Дела банка «Таурус» оказались неподсудны

210

Как стало известно “Ъ”, Тверской районный суд, а вслед за ним и Мосгорсуд вернули в Генпрокуратуру на исправление ошибок сразу три уголовных дела, связанных с хищениями из разорившегося более трех лет назад банка «Таурус». Два дела, фигуранты которых признали свою вину, должны были рассматривать в особом порядке, а третье, по которому проходит теневой хозяин банка Аугустин Моралес-Эскомилья,— в обычном. Однако суды решили, что во всех трех случаях были допущены существенные нарушения УПК.

Мосгорсуд рассмотрел апелляционные представления Генпрокуратуры на постановления судьи Тверского райсуда Александра Меркулова.

Последний должен был рассмотреть три уголовных дела о присвоении или растрате в особо крупном размере (ч. 4 ст. 160 УК РФ), находившихся в производстве следователя главного следственного управления (ГСУ) Следственного комитета России (СКР) Максима Бакуна. Все они касались одного и того же преступного эпизода — хищения выданных под земельные участки кредитов банка «Таурус» более чем на 200 млн руб. Материалы были выделены из «большого» расследования о многомиллионных хищениях в кредитном учреждении, совершенных перед его крахом в апреле 2015 года.

Эти материалы следователь разделил на три части, так как предприниматели Игорь Рич и Наталья Норимова, игравшие ведущие роли в хищениях, признали свою вину и попросили о суде в особом порядке, а шесть других фигурантов во главе с бывшим предправления «Тауруса» Андреем Подгорновым и предполагаемым теневым владельцем кредитного учреждения гражданином России Аугустином Аугустиновичем Моралесом-Эскомильей и четырьмя экс-сотрудниками банка Татьяной Русиной, Татьяной Шевченко, Юлий Степановой и Ксенией Беляковой свою вину отрицали. Рассмотрев последовательно все три дела в один день, судья Меркулов, не дожидаясь ходатайств адвокатов, по собственной инициативе вернул их в Генпрокуратуру для устранения нарушений, допущенных при составлении обвинительных заключений. В частности, в них судья не нашел способ совершенных хищений. При этом он установил, что Аугустин Моралес-Эскомилья не может быть обвинен в хищении вверенных ему средств, так как он к «Таурусу» не имел никакого отношения. Мосгорсуд, в свою очередь, отклонил представления надзорного ведомства. Теперь все три дела вернутся в ГСУ СКР, где должны исправить ошибки, выявленные судьей.

Уголовное дело о хищениях и махинациях со средствами банка «Таурус» было возбуждено ГСУ СКР в феврале 2016 года, на следующий день после подачи заявления представителями АСВ как правопреемника рухнувшего за год до этого банка. Изначально шла речь о покушении на особо крупное мошенничество (ст. 30 и ч. 4 ст. 159 УК РФ) — попытке украсть около 505 млн руб. средств обязательного страхования вкладов. Догадываясь о грядущем отзыве лицензии за проведение высокорискованной кредитной политики, участие в сомнительных транзитных операциях, вывод средств за рубеж и т. д., аферисты, по версии следствия, решили нажиться и на крахе банке. Они якобы заранее изготовили фиктивные документы об открытии около 400 вкладов физическим лицам. Каждый из них составлял около 1,4 млн руб., ту максимальную сумму страхового возмещения, на которую может рассчитывать от АСВ вкладчик разорившегося банка.

Позже в рамках уже этого расследования были возбуждены уголовные дела по фактам выдачи заведомо невозвратных кредитов как физическим, так и юридическим лицам по поддельным документам. Изначально речь шла об общей сумме ущерба в размере 1,1 млрд руб., из которых часть приходилась как раз на кредиты под земельные участки, эпизод с которыми первым и был направлен в суд. Между тем следователи пока расследуют остальные, сумма ущерба по которым составляет около 800 млн руб. по кредитным аферам и до полумиллиарда — о попытке обмануть АСВ. Отметим, что владельцем и фактическим руководителем банка «Таурус» до конца 2014 года являлся бизнесмен Валерий Толкачев, пошедший свидетелем по делу. Само финансовое учреждение имело богатую историю, будучи созданным еще в 1990 году на базе Челябинского облуправления Агропромышленного банка СССР под названием Челябинский коммерческий земельный банк. Позже его собственником стал Россельхозбанк, который в 2011 году продал его физическим лицам во главе с господином Толкачевым.

Когда последний якобы решил продать свою долю в кредитном учреждении, то этим, как ранее заявляли в СКР, решили воспользоваться Андрей Подгорнов, Аугустин Моралес-Эскомилья, Игорь Рич и Наталья Норимова. Первый стал предправления и членом совета директоров, а второй — якобы теневым владельцем. Завязывать знакомства и привлекать средства ему помогала не только звучная фамилия, не вяжущаяся с его образом коренного москвича, так и его насыщенная биография, в которой есть упоминание помимо ряда громких судебных процессов участия в автомобильных гонках на Lamborghini с занятием призовых мест. Как предполагают следователи, именно он с помощью Игоря Рича подыскал и обеспечил назначение в «Таурус» ряда своих людей. Интересно, что ранее Игорь Рич, как и Аугустин Моралес-Эскомилья, якобы являлся совладельцем также обанкротившегося Смартбанка, а Наталья Норимова являлась одно время и. о. предправления также лопнувшего банка «Аскания Траст». Кроме того, по некоторым данным, Наталья Норимова и одна из других фигуранток хищений в «Таурусе» Татьяна Русина сейчас являются обвиняемыми по еще одному уголовному делу — о хищениях нескольких сотен миллионов рублей в Вологдабанке,— которое расследуется следователями СКР в Санкт-Петербурге и формально не связано с московскими расследованиями. Надо отметить, что представители АСВ подавали заявления и о других возможных хищениях в «Таурусе», а также возможном преднамеренном банкротстве банка (ст. 196 УК РФ).

Почему суд не стал рассматривать дело о растрате в Первом чешско-российском банке, вернув его прокурору

Интересно, что изначально фигурантов в деле «Тауруса» было больше — обвинение также было предъявлено бывшему начальнику отдела по обслуживанию физлиц Дмитрию Меркулову.

Позже он стал одним из руководителей Первого чешско-российского банка. Проработал он там всего две недели, но этого вполне хватило для его ареста в рамках расследования дела о хищениях сотен миллионов рублей в также разорившемся банке. Впрочем, Тверской райсуд отправил на исправление ошибок и дело в отношении Дмитрия Меркулова.

«Мотив, которым руководствовались обвиняемые, действительно не обозначен, а якобы похищенные деньги не найдены»,— сказал “Ъ” один из защитников обвиняемых, отметив, что, по мнению следствия, часть фигурантов пошли на многомиллионные хищения лишь из желания получать в банке зарплату. При этом перед прокуратурой и СКР сейчас стоит практически невыполнимая задача — за один месяц исправить все ранее допущенные ошибки. В противном случае речь может идти об освобождении находящихся в СИЗО или под домашними арестами обвиняемых, так как у них уже истекают предельные сроки содержания под стражей, установленные законом. Впрочем, адвокаты не исключают, что СКР может обвинить их в итоге в организации оргпреступного сообщества или участии в нем (ст. 210 УК РФ) — особо тяжком преступлении.