Дефрагментация. Гниение. Распад

1072

Президентская фракция БПП в парламенте из-за наплевательского подхода к формированию партийных списков и подбора выдвиженцев в мажоритарных округах разделена на множество групп и еще больше — условно свободных депутатов.

Президент Петр Порошенко и его Администрация сейчас пожинают горькие плоды очевидно небрежного подхода к формированию своей команды к выборам, состоявшимся осенью 2014 года. Что уж говорить о списке мажоритарщиков: из-за них во фракцию в парламенте попала по «договорнякам» куча политиков, которых трудно контролировать.

А список тогда формировался так: брали кого угодно, кто был согласен и готов вложить свои ресурсы. Теперь это открывает перед президентом невеселую перспективу утратить контроль над значительной частью фракции, что в условиях формирования де-юре новой коалиции может иметь весьма негативные последствия.

Видимо, лучшей фракцией в смысле управляемости была почившая в Боге Партия регионов. Нет, там, конечно, существовали свои неформальные подгруппы, интересы которых, а точнее олигархов, по чьей квоте эти депутаты появились в парламенте, нередко существенно отличались. Но взмах руки уже тоже почившего в Боге Михаила Чечетова творил чудеса: и люди Ахметова, и люди Фирташа, и люди Ефремова быстро и «правильно» нажимали кнопки за все решения, диктуемые с тогдашней Банковой.

Намеки на фронду появились едва ли не на самом закате царствования Януковича: сначала во время резкого марш-броска в Европу, затем в конце Майдана, когда реально запахло жаренойм «депутатиной». И следует признать, что ПР — это была вполне реальная партия с огромным количеством низового актива, не говоря уже об админресурсе. То есть с многочисленным кадровым резервом.

Блок Петра Порошенко — полная противоположность. Это абсолютно виртуальная структура, которая была создана мгновенно под только что избранного президентом политика. Соответственно, об отсутствии нормальной команды нет смысла и напоминать.

Поговорим лучше о последствиях.

А они таковы: вместо более или менее монолитной фракции сегодня есть 136 депутатов, которые очень часто имеют совершенно разные интересы, схемы попадания в парламент и планы. Голосуют они соответственно. Кто не верит — голосование за отставку Кабмина вам в помощь. И дело даже не в сговоре Банковой и определенной группы нардепов, а в том, что президентская фракция никогда за все время существования этого парламента не была единой и консолидированной.

Это, заметим, делает ВР одной из главных преград на пути реформ. Кто-то скажет, что, наоборот, все хорошо, «зато у нас нет КПСС». Но сложно согласиться с тем, что партия часто не может сформировать общий взгляд на проблемы. И хотя сейчас, когда Петр Алексеевич четко сказал, что выборов не допустит ни при каких условиях, и люди, скорее всего, таки пойдут на очередной компромисс, это вовсе не означает их нормальной совместной конструктивной работы. В этом смысле даже немного жутко от возможной отставки Яценюка, ведь каким образом все эти абсолютно случайные люди, объединенные брендом главы государства, собираются договариваться, понять трудно.

Итак, эксперты выделяют несколько неформальных подгрупп в составе фракции БПП. Самая первая — это, разумеется, подгруппа, которой руководит тандем Игорь Кононенко — Сергей Березенко с помощью Александра Грановского. До недавнего времени самый «любий друг» президента Кононенко даже имел статус заместителя председателя фракции, но после последних громких коррупционных скандалов формально эту должность покинул.

Но своего веса и реального статуса «смотрящего» за фракцией от президента отнюдь не потерял. В его личной группе влияния, которую он создал более чем за год, «разруливая» в парламенте дела от имени Петра Алексеевича, — около 25 депутатов. Так, собственно, в первую очередь они не дали своих голосов за отставку Яценюка.

Эта подгруппа едва ли не единственная, представителей которой можно назвать лично преданными Порошенко. Именно ее члены являются главными выразителями интересов президента.

Интересно, что Юрий Луценко, председатель фракции, причастен к ней вовсе не на тех ролях, каких хотелось бы самому опытному «борцу».

Не входят в эту группу, но поддерживает с ней очень хорошие отношения многие бизнесмены, например киевлянин Дмитрий Андриевский. Есть и немало депутатов, «заточенных» лично под президента, но не входящих в группу влияния Кононенко. Самые яркие примеры — Ирина Геращенко или экс-журналист Владимир Арьев.

Кроме того, есть еще и очень интересная группа аграриев — то самое аграрное лобби, о котором так любят говорить журналисты. В нее входят такие люди, как Андрей Вадатурский, Аркадий Корнацкий, ее неформальным главой называют Леонида Козаченко. А главным патроном является экс-заместитель главы Администрации президента агромагнат Юрий Косюк. Своих людей агролобби имеет и в других фракциях, но в БПП ​​это одна группа, объединенная именно сугубо экономическим интересом.

Нельзя обойти вниманием и так называемую группу УДАР. Так, хотя партии давно уже не существует, а все ее самые яркие члены разбежались по другим командам, группа во фракции не исчезает. Более того, поговаривают, что Виталий Кличко даже пытается поддерживать с ней коммуникацию. Сложно сказать, зачем это ему, но логику этого политика после его бесславного слива под БПП понять невозможно.

В группу входят Наталья Новак, Сергей Алексеев, Тарас Кутовой, которого все мечтают на Банковой отправить в министры АПК, Валерий Пацкан и др. Правда, большинство этих депутатов уже давно, по сути, являются людьми президента. А именно, например, Оксана Юринец, которую пытались использовать в качестве кандидата от Банковой на последних мэрских выборах во Львове, или Оксана Продан, которая, говорят, все пороги обила в поисках хлебной должности в исполнительной власти, но пока безуспешно. Или не самые яркие представители этой подгруппы Егор Фирсов и Виктор Чумак сначала перешли в другую, а недавно и вовсе покинули БПП.

Вспомнив о Фирсова с Чумаком, нельзя не вспомнить и «Антикоррупционную платформу», действующего в недрах БПП с осени прошлого года. Туда вошли, разумеется, кроме названных депутатов экс-журналисты Мустафа Найем, Сергей Лещенко, Светлана Залищук и еще несколько человек. Надежды на них были сначала немалые, от подгруппы «еврооптимистов» ожидали почти захвата власти внутри фракции.

Многие надеялись, что их численность будет ежедневно расти. Но, как показало время, коррупционные связи старые интересы гораздо важнее каких-то красивых порывов. Соответственно, когда дошло до реального дела — попытка заставить Игоря Кононенко сложить мандат из-за громких обвинений в коррупции, то «Антикоррупционная платформа» оказалась в очевидном меньшинстве. Точнее, не так: ее не поддержал никто. Именно этим, кстати, объяснил свой ​​выход из фракции БПП Фирсов. Мол, сидеть в одной лодке с людьми, которые освящают коррупцию, не могу и не буду.

Так же в достаточно тесном контакте с УДАРом состоит группа депутатов, которых слухи связывают с одиозным экс-главой АП Януковича Сергеем Левочкиным. Последнего ассоциировали — и иногда не без оснований — с партией Кличко. Итак, в кулуарах называют фамилии Виталия Чепиноги, бывшего райтера Юлии Тимошенко и Виталия Кличко, экс-журналистки Ольги Черваковой, экс-«ударовки» Натальи Агафоновой и др.

Нельзя сказать, что Левочкин проводит какую-то свою отдельную выразительную политику внутри БПП. Просто это человек, который сделал свою карьеру с самого начала не только на документах отца — руководителя пенитенциарной службы в Донецкой области, но и на умении правильно раскладывать яйца во все корзины. Вот и теперь «Лева» подсунул немало яичек в БПП ​​и успешно лоббирует свои интересы.

Вспомним фамилию и еще одного давнего «любого друзя» Порошенко — олигарха Александра Третьякова, который официально является заместителем председателя фракции. На этого человека «заточено» немного депутатов — восемь-десять, но они явлются важными фигурами. Например,Глеб Загорий, которому предвещают министерский пост в новом составе Кабмина. Имеет свои креатуры в БПП ​​и глава АП Борис Ложкин, который ревностно защищает собственные вотчины как в исполнительной власти (Министерство инфраструктуры), так и в законодательной.

Есть совсем мелкие группы влияния, например у скандального депутата Алексея Гончаренко. К ней относится, скажем, Дмитрий Голубов, глава так называемой Интернет-партии Украины, которого связывают с перформансами имени Дарта Вейдера во время избирательных кампаний.

Надо понимать, что названные группы влияния включают далеко не всех нардепов. Большинство народных избранников и в БПП, и во всем парламенте — это просто серая масса, которая решает свои маленькие вопросы, не имея серьезной поддержки и не входя в постоянные группы влияния. Поэтому в большинстве случаев голосует так, как говорят руководители фракции.

А это упомянутые «любі друзі» Кононенко — Березенко — Грановский — Третьяков. Таким образом, каждое решение, которое продвигают через фракцию, Банковой дается потом и кровью банально из-за того, что члены собственного парламентского филиала обычно не являются людьми из команды президента. Негатив такой ситуации чувствует на себе вся страна, каждый раз задаваясь вопросом: «А почему же парламент работает так неэффективно?». Не забывайте, что БПП — крупнейшая фракция в нем. Итак, ответ на поверхности.

Автор материала: Богдан Буткевич