Дело Петровского-Налекрешвили. Кровавый «решала» из Днепра

101

Что может быть хуже президента, снимавшего с людей шапки? Пожалуй, только мэр четвертого по величине города Украины, лишавший людей жизни. Жители Днепра, знакомые с истинной биографией Александра Петровского, были шокированы его намерением баллотироваться на ближайших выборах. Ведь под овечьей шкурой бизнесмена-мецената и патриота-защитника скрывается самый настоящий криминальный «авторитет» 90-х, лидер до сих пор действующей ОПГ. Его имя не раз звучало в контексте криминальных разборок и громких заказных убийств — которые продолжаются и поныне, пишет в интернет-издании SKELET-info Сергей Варис.

Чудесный грузин? Нет, грузинский еврей!

Александр Владимирович Налекрешвили родился 9 июня 1972 года в грузинском городе Рустави. Через несколько лет его мама развелась и переехала с сыном в Днепропетровск (ныне – Днепр), где они жили на улице Красная 14-26, и повторно вышла замуж. И при получении паспорта Александр взял фамилию отчима (возможно, и отчество тоже), став Петровским, а в графе национальности попросил записать «украинец». Но его истинная этническая принадлежность несколько иная, причем публично никогда не разглашалась. Во-первых, Александр Налекрешвили родился не грузином, а евреем — и это объясняет, почему ему приходилось скрывать свою национальность в обстановке приближенной к антисемитизму, царившей в 80-е годы в УССР из-за политики идеологов КПУ. Во-вторых, по неподтвержденной информации, он родился в семье не ашкеназов (центральноевропейских и восточноевропейских евреев), а эбраэли – грузинских евреев, отдельной этнически-культурной группы, жившей на Кавказе с незапамятных времен (к настоящему времени почти все они репатриировались). Эбраэли среди ашкеназов в некоторой мере «белые вороны», и может быть это могло бы объяснить, почему их семья в 80-х жила в бедности, хотя евреи Днепропетровска старались друг друга как-то поддержать.

Тем не менее, к настоящему времени Александр Петровский занял очень весомое положение в еврейской общине Днепропетровска, и не столько благодаря своим щедрым пожертвованиям и подаркам, сколько как давний «покровитель» и «деловой партнер» крупнейших олигархов-прихожан центра «Минора».

Всё началось еще в конце 80-х годов. Александр Петровский кое-как окончил 8 классов, а о дальнейшей учебе, даже в ПТУ, не хотел и слышать. Он был абсолютно «уличным пацаном» и сколотил компанию из таких же юных гопников, которые могли осуществить свои материальные мечты лишь одним способом – отъемом чужих денег. От них же он получил свое прозвище «Нарик», которое является неправильным производным от его «детской» фамилии, под которой он учился в школе и приобрел своей первый «авторитет на районе». «Тренировались» на сверстниках, потом взялись за кооператоров, несколько неудачно: Нарика «повязали», после чего, по информации источников SKELET-info, у него произошла некая довольно любопытная встреча с представителями совсем непрофильных органов, а именно КГБ. И неулыбающийся человек в строгом сером костюме предложил Нарику стать «кротом», внедрившись в настоящую «бригаду». Об этом говорили ходившие в Днепропетровске среди «пацанов» слухи: Налекрешвили и его «коллегу» Гуревича за спиной обзывали «КГБшные жыдята», утверждая, что те ранее сотрудничали с органами, а потом имели тесные контакты с «милицейской мафией». Любопытно, что эти слухи говорили именно о КГБ, а не СБУ или МВД. Хотя, в тоже время, СМИ называли куратором Нарика в 90-х годах начальника Днепропетровского ОБОП полковника, а затем генерал-майора Николая Астиона.

Возможно, КГБ было неким образом причастно к тому, что совершенно здорового (по крайней мере физически) Петровского-Налекрешвили так и не призвали в ряды Советской армии, а вместо этого он продолжил свою криминальную деятельность:

— В ноябре 1991-м его уличили в неком хищении коллективной собственности

— В декабре 1991-го и феврале 1992-го Александр Петровский вымогал 3000 рублей у директора МП «Алконит» Заики И.В. Затем, в марте 1992-го путем шантажа получил от него еще 20 000 рублей.

— В апреле 1992-го Александр Петровский «наехал» на фирму «Адриатика» (адрес Шевченко, 34). Сначала он вымогал у её директора Гуртового 300 тысяч карбованцев, затем заставил его включить в штат сотрудников Петровскую О. И. и Петровского В. Ф. – то есть своих мать и отчима, потом заставил включить себя и своего подельника в число учредителей фирмы.

— Летом 1992-го Петровский мошенническим путем «увел» у предприятий «АвтоВАЗтехобслуживание» и «Спектр» две партии автомобилей ВАЗ, которые затем продал.

По всем этим эпизодам 19 января 1993 года было возбуждено уголовно дело №7005, Петровский на несколько месяцев оказался в СИЗО. А потом оно… развалилось в суде, и Нарик вышел на свободу, как говорится, с незапятнанной репутацией. Причиной этого называли заступничество за него некого высокого начальства, что подтверждало ходившие о Петровском слухи. Однако это дело имело еще две любопытные подробности. Во-первых, в нем фигурировали некие «лица кавказской национальности», которые помогали Нарику запугивать руководителей предприятий. А между тем, чуть позже в оперативных разработках появится информация о том, что Петровский-Налекрешвили пользуется покровительством Умара Джабраилова – «смотрящего» за чеченскими ОПГ в России и Украине. Что вызывало логические предположения о том, что Нарик пользовался услугами чеченцев уже в начале 90-х. Тем более, что кавказцы были большими специалистами по части оптовой реализации украденных автомобилей!

Во-вторых, после дела №7005, вышедший на свободу 22-летний рэкетир и мошенник Петровский вдруг сразу вырос до одного из криминальных «авторитетов» Днепропетровска. По информации МВД, к середине 90-х в его бригаде состояли свыше полусотни бойцов (в том числе «спортсмены»). Судя по всему, такой карьерный скачок произошел после его пребывания в СИЗО. Вопрос лишь в том, кто этому способствовал в большей степени – уголовный мир, кураторы Петровского из органов, или же представители власти и бизнеса, которые нуждались в нем как в исполнителе специфических услуг?

В начале «мокрых» дел

Одним из первых таких дел было убийство в 1995 году Александра Варяничко по прозвищу Тайсон (он держал одноименный боксерский клуб). Как рассказывали днепропетровцы, Тайсон был одним из ближайших соратников Нарика, они вместе начинали и даже вместе сотрудничали с органами (похоже, половина группировки Нарика была «ссученной»). И вот в середине 90-х то ли Тайсон предложил ментам, то ли менты предложили Тайсону сменить Нарика во главе ОПГ. Однако кто-то из МВД сообщил об этом Петровскому, и через несколько дней Вареничко был расстрелян у ресторана «Поплавок». Его боксерский клуб после был подарен молодому днепропетровскому бизнесмену Сергею Рыбалко, как знак признательности за совместный бизнес, и переименован в «Днепробокс».

Сегодня Сергей Рыбалко – владелец корпорации «S.Group», народный депутат и соратник Олега Ляшко, не раз светившийся в СМИ в криминальных скандалах (наркоторговля, неуплата налогов). Причем сообщалось, что как раз торговля различными веществами и препаратами (включая «трамадол» и «экстази») и есть тот самый совместный бизнес Петровского и Рыбалко.

Но вернемся в период 1993-95 г.г. когда кавказцы играли в криминальном мире Днепропетровска весьма весомую роль. Это было видно даже по местным связям Нарика. Например, он поддерживал тесные отношения с Теймуразом Савлоховым (брат киевского «авторитета» Бориса Савлохова, убит в 2000 году), который был прописан в Днепропетровске и имел там кое-какие дела. При этом источники в МВД зафиксировали факт контактов ОПГ братьев Савлоховых с чеченскими группировками, в том числе с «эмиссарами Дудаева», причем встречу «Савлохи» с последними организовывали руководители УНА-УНСО (Анатолий Лупынос). А как раз в 90-х чеченцы пытались пустить в Украине крепкие корни, им удалось взять под своей контроль Херсонский НПЗ и почти обосноваться в Одессе.

Имена других «авторитетов» не столь известны: они были убиты в ходе «большой чистки», развернувшейся в Днепропетровске после выхода на свободу старого криминального «хозяина» города Александра Мильченко (прозвище Матрос). Правда, в СМИ гуляла версия о том, что все убийства были совершены с целью ликвидации лидеров расплодившихся в городе ОПГ, не захотевших подчинится вернувшемуся Матросу. Но это было не так. Если взять, к примеру, убийство днепродзержинского «авторитета» Виктора Бая («крышевавшего» поставку и продажи наркотиков группы опиатов), то МВД считало, что его заказал бизнес-партнер Вячеслав Благов. При этом единственный достаточно влиятельный человек, к которому Благов мог обратиться за помощью, был Павел Лазаренко. В свою очередь, губернатор Днепропетровска знал Матроса еще по советским временам и был рад его возвращению – надеясь использовать его в своих целях. То есть Лазаренко мог попросить Матроса посодействовать в устранении Бая. Но вот что интересно: Бая убили из автомата чеченского производства (в начале 90-х дудаевцы наладили выпуск кустарного оружия), и весьма вероятно, что и киллеры были того же происхождения. Выходит, что если «откинувшийся» Матрос и устроил «зачистку» города, то не от чеченцев, а их руками? Однако противники Матроса тоже атаковали, в итоге ими были убиты уголовные «авторитеты» Рамзан Молаев (чеченец) и Гурам Папиашвили (грузин).

Сам Петровский-Налекрешвили в этой бойне 1996 года благополучно уцелел, хотя и подвергся покушению: в него стрелял из автомата (простой АК) некий киллер, который затем в пьяном виде угрожал оружием проводникам поезда и был задержан (а потом загадочно скончался в СИЗО). Судя по неадекватному поведению, данный киллер был не из чеченских ОПГ: их люди «уходили» обычно в сопровождении земляков и не чудили в пути подобным образом. Ну а, учитывая тесные связи Петровского с Джабраиловым, можно утвердительно сказать, что на него покушались не чеченцы, а совсем наоборот — те, кого начали убирать руками кавказцев и работающего с ними Нарика.

Однако в 1996 году произошло еще два убийства, которые многочисленные источники SKELET-info связывали с Александром Петровским. Во-первых, сообщалось, что Павел Лазаренко через цепочку связей Матроса-Нарика вышел на ОПГ Кушнира, совершившего убийство Евгения Щербаня. Впрочем, то, что убийство организовал именно Кушнир, а не кто-то иной, так и осталось недоказанным – поскольку арестованного Кушнира тут же удавили в СИЗО Донецка, а единственный живой и осужденный исполнитель (москвич Вадим Болотских) не знал организаторов. Во-вторых, одновременно с убийством Щербаня, произошло еще одно: в Москве в тот же самый день был застрелен американский бизнесмен Пол Тейтум – учредитель и совладелец компании «Интурист-РедАмер Гостиница» (включавшей отель «Рэдисон-славянская»), деловой партнер Евгения Щербаня и … Умара Джабраилова. В том 1996 году между Тейтуном и Джабраиловым (работавшим замгендиректора компании) возник серьезный имущественный конфликт: Тейтум подал иск в международный суд (и Щербань дал ему 600 тысяч долларов на судебные издержки), а Джабраилов (по заявлению Тейтума) грозился его убить — что и произошло 3 ноября 1996 года. Почему украинское следствие не увязало эти два убийства в одно, а начало разрабатывать сначала «донецкий след», а потом вешать всё на одного только Лазаренко? Ответы очевидны, а ведь связующим звеном между убийством Щербаня в Донецке и убийством Тейтума в Москве являлся Александр Петровский-Налекрешвили, «друг чеченцев» и подопечный Джабраилова.

Прошло еще несколько месяцев, и в Киеве закатилась звезда Павла Лазаренко, который из премьеров превратился в обычного (хоть и сказочно богатого) оппозиционера. И среди связанных с ним людей началась паника. Одним из первых из Украины в ноябре 1997 года решил бежать Александр Мильченко: видимо, потеря высокопоставленного покровителя сильно напугала ранее лихого Матроса. Но едва доехав до границы, он внезапно умер от якобы цирроза печени. И хотя похороны Матроса собрали множество «авторитетных людей» со всей Украины, приехавших на двух сотнях «меринах» и «бумерах», Нарик на них не присутствовал – а это вызвало многочисленные предположения и слухи. Обстоятельства смерти Мильченко были столь подозрительными, что в 2012 году (спустя 15 лет!) его тело было эксгумировано для экспертизы на предмет отравления. Но результатов экспертизы никто так и не огласил.

На пути к «уважаемому бизнесмену»

Падение Лазаренко не слишком отразилось на делах Александра Петровского (тем более, что в Днепропетровске власть еще долго принадлежала его соратникам), а смерть Матроса даже поправила их, потому что ОПГ Нарика стало крупнейшим в регионе. И он очень быстро развил бурную бизнес-деятельность. Эпизод с попыткой захвата в 1998 году рынка «Металлург», описанный в СМИ, был лишь одним из эпизодов. А уже тогда Петровский-Налекрешвили имел свои доли в фирмах днепропетровских бизнесменов: в частности, в ОАО «Кварцит» (торговля бытовой химией), которым он владел вместе с Вадимом Ермолаевым. Также имеется информация, что ОПГ Нарика оказывало услуги бизнесмену-кидале Леониду Сергиенко, помогая тому избавляться от своих компаньонов. По данным SKELET-info, между ними еще в 90-х сложилась такая тесная и продолжительная связь, что в 2017 году Петровский выдал свою дочь Богдану замуж за внука Сергиенко — Никиту Павелко, сына нардепа Андрея Павелко. Добавим сюда и вышеупомянутый совместный бизнес Петровского с «аптекарем» Сергеем Рыбалко. Также Нарика называли «крышевателем» нескольких конвертационных центров Днепропетровска, услугами которых пользовались как ОПГ, так и бизнесмены, и даже госпредприятия.

Но и это были мелочи по сравнению с замахом Петровского на промышленные предприятия Днепропетровского региона. Но вот тут, в отличие от своего донецкого «коллеги» Рината Ахметова, Петровский не сумел превратить свою ОПГ в бизнес-корпорацию и прибрать область в свою собственность, легализовав себя в качестве олигарха. Если в Донецке баланс сил между бизнесменами, чиновниками и бандитами склонился в пользу последних, то в Днепропетровске в конце 90-х верх взяли крупные бизнесмены, среди которых в первую очередь выделялись Виктор Пинчук и группа «Приват». Связь Пинчука с ОПГ Нарика не прослеживалась, даже напротив – это подручные Петровского могли похитить бизнесмена в 1996 году, причем по заказу его недоброжелателей. А вот об отношениях Петровского с Коломойским в Днепропетровске уже давно говорят так: Нарик – это подручный Бени.

Эти отношения начались в середине 90-х, когда группа «Приват» начала скупать у населения ваучеры и приватизировать заводы. При этом Коломойский использовал определенную схему, по которой его компания постепенно поглощала акции предприятия у государства. И эта схема требовала отсутствие конкурентов, то есть других частных акционеров — там, где они всё-таки появлялись (как в случае с Никопольским заводом ферросплавов), там у Коломойского возникали затяжные (на годы) конфликты и сутяжничества. Но если против зятя Кучмы методов не было даже у Коломойского, то более мелких предпринимателей в 90-х «распугивал» Нарик – заодно он же оказывал необходимое давление на руководство госпредприятий. Таким образом, Петровский лишь помогал приватизировать заводы другим. Разумеется, не бесплатно, но вот что он брал себе за услуги в качестве «борзых щенков», осталось неизвестным. Впрочем, беря во внимание информацию о том, что в сферу бизнеса Александра Петровского входит и торговля металлами (а также нефтепродуктами), то можно сделать вывод о наличие у него акций неких предприятий: возможно, входящих в бизнес-империю «Привата», а возможно отдельных предприятий (учитывая сильную неприязнь Коломойского к любым компаньонам, кроме Боголюбова).

Во «вселенной Коломойского» Нарик играл (и играет) роль вспомогательной службы со своей определенной спецификацией – так же, как профессиональный рейдер Геннадий Корбан. Но с другой стороны, через Коломойского он не только вошел в число самых уважаемых членов еврейской общины Днепропетровска, но и получил важные связи в Израиле (а также израильский паспорт). Об этих связях тоже ходят лишь обрывистые слухи: так, несколько лет назад в Днепропетровске говорили, что с Налекришвили работают то ли израильские ОПГ, то ли даже израильские спецслужбы! Поводом для этих слухов стала другая история: один из источников утверждал, что на Нарика работал некий опытный киллер из Израиля. Весьма любопытные слухи, которые не стоит спешить называть вздором: ведь работал же Налекрешвили с чеченскими ОПГ, почему бы ему после было не работать с израильской мафией?

И тем не менее, даже при наличии таких союзников, Налекрешвили приходилось делать из Украины ноги (в конце 90-х), оставив своё ОПГ на еще одного своего верного «соратника» Сергея Олейника, известного под прозвищем «Умка». Впрочем, после убийства в 2005 году начальника Днепропетровского УБОП полковника Эдуарда Шевченко, в бега подался и Сергей Олейник. Петровский же, обосновавшись в Германии (он перевез туда семью) и получив также и швейцарский паспорт, время от времени наведывался в Днепропетровск «решать дела».

Одним из таких дел была криминальная война, разгоревшаяся в городе в 2006 году между «приватовскими» и группировкой российского криминального бизнесмена Максима Курочкина (Макса Бешенного). После очередного появления в городе Нарика она быстро переросла от потасовок «титушек» и судебных тяжб до стрельбы. Причем началось все вот как: в начале марта 2006 года Александр Петровский подарил Геннадию Корбану бронированный Мерседес G500. Через несколько дней на Корбана, сидевшего в этом «броневике», было якобы совершено покушение: некий чеченец (наводит на размышления) открыл стрельбы из АК в бронестекло автомобиля, но при этом лишь ранив его водителя – который зачем-то выскочил из авто и пытался пуститься наутек. Геннадий Корбан, разумеется, не пострадал (зайти сбоку и застрелить через открытую шофером дверь киллер-чеченец не додумался или не захотел?), а сразу после инцидента заявил, что покушение было организовано Максимом Курочкиным и областным прокурором Владимиром Шубой. Киллера потом поймали (постаралась прокуратура), его осудили, причем он потом извинялся перед Корбаном, уверяя, что не собирался его убивать (приказали лишь инсценировать?). Зато потом, уже людей Курочкина, а также его самого, расстреливали по-настоящему. И многочисленные источники утверждали, что это было сделано если не руками ОПГ Нарика, то, как минимум, с его помощью – так как Александр Петровский являлся ближайшим к «Привату» представителем криминального мира.

Неоднозначной была оценка и убийств Вячеслава Брагинского (октябрь 2009) и Геннадия Аксельрода (апрель 2012), являвшихся бизнес-партнерами Геннадия Корбана и Бориса Филатова. Ведь, поспешив объявить это местью московских ОПГ за смерть Курочкина, и даже местью Павла Лазаренко, Корбан и Филатов выиграли от этих убийств больше всех – потому что заполучили имущество покойных. И вновь-таки, в поисках ответа на вопрос «кто исполнил заказ?», многие вспоминали фигуру Нарика.

Новый имидж

Когда в феврале 2014-го в Киеве грохотал Евромайдан, в России проходила церемония «воровской коронации» Сергея Олейника, которую благословили такие воры, как Лера Сумской, Неделя Львовский, Полтава (Владимир Дрибной), Андрей Мирыч и Альберт Рыжый. Сообщалось, что инициатором затеи был Александр Петровский. Он хотел, чтобы «смотрящим» от блатного мира в Днепропетровске был свой человек (это было выгодно и «приватовцам»), и на щедрые подношения ворам он не жалел денег — так что ему даже предлагали «короноваться» самому. Однако Нарик отказался, предложив кандидатуру своего «зама» Олейника (заполучив себе «карманного вора»). Как оказалось, позже, это было весьма предусмотрительно! Ведь «вор в законе» Нарик вряд ли смог бы сделать шаг в публичную политику, которую сейчас сделал «уважаемый бизнесмен и меценат» Александр Петровский.

Начиная с 2014 года, карманный фонд Петровского «Солидарность» начал оказывать публично-показательную поддержку госпиталям, волонтерам, батальонам – словом, создавать своему хозяину имидж заботливого патриота, выводя на сцену того, кто добрых двадцать лет не желал светится на публике. А летом 2017-го имиджмейкеры Петровского пошли дальше, выпустив фильм, в котором прямо на глазах днепропетровцев была нагло переписана история их города. Его «спасителем от сепаратизма» объявлялся «бизнесмен и меценат» Налекришвили – якобы уже в марте 2014-го создавшего «координационный центр украинских патриотов».

Таким образом, прежних «спасителей Днепра», Филатова и Корбана, решили стереть со скрижалей городской истории. Причина этого хорошо известна: с 2015 года между ними и Коломойским начался конфликт, и теперь всемогущий владелец «Привата» настроен сменить Филатова на другого, лояльного к себе мэра. И вот тут совершенно неожиданным стало заявление Александра Петровского о том, что этим кандидатом может быть он сам – или кто-то из его «соратников-патриотов» (уже не Умка ли?). Кстати, насчет соратников и желании добыть для них также 2-3 мандата в Верховной Раде Петровский сказал не просто так: видимо, в планах Коломойского заменить не только мэра Днепра, но и руководство партии «Укроп» — а может быть создать еще одно, альтернативное «объединение патриотов». Ведь старые и новые «патриоты» не всегда уживаются между собою, что красноречиво подтвердили кровавые события 24 июля 2017 года в Днепре, где прямо в центре города в перестрелке погибли 2 и были ранены 5 человек.

Так как погибшие были ветеранами АТО, то сначала многие поспешили трактовать трагедию как «убийство патриотов ватниками» и даже «акция российской ДРГ». Однако вскоре появились версии МВД, утверждающие, что конфликт возник на почве бизнеса, а не политики. Более того, позже «Зеркало недели» опубликовало информацию о том, что обе стороны конфликта принадлежали к разным группировкам, одной из которой является ОПГ Нарика, да и ресторан этот принадлежит ему. Другие ж источники SKELET-info сообщали, что фактически это был конфликт «людей Филатова» и «людей Нарика». Конечно же, это лишь еще больше встревожило жителей Днепра, не забывших криминальные войны 1996 и 2006 годов, в которых тоже участвовала группировка Нарика.

Но планы самого Петровского явно не ограничиваются игрой на политическом поле Коломойского. Зря, что ли, он выдал свою дочь замуж за сына заместителя главы фракции БПП в парламенте! Похоже, что Нарик решил разложить яйца по всем корзинам, обеспечив себе будущее в политике при любом раскладе нынешнего противостояния в Киеве.