Заместитель генпрокурора Давид Сакварелидзе, который начинал дело «бриллиантовых прокуроров», после назначения прокурором Одесской области, стал меньше времени проводить в Киеве. И о ходе расследования дела теперь мало что слышно. Об этом, а также о конфликтах в самой ГПУ, провале перезагрузки местных прокуратур и о возможном уходе в политику на полях прошедшего вчера антикоррупционного форума Давид Сакварелидзе рассказал в интервью.

После переезда в Одессу, работу в Киеве не забросили? Как часто здесь бываете?

Нет, не забросил. 50/50, можно сказать, бываю и в Киеве, и в Одессе. Три дня, к примеру, в Киеве, три дня в Одессе. Не знаю, насколько это получается у меня эффективно, но стараемся.

Дело «бриллиантовых прокуроров» — о нем сейчас почти ничего не слышно…

Оно отправится в суд.

Когда?

Это — дело престижа и чести новой Украины. Как раз сегодня (вчера на антикоррупционном форуме, — ред.) я говорил о важности этого дела. Появился новый виток противостояния. Вчера судье Апелляционного суда Киева Марии Приндюк, которая выдавала постановления на обыск в деле так называемых «бриллиантовых прокуроров» (в отношении экс-заместителя прокурора Киевской области Александра Корнийца и первого заместителя начальника главного следственного управления ГПУ Владимира Шапакина, обвиняемых во взяточничестве, — ред.) предъявили подозрение.

Это сделано специально, чтобы додавить и вытащить из нее информацию и показания, что мы, ГПУ и СБУ, якобы сфабриковали это дело. Ей послали сигнал, мол, если она даст показания, что дело сфабриковано, вопрос о подозрении закроют. Судья, к сожалению, тяжело больна и пребывает на стационарном лечении. Они знали, где она находится. Они вымогали у главврача разрешение на проведение следственных действий. Главврач не дал разрешения.

И вот вчера они прислали подозрение по почте. Ну, смешно. Это подозрение развалится так же, как и все остальные дела, сфабрикованные против порядочных и нормальных людей. В том числе и наших прокуроров, и следователей, которые стоят на правильном пути.

Сейчас идет ознакомление с материалами дела?

Стороны уже ознакомились, следствие завершилось. И на днях дело будет направлено в суд.

На днях — это до конца года?

Или до конца, или фактически сразу же после новогодних праздников.

Дело «бриллиантовых прокуроров» начинали вести вы. Сейчас его ведет замгенпрокурора Виталий Касько. Ваши отношения не испортились после того, как вы стали проводить больше времени в Одессе?

У нас с ним абсолютно хорошие, партнерские отношения. Мы вместе ведем дело «бриллиантовых прокуроров». Я никуда не уходил. Я курирую процессуальное руководство, а Виталий — следствие.

Но вы не можете не знать, что замглавы СБУ Виктор Трепак, который также ведет дело «бриллиантовых прокуроров», уже подал два рапорта на увольнение. И если рапорт подпишут, вслед за ним из ГПУ уйдет и Касько. Вы не уговаривали их остаться?

Конечно, мы с ними общались. Уходить — это не выход. Пока есть возможность защищать ту правду, за которой мы пришли в прокуратуру, нужно стоять и бороться до конца. Нужно довести дела до определенной точки.

То есть, они должны довести дело «бриллиантовых прокуроров»?

Есть и много других дел. Не надо зацикливаться только на одном деле. Коррупция есть, и не только в прокуратуре. И она всегда будет. Надеюсь, не такая системная, как раньше, но будет. Поэтому борьбу нужно продолжать.

Вы были одним из идеологов перезагрузки местных прокуратур. Но, к сожалению, результаты конкурса не утешают. На руководящие должности в региональных прокуратурах пробрались люди из системы.

Я вчера поставил статус на Facebook.Там откровенно говорится обо всех минусах и плюсах реформы. Ее начало можно назвать сдвигом с мертвой точки. Мы набрали новых людей в управление реформ при ГПУ, которого раньше не было. Набрали через конкурс. Они незаангажированы, не коррумпированы и реально хотят что-то изменить. Там не только юристы — там кадровики, бизнес-аналитики, сервис-менеджеры.

Мы объявили конкурс на 700 должностей в местных прокуратурах по всей Украине. Такого ни разу не было. Мы открыли двери для всех вас: для общественных организаций в качестве наблюдателей, для неправительственных организаций, для международных экспертов, — все могли подключиться в качестве наблюдателей. Мы открыли дверь для внешних кандидатов, которые могли подаваться.

К сожалению, закон о прокуратуре априори был компромиссным: на него должны были согласиться и Виктор Николаевич Шокин, и остальные его заместители. Назовем их консервативной командой прокуратуры. В то же время закон должны были поддержать и международные организации, депутаты, и так далее.

Комиссии по отбору кандидатов в местные прокуратуры формировал генеральный прокурор. Также генпрокурор должен был выбрать из трех одного лучшего на должность руководителя местной прокуратуры. К сожалению, вышло так, что те комиссии, контроль за которыми со стороны гражданского общества был слабым, подавали в эту тройку кандидатов бывших руководителей. И решением генпрокурора большинство таких комиссий на должности руководителей местных прокуратур выбрали именно бывших руководителей.

И что теперь делать?

Было ли на это указание сверху, или сами комиссии так сделали… Мы выстроили систему, которую еще надо изменить на региональном уровне. К примеру, вчера на своей странице в Facebook я выступил с инициативой делегировать процесс по отбору и собеседованиям на областном уровне и на уровне генпрокуратуры, когда будет объявлен конкурс на замещение вакантных должностей, международным экспертам. То есть, прокурорам из Европы, Америки и Канады, которых нам сможет делегировать одна из международных организаций ЕС.

Планируется создать некую международную комиссию?

Сегодня много доноров тратят финансы и ресурсы на реформирование госструктур в Украине. Одни оправдывают себя, другие — нет. Мы предлагаем точечное решение проблемы. Чтобы увеличить доверие общественности к процессу отбора новых кадров, я предлагаю полностью убрать украинскую прокуратуру, в том числе и меня, от принятия решений на собеседованиях в качестве членов комиссий. Также убрать людей из комиссий, которые заходят по квоте из парламента. Таким образом, вопросы и подозрения к процессу отбора будут минимальны, а сама система будет работать исправно.

Если Михаил Саакашвили создаст свою партию в Украине, вы вступите?

Я буду там, где будет правда и доверие общественности. Где будут правильные люди и возможность что-то изменить. Любая платформа. Я уже уходил из прокуратуры в политику в Грузии и возвращался. Так что, не имеет значения, где ты находишься. Главное — быть там, где правда.

Автор интервью: Кристина Зеленюк