Дело на 100 миллионов

271

В прессе уже неоднократно поднимался вопрос об особенностях украинских санкций, введенных в сентябре 2015 года по решению СНБО Украины «О применении персональных специальных экономических и других ограничительных мер» к субъектам, осуществляющим деятельность, направленную против Украинского государства. Следуя примеру Европы и США СНБО Украины применил санкции к «Аэрофлоту», батальону «Призрак» и Великому Войску Донскому. Однако особенностью именно украинских санкций стало то, что некоторые высокие должностные лица смогли виртуозно использовать санкционный список, включив туда конкурентов небезразличных им коммерческих структур.

Таким образом, отдельные господа из новой честной власти не только выполняли требования ЕС и США, но и своего личного кошелька, расчищая рынок для своих протеже. То, что абсолютно непричастные к аннексии Крыма или войне на Донбассе структуры, в миг были обвинены ни много ни мало в поддержке терроризма, виртуозов кулуарных государственных игр не волновало. Кто может их упрекнуть в подобной шалости, тем более тогда, когда они при власти.

Так произошло с двумя операторами государственных лотерей, успешно работающих на рынке с 70-х годов. Их не смогли уничтожить, ни беспредел 90-х, ни кризис 2008-го, ни Янукович. Но сегодняшней власти под силу все! Теперь сороколетние трудовые коллективы по 3-4 тыс. человек в одночасье росчерком пера стали террористами. Им, в угоду их конкуренту, были заблокированы счета, и арестовано имущество. По замыслу комбинаторов от власти это должно было прекратить деятельность операторов. Цена этого финта для государства в виде потерь государственного бюджета, которая может превысить 500 млн. грн. предполагаемых платежей от лотерейной деятельности, была для чиновников, наверное, вполне допустимой.

Однако, вышло все совсем по-другому. У операторов оказались отличные юристы, которые обосновали правомерность продолжения лотерейной деятельности в условиях санкций. Таким образом работа продолжилась, а любимые украинцами игры «Лото Забава», «Спортлига», «Мегалот» доступны и сегодня.

Но возник другой вопрос.

Как непокорным операторам заплатить налоги от своей деятельности в бюджет, включая также период до введения санкций? Ведь все счета заблокированы не только на списание, но и на зачисление денег. Операторы обратились в фискальную службу, которая и рада была бы принять деньги, но наступать на высокопоставленные мозоли не хочет. Поэтому ответила как всегда, обтекаемо, процитировав закон, где нет ответа на поставленные вопросы. Операторы (фактически в интересах государства, которое терпит убытки) подали заявление о преступлении в правоохранительные органы. Производство возбуждено, но прогнозируемо не двигается.

Таким образом, по состоянию на 1 марта сложилась патовая ситуация. Операторы хотят, но не могут заплатить государству ОКОЛО 100 МЛН. ГРН. налогов, а государство ничего не делает не просто для того, чтобы снять санкции, но просто для того, чтобы деньги принять.

А теперь, внимание вопрос!

Кто ответит:

— не за развал рынка государственных лотерей;

— не за уничтожение крупных украинских предприятий;

— не за недопоступление денег в госбюджет от сокращения объемов деятельности по проведению лотерей,

А ПРОСТО за то, что операторы лотерей вдруг устанут бесконечно требовать у государства принять налоги, что прямо приведет к тому, что государство не дополучит по результатам первого квартала 2016 года уже более 120 млн. грн. налогов? Ведь это конкретный, математический исчислимый вред, за который придется кому-то отвечать. Однако, сейчас авторы и инициаторы санкционного списка чувствуют себя вполне сухо и комфортно играя до конца свою партию против государства и общества, которые уже стали жертвами преступлений лиц у которых есть конкретные фамилии.

Автор материала: Даниил Гетьманцев