Дорожный фонд изменит состояние украинских дорог?

139

Министерство финансов традиционно пытается сбалансировать госбюджет на будущий год на этапе его подготовки. Но, как и все последние четверть века, в приоритетах у него до сих социально нуждающиеся люди (то есть электорат) и личные интересы армии чиновников, не представляющих своей жизни без взяток.

И это понятно: об этих двух столпах, на которых держится украинская власть, если не позаботишься, то последуешь за одесситом Мишей в отставку. Вот и вся суть этой балансировки. Проще говоря, ведомство, от которого в большой степени зависит развитие экономики, предпочитает просто жить по-старому, хотя президент вроде бы завещал жить наоборот – по-новому.

В качестве доказательств, я бы хотел привести два свежих примера, напрямую связанных с дорогами, бюджетами всех уровней и Минфином. И эти примеры не вселяют никакого оптимизма.

Начну с Дорожного фонда. Специальный дорожный фонд в рамках госбюджета – это розовая мечта министра инфраструктуры Владимира Омеляна, равно как и всех здравомыслящих людей, желающих построить нормальные дороги.

Идея Фонда такова – деньги от акцизов и пошлин на импорт и производство нефтепродуктов и автомобилей должны направляться на строительство дорог и дорожной инфраструктуры. Это не только логично, а еще и является для Украины выходом из патовой ситуации, при которой дороги разваливаются, потому что финансируются по остаточному минфиновскому принципу – как говорится, ничего себе – все людям.

В октябре Верховная Рада приняла в первом чтении два проекта закона о Дорфонде – одним вносятся поправки в закон об источниках финансирования дорожного хозяйства кодекс, вторым – в Бюджетный кодекс, чтобы было понятно, как распределять деньги.

А распределение акцизных денег очень простое: по регионам в зависимости от километража дорог. Ведь если делить еще и по состоянию дорог, то только на оценку этого состояния будет потрачено много времени и денег.

Чтобы не шокировать Минфин, предлагалось направлять в Фонд сначала 75%, начиная с 2017 года, а потом 100%, начиная с 2018 года. Говорят, что сам премьер-министр Владимир Гройсман поддерживает эту идею. Первый в списке авторов законопроектов – сам Игорь Кононенко. Тот самый.

Но Минфин, который подчиняется премьеру с оглядкой на президента с Кононенко, увидел, что этот Фонд аккумулирует, по разным оценкам, 25-40 млрд гривен. Никогда в жизни правительство не тратило столько денег на дороги. При этом распределение денег по областям должно было быть автоматическим, и тратить их могли бы там по своему усмотрению, без оглядки на Киев. То есть тратить можно только на дороги, но местные власти могли бы сами решать, на какие именно. А дальше дело общественности контролировать расходование средств.

Главные финансисты страны испугались, что такие деньги уплывают из-под носа, и с перепугу, не дожидаясь никаких законов, внесли в проект госбюджет на 2017 год строку «Специальный дорожный фонд», но выделили ему аж 26,75% от акцизов, и согласились (наверное, поклялись) на переходный период до 100% году аж к 2020-му или того позже. Торги с депутатами еще продолжаются.

Проблема в том, что эти 26,75% в денежном выражении почти равны тому, что тот же Укравтодор имеет сейчас без всяких фондов, выкрутасов и разорения пенсионеров. С этой точки зрения финансирование дорог осталось на прошлом – позорном уровне. Ну, а что если в следующем году поступления от акцизов сократятся? Это значит, что и на дороги будет выделено пропорционально меньше денег, тогда как раньше, если вписали в бюджет 12 миллиардов, то они так и оставались 12-ю миллиардами. А теперь это – лишь проценты.

Так что же за политика правительства в отношении дорог, не очень понятно.

Такая же политика правительства в отношении так называемого акцизов как таковых, в частности, акциза с автозаправочного пистолета, введенного в конце 2014 года.

Напомню, что, ни с кем не советуясь, еще правительство Арсения Яценюка вдруг ввело 5-процентный акциз, который начисляется при каждой заправке на АЗС и направляется в местные бюджеты. И местные власти должны были бы прыгать от счастья – децентрализация в действии, как говорит президент. Вот вам полномочия и вот вам деньги. Но на деле оказалось, что денег прибавилось чуть-чуть, а большинство этот акциз старается не платить.

Минувшим летом прямо на въезде на одну из киевских парковок вдруг возник газовый заправочный комплекс – поставили цистерну и сделали ей импровизированную крышу. Даже был громоотвод. Но мне показалось безумием ставить бочку с газом рядом с машинами. Это, черт возьми, опасно. Спустя какое-то время сюда приехал лично мэр Киева Виталий Кличко, и газовую станцию разобрали перед телекамерами. А на следующий день, когда гости разъехались, снова поставили на место. И так по всему Киеву и по всей стране. Здесь продают дешевый газ, при этом покупателям не дают чеки. Объем продаж нефтепродуктов по такой схеме только лишь в Киеве составляет около 500 млн грн в год. Даже если половину из них отдавать в виде взяток чиновникам, такой бизнес все равно имеет смысл.

А поскольку этот акциз – именно с пистолета, то это означало, что его законно могли не платить при поставках топлива в корпоративный сектор – там просто нет пистолетов. И таких продаж – около половины. Несложно посчитать, сколько денег мы теряем.

И вот это все стало одним из последствий финансовой политики, разрабатываемой в Минфине. В данном случае мало было ввести акциз, надо было продумать, как от него не отвертеться. И это, на самом деле, несложно. Спохватившись, Минфин изменил процентную ставку на фиксированную сумму акциза – 0,042 евро на литре. Но было поздно и бесполезно.

По моим данным, Минфину на блюдечке принесли элегантное решение сразу нескольких проблем: как собирать акцизы со всех, как повысить поступления в местные бюджеты, как закрыть теневой сектор. И решение это такое – акциз должен платить импортер и производитель нефтепродуктов. Иными словами надо приплюсовать к традиционным нефтяным акцизам акциз с пистолета – те самые 0,042 евро, чтобы пистолетчики получали топливо с уже уплаченным с него акцизом и не выеживались. Задача Минфина и Госказначейства свелась бы к тому, чтобы разработать механизм автоматического распределения доходов госбюджета среди местных бюджетов. И это решение ему тоже дали. Все в точности, как с Дорожным фондом. Нужно было всего лишь внести соответствующие изменения в Бюджетный кодекс, как и в случае с Дорфондом, и Налоговый кодекс.

Знаете, что сделал Минфин? Внес в Раду поправки в Налоговый кодекс, но без учета поправок по акцизам, то есть все осталось, как есть. Проект принят в первом чтении.

Как вы знаете, в рамках административной реформы и децентрализации власти в Украине происходят объединения нескольких районных и сельских громад в одну. Это очень спорный процесс, не будем на нем заострять внимания, я лишь хотел сказать, что на этот счет даже родилась шутка, что, мол, бедные села начали объединяться вокруг одной заправки, поскольку она вдруг стала источником дохода для громады. Если серьезно, то, кто знает, может, ради денег такие объединения того и стоят. Но на кой черт объединяться вокруг заправки, если та не платит налоги?

Если в 2017 бюджетном году не будет дорог и денег, мы точно будем знать, почему. И каждый раз, заправляясь на таких кустарных комплексах, где не дают чеки, знайте, что отныне вы не можете рассчитывать ни на хорошие дороги, и на другие приятные и цивилизованные вещи.

И в качестве справки отмечу, что из почти 600 млрд грн доходов госбюджета на текущий год половину составляют именно акцизы. Слишком солидный куш, чтобы направить его на что-то стоящее.

Автор материала: Андрей Черников, независимый журналист