Дельта Банк и обманутые вкладчики

736

Подозрения в хищении 50 млн долл., выдвинутые правоохранителями одному из бывших топ-менеджеров «Дельта Банка», еще предстоит доказать в суде. Однако они уже раскрывают обстоятельства банкротства одного из крупнейших банков страны и детали операции по выведению из него активов компании Cargill, а также схему, по которой «надувался» капитал и выводились деньги из многих других украинских банков.

Информация о том, что Национальная полиция ведет следствие в отношении бывшего первого заместителя председателя совета директоров «Дельта Банка» Виталия Масюры, всколыхнула вкладчиков проблемных банков. Ведь, по сути, это пока чуть ли не единственное дело против высшего менеджера банка-банкрота, доведенное следователями до выдвинутого подозрения.

Более того, может оказаться, что это хищение стало одним из ключевых в судьбе «Дельта Банка», склонив чашу весов в сторону его банкротства. Ведь на момент проведения операции по списанию с корсчета «Дельты» 50,82 млн долл. эта сумма в гривневом эквиваленте до копейки соответствовала вливанию в капитал банка, о планах провести которое в конце 2014 г. заявляли его акционеры — Николай Лагун и американская компания Cargill.

К тому же источники утверждают, что это и были те самые средства, которые должны были предотвратить банкротство банка (или отсрочить его), согласно согласованному с НБУ плану по его докапитализации. Ведь утверждать, что столь крупная сумма будет использована без ведома других топ-менеджеров и самого Лагуна, было бы как минимум наивно.

Исходя из этого, можно предположить, что на самом деле никаких новых капитальных вливаний в «Дельту» акционеры делать не собирались. А планировали прокрутить имеющиеся у них на корсчете в австрийском банке деньги и через цепочку офшорных компаний перевести их на Cargill, откуда и «докапитализировать» банк. Однако, если верить выдвинутому подозрению, один из менеджеров, отвечавший за проведение этой операции, адекватно оценивая будущее «Дельты», мог решить, что деньги ему будут нужнее.

Так, следствие считает установленным тот факт, что в конце 2014 г. В.Масюра без соответствующего решения кредитного комитета «Дельта Банка» подписал договор залога, по которому банк предоставил гарантийный депозит в размере свыше 50,63 млн долл. по обязательствам офшорной компании Jamico Finance Ltd (Британские Виргинские Острова) перед Bank Winter&Co AG (Австрия). И предоставил Bank Winter&Co AG право самостоятельно списывать средства с корсчета «Дельта Банка», что и было сделано в интересах неустановленных лиц.

Bank Winter&Co AG — название этого банка мало что скажет рядовому обывателю. Однако в банкирских кругах это известный бренд: через него наряду с еще несколькими подобными австрийскими банками проводятся операции под названием back-to-back, позволяющие владельцам «надувать» капитал своих банков.

Происходит данная операция очень просто. После открытия корсчета в зарубежном банке на нем размещаются валютные средства в качестве гарантии по выполнению обязательств своего клиента — чаще всего, офшорной компании с украинскими собственниками. Затем под эту гарантию офшорка берет кредит в зарубежном банке и по цепочке отправляет его дальше — до конечного пользователя денег.

Такая операция, конечно, может быть проведена для вывода средств за рубеж, но чаще всего она использовалась для «надувательства» капитала — средства просто перевкладывались обратно в банк под видом «свежего капитала». И данной, формально законной, схемой пользовались не только в «Дельте».

Оцените масштаб сами. В марте 2013 г. правление Нацбанка оценивало размеры авуаров (остатков средств) украинских банков на зарубежных счетах в 8,6 млрд долл., из которых для схем back-to-back могли использоваться почти 80%, или 7 млрд. Для сравнения, совокупный капитал банков в тот же период составлял в эквиваленте около 20 млрд долл.

Сама схема требовала высокого уровня доверительных отношений не только с НБУ, но и в самом банке — украсть деньги «на прогоне» могли в любой момент. Что, возможно, и произошло в «Дельта Банке».

Но что самое интересное, история с хищением со счетов «Дельты» 50 млн долл. приоткрывает завесу тайны над еще одной схемой — выводом с баланса банка прав требований по кредитам на сумму около 110 млн евро. Как пишут СМИ, известную историю с выводом из «Дельта Банка» прав требования по кредиту компании «Яблочный дар» на вышеназванную сумму курировали два сотрудника московского офиса Cargill Financial Services International — Иван Киселев и Роман Гусейнов. Ивана Киселева знают как кума Виталия Масюры, который благодаря этой связи пользовался высоким уровнем доверия как в «Дельте», так и у менеджеров Cargill. И потому якобы вел все операции американской компании в банке, в том числе и операции с корсчетом «Дельта Банка» в Bank Winter&Co AG, из которого и были украдены деньги. Кроме того, сотрудники банка говорят, что г-н Масюра на переговорах часто вообще мог представляться представителем компании Cargill или даже соучредителем Ильичевского зернового порта (ИЗП).

Основания для этого ему давала схема корпоративного управления ИЗП — земельные участки и разрешительная документация в проекте были оформлены на Евгения Сергейчука и Павла Бородина. Бородин впоследствии официально оформил свои отношения с Юлией Масюрой (родной сестрой Виталия, которая была также финансовым контролером ИЗП), а Сергиенко оказался его доверенным лицом — на него, по информации источников в банке, был оформлен один из депозитов семьи Масюры. Сам Виталий Масюра называет выдвинутые ему подозрения ложными и «носящими заказной характер». «Я всегда подписывал документы только при наличии всех согласований. Если потом документы «пропали» из банка, нужно спрашивать у тех, кто сопровождал сделку и хранил документы. Сделку инициировал и согласовывал Николай Лагун и сопровождало его окружение из Clever Management. У меня были основания предполагать, что это какая-то сделка с заинтересованностью акционера. Отсюда — додумывайте заказчика обвинений», — заявил Масюра.

При этом говорить об истинных мотивах открытия корсчета «Дельты» в Bank Winter&Co AG он почему-то не хочет — утверждает, что деньги там находились «для проведения расчетов и размещения средств на межбанковском рынке, они давали хорошие проценты при низком риске».

Свои близкие связи с Cargill бывший первый зампредседателя совета директоров «Дельта Банка» не опровергает. «Мотив этих обвинений — личная месть за мое сотрудничество с этой компанией в 2014-м и 2015 г. Кстати, обратите внимание, как совпало по времени мое обвинение и шумиха в СМИ по так называемому выводу активов Cargill из «Дельты», — говорит он. В начале 2015-го произошел взаимозачет кредитных требований «Дельты» перед компанией по производству соков «Яблочный дар» (ТМ «Галичина») и депозита Сargill в банке, в результате которого «Дельта Банк» лишился залогов на сумму около 110 млн евро, которые, помимо всего прочего, выступали обеспечением по размещенному в банке депозиту Государственного ипотечного учреждения на почти 2,5 млрд грн. Эта сумма на момент выведения равнялась примерному объему вложений Cargill в «Дельту».

Кроме того, в зачет вошли и личные сбережения менеджера американской компании Ивана Киселева, а также доверенного лица Масюры Евгения Сергейчука на сумму около 80 млн грн. И бывшие работники банка утверждают, что эти операции не могли пройти без активной работы ряда подчиненных Масюры.

Сама операция — это 17 аккредитивов, якобы подписанных В.Масюрой, на основании которых «Дельта Банк» якобы передал своему акционеру — компании Сargill Financial Services International Inc. — права требования по кредитам перед компаниями «Яблочный дар», «Ильичевский зерновой порт», «Стройбуд Ильичевск» и «Танк Транс». Сейчас ликвидатор «Дельта Банка» В.Кадыров пытается оспорить выдачу этих аккредитивов в судах.

Некоторые собеседники высказали предположение, что г-н Масюра мог сорвать две ключевые сделки, которые могли удержать банк на плаву. «Нашим (НБУ. — А.А.) условием было внесение в банк ликвидности, для чего акционеры решили провести две сделки: рефинансировать обязательства «Яблочного дара» в Ощадбанке и продать долг Ильичевского зернового порта компании Kernel», — говорит источник в НБУ.

«Что касается ИЗП, то он просто отказал Kernel в интересах Cargill, а по Ощадбанку прервал переговоры (компания отправила в Ощадбанк письмо с уведомлением, что не заинтересована в рефинансировании кредита) и провел вышеупомянутый зачет с тем же Cargill. Все это делалось для получения комиссионного вознаграждения и могло поспособствовать банкротству банка», — говорит бывший высокопоставленный сотрудник «Дельты», пожелавший не называть себя.

Малореалистично, что эти операции можно было осуществить без содействия других менеджеров «Дельта Банка». Следствие вроде бы проверяет и эту версию.

Г-н Масюра утверждает, что не убегал от следствия в Великобританию, просто так совпало. «Я улетел в Лондон на переговоры с лондонским офисом Cargill, которые состоялись 22 января с.г. Затем планировал пройти оперативное лечение за границей, — написал в ответ на вопросы В.Масюра. — Когда вернусь, пока не знаю. Есть угроза моей жизни и безопасности».

По его словам, следствие ведет себя очень агрессивно, ни разу даже не пригласив его для дачи пояснений, а придя уже с обвинениями. «В обвинениях фигурируют и другие офшорные компании, но никому не интересно выяснить, кто их контролировал, — ни Фонду, ни следствию (упоминания о других компаниях в подозрении, подписанном следователем, не обнаружило. — А.А.)», — говорит Масюра.

Он предполагает, что атака на него и компанию Cargill будет продолжена. «Думаю, в ближайшее время нужно ждать рейдерского захвата «активов, выведенных Cargill», расположенных в Одесской области (речь идет об Ильичевском зерновом терминале. — А.А.). Очень надеюсь, что Михаил Саакашвили не допустит того же, что случилось с «Житомирскими ласощами». Предполагаю, что исполнители захвата могут быть те же самые (в захвате предприятия действующий менеджмент «Житомирських ласощів» обвиняет нардепа С.Пашинского и его партнера С.Тищенко, который близок к министру МВД А.Авакову. — А.А.)», — говорит В.Масюра.

Автор материала: Андрей Алексеев