Демарш прокурора. Почему Луценко уверен, что его не уволят

292

Решение Юрия Луценко написать заявление об отставке на фоне скандала вокруг смерти Екатерины Гандзюк еще не означает, что отставка генпрокурора состоится, пишет ДС.

Смерть Екатерины Гандзюк, которую в июле облили серной кислотой, как и ожидалось, спровоцировала обострение политического скандала, главной мишенью которого стали правоохранительные органы. Ведь именно на руководителей силовых ведомств обрушился главный удар. Их обвинили как минимум в нежелании расследовать резонансное дело, а как максимум — даже в соучастии в этом чудовищном преступлении.

Как результат, в парламенте создали Временную следственную комиссию по делу Гандзюк, а главы ГПУ, СБУ и МВД были вызваны в парламент на ковер, где Юрий Витальевич и заявил, что пишет заявление об отставке и просит депутатов рассмотреть его незамедлительно — на этой неделе.

Это заявление Луценко сопроводил достаточно эмоциональным спичем, в котором в очередной раз заверил, что «за власть никто не держится», а дело Гандзюк успешно расследуется, обвинив своих критиков в циничном пиаре на крови в борьбе за власть. «Когда правоохранительную систему уничтожают бездоказательно, даже за раскрытые преступления, я себе допустить не могу… Сегодня подам заявление, а вам решать, Мустафа Найем будет руководить следствием и устанавливать с экрана телевизора виновных или правоохранительные органы», — подытожил генпрокурор.

Собственно, и общая тональность заявления Луценко, и то, что одного заявления для нее явно недостаточно (нужно чтобы соответствующее представление в парламент направил президент, а парламент нашел 226 голосов), способствовали тому, что в серьезность намерений Юрия Витальевича не слишком поверили. Тот же Найем, выступая с трибуны, назвал слова Луценко обыкновенным пиаром, выразив, однако, робкую надежду, что было бы очень неплохо, если бы генпрокурор все-таки ушел.

Примечательно, что лидер Радикальной партии Олег Ляшко, выступавший после заявления Луценко, не только традиционно проклинал правоохранителей за неэффективные реформы, но и дал понять, что категорически против «пиара на крови» и попыток повесить всех собак на силовиков, и четко призвал не мешать правоохранителям работать. То есть дал понять, что он скорее на стороне Луценко, чем условного Найема и вряд ли его фракция будет голосовать за отставку генпрокурора. Только этого вместе с коалиционными голосами «Народного фронта» и БПП вполне хватало, чтобы сделать отставку Луценко невозможной.

Что и подтвердилось достаточно быстро. Вопрос доверия Луценко был поставлен на голосование. Не всерьез, конечно, а в формате сигнального голосования. И отставку главы ГПУ поддержали аж 38 нардепов. Что стало серьезной моральной победой как самого генпрокурора, так и власти в целом.

Таким образом, Луценко, хоть вопрос недоверия генпрокурору и не рассматривался по-настоящему, не только получил карт-бланш на дальнейшую работу, но и подтверждение правильности своих действий. Это голосование, по сути, подтвердило то, в чем Юрий Витальевич упрекал своих критиков, — все обвинения прокуратуры разгоняет кучка активистов с явно политической целью, в то время как депутатский корпус в целом претензий к генпрокурору не имеет. Теперь можно, конечно, говорить, что многих депутатов не было в зале во время сигнального голосования, и попытаться подготовить переголосование за недоверие генпрокурору уже не в сигнальной форме, но результат, как говорится, на табло.

При этом Луценко, заявляя об отставке, прекрасно понимал, что за полгода до президентских выборов он очень нужен Порошенко в качестве вип-агитатора и глава государства вряд ли готов менять его в такой ответственный момент. Сейчас на финишную прямую выходит суд по делу о госизмене Виктора Януковича, который должен быть осужден к пятой годовщине Майдана, и обезглавливание ГПУ может скомкать весь эффект от этого мероприятия. К тому же вероятность провести через парламент нового генпрокурора до президентских выборов явно стремится к нулю, и если Луценко уйдет в отставку, то его обязанности будет исполнять первый заместитель генпрокурора Дмитрий Сторожук из «Народного фронта», в чем президент категорически не заинтересован.

Так что заявление Луценко об отставке оказалось спланированным и достаточно эффектным демаршем. При этом генпрокурор умело сыграл на опережение, не дав разного рода «активистам», как общественным, так и политическим, как следует разогнать тему ответственности Луценко за смерть Гандзюк. Те же, кто пытался получить от смерти херсонской активистки политические дивиденды, в свою очередь, получили урок, что большая политика — это не только активность в соцсетях и протесты, но и эффективная работа с кадрами.