Долги его тяжкие

339

Страстная неделя стала испытанием не только для российских олигархов. Ринат Ахметов не смог опротестовать заморозку своих активов ни в кипрском, ни в голландском судах и это с точки зрения дальнейших разбирательств — не очень хороший знак. Впрочем, итоги рефинансирования евробондов “Метинвеста” пока тоже не обещают Уважаемому ничего приятного.

30 марта суд Никосии должен был рассмотреть аппеляцию относительно заморозки активов СКМ. Однако, ни 30 марта, ни на дополнительном заседании 4 апреля кипрский суд так и не принял решения о разморозке активов СКМ. Как сообщили в компании Рината Ахметова, “заседание будет продолжено. Дата — середина апреля. Ждём”.

Днем спустя, 5 апреля, окружной суд Амстердама оставил в силе судебный запрет на распоряжение акциями ключевых активов группы СКМ (прежде всего речь идет о “Метинвесте” и ДТЭКе, на которые приходится более 90% оборота бизнеса Ахметова) в Нидерландах.

Напомним, в прошлом году кипрская Raga Establishment (контролируется Дмитрием Фирташем) подала иск в Лондонский международный арбитражный суд (LCIA) против CКM с требованием выплатить ей полную сумму в размере $760 млн (и $60 млн процентов) за приватизированный в 2011 году “Укртелеком”, который возможно будет возвращен в госсобственность, и получила вердикт в свою пользу. В декабре суд Никосии  постановил заморозить активы Ахметова на сумму 820 млн долларов, а также запретил ему и его компаниям тратить более 20 тыс евро в месяц. Чуть позже похожее решение принял и суд Амстердама.

Несмотря на то, что следующее заседание суда Никосии по разморозке активов Ахметова назначено на 16 апреля, скорее всего, никакого вердикта по его итогам опять принято не будет. Ведь 23 апреля Высокий суд Лондона должен рассмотреть апелляцию СКМ на решение LCIA по спору с Raga и, видимо, именно там будет принято принципиальное решение, которое определит дальнейший ход разбирательств в кипрской и голландской юрисдикциях.

Параллельно развивается сюжет, связанный с желанием крупнейшего бизнеса Ахметова “Метинвеста”, избавиться от ограничений, которое накладывали на него условия заключенного в прошлом году соглашения о реструктуризации 2,3 млрд долларов долга. В условиях корпоративной войны “мамы” — СКМ — и арестованных в Нидерландах 71,24% акций Metinvest B.V. данное решение носило уже практически вынужденный характер, поскольку как утверждают на родине Рината, “нельзя держать два базара сразу”. Переводя на цивилизованный язык — воевать одновременно на два фронта.

В итоге “Метинвест” объявил в марте о выкупе своих реструктуризированных в прошлом году облигаций и одновременно о выпуске новых евробондов. На прошлой неделе горно-металлургическая монополия Ахметова отчиталась, что разместила в рамках рефинансирования еврооблигаций-2021 и предэкспортного кредита два выпуска евробондов. Первый выпуск — со сроком обращения до 23 апреля 2023 года на сумму 825 млн долларов, второй — со сроком обращения до 23 апреля 2026 года на 525 млн долларов.

Из хорошего для Ахметова: в результате этой схемы “Метинвесту” удалось немного сдвинуть срок погашения своего долга. Предыдущие облигации действовали до 2021 года.

“Метинвесту” удалось пусть и не значительно, но снизить — примерно на два процентных пункта — стоимость обслуживания долга (8%-8,75% годовых). Для справки: российские конкуренты холдинга Ахметова занимали в прошлом году на внешнем рынке в среднем под 5% годовых.

Наконец, “Метинвесту” удалось избавиться от контроля за компанией со стороны кредиторов. В частности, теперь можно вывести из залога контрольные пакеты акций, оборудование, а также средства на банковских счетах трех предприятий холдинга — Ингулецкого и Центрального ГОКов, а также Мариупольского меткомбината имени Ильича, которые в соответствии с условиями прошлогодней реструктуризации были переданы специально созданному в интересах кредиторов юрлицу — Metinvest Management B.V. Ну и самое сладкое: теперь “Метинвест” может вновь, как и в былые годы, выплачивать дивиденды Ахметову и его младшему партнеру Вадиму Новинскому (порядка 800 млн долларов каждый год).

Хотя судя по итогам “переподписки” на облигации “Метинвеста”, с дивидендами им придется чуток обождать: ведь рефинансировать удалось лишь 60% реструктуризированного в 2017 году общего долга (2,3 млрд долларов). При этом компания скрывает, до чего именно представители Ахметова смогли договориться с банками, на долю которых приходится 1,1 млрд долларов из общей суммы реструктуризированного долга. Не исключено, что в итоге “Метинвесту” придется выкупить часть своих обязательств у наиболее неуступчивых кредиторов. В худшем случае — примерно на 800 млн долларов.

Также не исключено, что Уважаемому вскоре придется расстаться если не со всеми 820 млн долларов, которые требует с него Дмитрий Фирташ, то хотя бы с их частью. И, судя по всему, именно это станет самым главным испытанием для Ахметова и его СКМ в нынешнем году.