупотреблений.

Сейчас, согласованные конверты работают так – покупают фирму с историей (сроком существования около 1 или 2 лет), подают уточняющую декларацию по НДС с большой 24 строчкой, получив новые показатели спецсчета, моментально «отписывают» налоговый кредит контрагентам и сбрасывают отработавшую фирму на новых учредителей и директора.

Основная хитрость состоит в том, что бы такую декларацию приняли. А принимают ее далеко не у всех. Для этого, декларация подается во временном промежутке с 20-00 до 22-00 и, по технологии, проходит камеральную (счетную, математическую проверку правильности заполнения) в Департаменте IT-технологий, аудите и внутренней безопасности ДФС Украины, минуя районный и обласной уровень. В этой системе, конторы Арсения Петровича получают согласование автоматически.

Читателю стоит узнать, что компания «Интелект-сервис» (автор программного комплекса «МЕДок», через который осуществляется все взаимодействие предприятия с ДФС) в прошлом году включила новые сервисы, позволяющие отслеживать IP-адрес компьютера, с которого осуществлялась онлайн регистрация налоговых накладных (т.е. место выхода компьютера в сеть), а так же MAC-адреса конкретной машины.

Таким образом, уже на протяжении более чем 3-х месяцев налоговая видит всех конвертаторов, поскольку меняя фирмы и получая новые электронные ключи, те не меняют офисы и ноутбуки. И еще, вместо процедуры замены состояния предприятия с нулевого (все в порядке) на девятый (не находится по месту регистрации), налоговая активно разрывает договора на подачу электронной отчетности, в режиме «ручного управления». То есть сейчас, фискальная служба может прекратить существование конвертационных центров одним нажатием клавиши.

Однако, активные мероприятия проводятся исключительно по беспредельным «оленям», таким как последние громкие житомирские ребята, хотя это преподносится общественности как огромное достижение правоохранительных органов.

Итог – конвертам пока дают работать. И будут они работать на Арсения Петровича Яценюка, который такими темпами в 2016 года отпразднует и 2 миллиард.

Стоит однако предположить, что потом предприятия реального сектора экономики начтут стричь, донасчитывая суммы налогов за периоды сотрудничества с новыми площадками. И произойдет это сразу после окончания действия моратория на проведения налоговых проверок, т.е. к июлю 2016 года.