Дмитрий Дубилет получил известность среди Facebook-сообщества несколько лет назад после выступлений на семинарах по информационным технологиям.

Широкую популярность ему принес запуск в 2014 году волонтерского проекта электронных госуслуг iGov.

Благодаря статусу IT-директора Приватбанка, хорошему образованию, поддержке руководства Днепропетровской области 30-летний банкир объединил волонтеров и вывел на национальный масштаб долгожданный электронный сервис.

На работу над iGov и в банке Дубилет тратит по 12-13 часов шесть дней в неделю.

В его подчинении более 1 200 банковских сотрудников, а в списке актуальных задач — создание достойного конкурента Prom.ua и AllBiz, перевод до конца 2016 года 10% документооборота компаний в электронную форму.

Редакция узнала у банкира, зачем Приватбанк запускает неожиданные сервисы, боятся ли банки стартапов и что будет с iGov в 2016 году.

Что вас связывало с информационными технологиями до того, как вы стали IT-директором Приватбанка?

Карьеру я начинал с того, что работал фриланс-программистом, потом запускал свои бизнес-проекты в сфере IT. В 2011 году пришел в Приватбанк на должность маркетинг-директора. Несмотря на то, что маркетинг напрямую не связан с IT, в случае нашего банка они идут очень близко.

Да и вообще, у нас каждый топ-менеджер и сотрудник главного офиса должен быть «айтишником» — понимать архитектуру наших комплексов, набор технологий, используемых в банке, даже обладать азами программирования.

Сколько людей у вас в подчинении? Какой спектр задач входит в зону вашей ответственности?

В подчинении — 1 268 человек. Из них 721 человек — это инженеры на местах, которые занимаются обслуживанием техники — банкоматов, платежных терминалов. Остальные сотрудники так или иначе связаны с IT в главном офисе.

Что касается того, чем я лично занимаюсь. С одной стороны, это общие вопросы, которыми занимаются все топ-менеджеры: операционный менеджмент, качество обслуживания клиентов. В сферу прямых обязанностей входят вопросы, связанные с IT-закупками, процессом управления, IT-разработкой, вопросами HR.

Некоторыми проектами занимаюсь более глубоко. Это «Приватмаркет», проект с рабочим названием «Папка24», с помощью которого мы хотим решить проблему электронного документооборота между предприятиями в Украине. Еще часть рабочего времени руководство разрешило мне уделять проекту iGov.

Если судить по названию вашей должности, складывается впечатление, что вы один отвечаете за все IT крупнейшего банка страны.

Ну что вы. Во-первых, в моем направлении работает сильная команда. Во-вторых, почти все топ-менеджеры банка вовлечены в вопросы IT. Быть банкиром в нашем понимании — значит быть айтишником. Если нужно все-таки назвать главного IT-специалиста нашего банка, то это наш председатель правления.

Когда и по какой причине руководство банка решило сделать главной концепцией бизнеса банка технологичность?

Наверное, особый импульс в этом направлении банк получил в 2001 году, когда Александр Валерьевич (Дубилет, председатель правления Приватбанка. — Авт.) прочитал книгу «Бизнес со скоростью мысли» Билла Гейтса.

Конечно, и до этого информационные технологии у нас развивались правильными темпами, но фразу «Мы не столько банк, сколько IT-компания» начали артикулировать под влиянием этой книги.

Высокая технологичность обеспечивает бизнесу гибкость, скорость. Если нам нужно запустить какой-то продукт, я не представляю, что мы будем делать его на аутсорсинге и ждать месяцами. IT — неотъемлемая компетенция банка.

Одно из наших отличий — мы умеем работать с большим количеством транзакций малого размера. Мы умеем выдавать технологично мелкие кредиты, умеем обрабатывать огромное количество мелких платежей. Это достигается за счет правильной инфраструктуры и технологичности.

Приватбанк выпускает много узкопрофильных мобильных приложений, регулярнозапускает неочевидные для банка онлайн-сервисы. Не опасаетесь ли вы потерять концентрацию из-за необходимости вести одновременно слишком много проектов?

Запуски новых продуктов говорят о том, что мы не хотим расслабляться. Мы постоянно ищем новые сервисы, которые станут для наших клиентов еще одной ниточкой, связывающей его с нашим банком.

Герман Греф, президент российского Сбербанка, назвал новую IT-систему банка устаревшей и сказал, что из-за нее банк проигрывает конкуренцию IT-компаниям, которые отбирают самый сладкий кусок пирога. Вам знакомы такие проблемы? У вас кто-то отбирает «самый сладкий кусок»?

Устаревание технологий, компьютерных систем, софта — извечная проблема банковской индустрии. Она особенно остро чувствуется на американских и европейских рынках, где могут работать mainframe (серверы. — Авт.) 1980-х годов.

Например, процессинг нашего банка построен лет десять назад, и заменить его непросто. Если сейчас на рынок выйдет банк с более современным процессингом, он получит перед нами определенное преимущество.

Греф также говорил, что банки часто проигрывают стартапам или IT-компаниям. Например, банки переживают за свой платежный бизнес, оглядываясь на Apple, Google, PayPal и прочих игроков. Правда, основные доходы розничного банкинга идут от кредитования, а тут громких технологий пока нет.

Тем не менее, в Украине и на международном рынке начинают появляться стартапы в сфере Р2Р (человек-человеку. — Авт.). Греф считает, что такие проекты через два-три года станут сильным вызовом для банковской системы. Видите ли вы угрозу для себя со стороны таких стартапов?

Это не угроза, а возможность. Для Р2Р-кредитования нужны посредники, и у банков, если они правильно подойдут к этой проблеме, есть лучшие шансы стать таким посредником. В какой-то степени Р2Р-кредитование уже происходит: вы размещаете в банке депозит, а мы выдаем кредиты, оценивая риски.

Рассматривает ли банк финтех-стартапы с точки зрения покупки?

Мы редко покупаем проекты. Если они интересны, мы стараемся развить партнерство. Последняя покупка была лет пять назад, когда мы приобрели компанию «Бухгалтерия онлайн» и встроили ее в «Приват24» для бизнеса.

Во сколько Приватбанку обошлось внедрение технологии BankID? Может ли она полностью заменить электронную цифровую подпись?

Стоимость внедрения BankID для нас вылилось в мое время, которое я потратил на поездки в министерства и профильные госслужбы, где рассказывал о технологии. Плюс две недели работы нескольких талантливых разработчиков нашего банка и Украинского бюро кредитных историй.

BankID пока не заменит ЭЦП, потому что BankID — это средство идентификации, а ЭЦП — инструмент для наложения юридически значимой подписи на электронный документ. Есть сценарий, при котором BankID и ЭЦП объединяются. Такое мы видим в скандинавских странах, но в этом направлении мы пока не работаем.

В чем заключается интерес банка, когда он внедряет и пиарит BankID?

Для нашего банка BankID — это, в первую очередь, социальный проект, часть более масштабного проекта по развитию электронного правительства и iGov. Для других банков, которые подключаются к BankID, это еще один сервис для клиентов, еще одна причина иметь их банковскую карточку в своем кошельке.

Приватбанк активно интересуется технологией блокчейн (распределенная между пользователями база данных. — Авт.). Видите ли вы перспективы для применения блокчейн в банковском секторе?

В нашем Центре электронного бизнеса есть очень крутые наработки с использованием этой технологии. Надеюсь, скоро будет что представить.

Кстати, в последнее время часто звучит идея строительства государственных реестров по принципу блокчейн, без централизованного хранилища. Мне эта концепция безумно нравится, но, наверное, это пока слишком смело даже для продвинутой Эстонии, не то что для нашей страны…

Почему вы решили заняться волонтерским проектом по внедрению электронного правительства iGov?

Потому что это очень крутой проект. Не так часто людям выпадает возможность принять участие в чем-то большом, что позитивно влияет на жизнь многих людей.

При удачном развитии iGov может стать таким же значимым явлением в жизни украинцев, как «Приват24». Хочу подчеркнуть, что в проекте принимаю участие не только я, но и много волонтеров со всей Украины и даже мира. iGov — некоммерческий проект, не Приватбанка, не какой-либо еще компании.

Чего достиг iGov?

На платформе iGov реализовано почти 200 государственных услуг, правда, пока у каждой услуги «своя» география. Мы работаем со всеми обладминистрациями и горсоветами крупнейших городов. Начали активно работать с МВД, Минюстом, многими другими центральными органами исполнительной власти.

Какие у вас цели по развитию iGov в 2016 году?

Мы стремимся запустить в электронной форме все госуслуги во всех регионах, а их более 1 200. Темп подключения новых услуг постоянно растет. Скоро процесс, как снежный ком, должен вовлечь в себя все регионы и все министерства.

Также мы планируем сделать редизайн портала. Если сейчас мы вываливаем на гражданина, который зашел на iGov, огромное количество услуг, то вскоре научимся группировать услуги по жизненным ситуациям.

Чтобы гражданин, у которого родился ребенок или который хочет построить гараж, мог легко найти все госуслуги, связанные с этими событиями.

Еще планируем заняться популяризацией портала. В основном, это будет целевой маркетинг. То есть мы будем продвигать не просто портал в целом, а для каждого сегмента — свои услуги. Например, строительные услуги — строительным компаниям и архитекторам. Для каждой группы услуг есть понятный сегмент.

Также, я надеюсь, iGov в 2016 году пройдет аудит одной известной компании.

Зачем нужен аудит?

Нас вдохновляет пример ProZorro, который также прошел путь от проекта, созданного гражданским обществом, к тому, чтобы перейти на баланс государства. Как и с ProZorro, мы рассчитываем, что до того, как проект станет государственным, его в управление возьмет Transparency International.

Чтобы это случилось, нам нужно пройти аудит.

Над какими проектами вы работаете в банке?

В последнее время занимаюсь проектом «Приватмаркет». Мы его разрабатываем почти год. Он состоит из двух частей: для бизнеса и частных лиц. Бизнесу мы даем возможность публиковать информацию о своей компании, товарах и услугах, принимать оплату за эти товары, объявлять тендеры и участвовать в них.

Мы подключились к программе ProZorro, поэтому у всех клиентов банка будет возможность принимать участие в государственных тендерах.

Раздел для частных лиц запустим через один-два месяца. Частные лица также смогут продавать и покупать. Будет предусмотрена интеграция с платежными системами и почтовыми операторами. Планируем открыть клиентам кредитные лимиты на миллиарды гривен специально под покупки на этом ресурсе.

Также готовим к запуску проект «Папка24». Он позволит юридическим лицам и частным предпринимателям подписывать электронные документы и обмениваться ими в электронной форме.

Законодательство давно позволяет подписывать документы в электронной форме. Однако в Украине нет инструмента, который был бы настолько простым и понятным для бизнесменов, чтобы они могли это делать в электронной форме.

Это будет нечто вроде Gmail и Google Docs, «скрещенных» с электронной цифровой подписью. Мы ставим задачу перевести в электронную форму 10% бумажного документооборота между украинскими компаниями до конца 2016 года.

Справка

Дмитрий Дубилет закончил Институт международных отношений КНУ им. Тараса Шевченко по специальности «Международная информация». В 2011 году получил MBA в Лондонской бизнес-школе.

С 2005 года по 2010 год был сооснователем стартапа Fine Web.

Проходил стажировку в MasterCard, работал в консалтинговой компании Infosys.

В 2011-2013 годах работал заместителем председателя правления банка — руководителем направления «Общий маркетинг и реклама».

С 2013 года — заместитель председателя правления банка — руководитель направления «Информационные технологии».

Автор интервью: Всеволод Некрасов