Два эксперимента атомной энергетики: какие последствия ждут Украину?

568

Падение промышленного производства и сокращение объемов потребления электроэнергии обострило хроническую болезнь украинской энергетики — неравномерность суточного потребления в Объединенной энергосистеме. Так называемые пики потребления приходятся на утренние и вечерние часы, тогда как ночью имеем глубокий провал. Собственно, базовую нагрузку энергосистемы покрывают атомные электростанции, а пиковое и полупиковый потребления компенсируют гидроэлектростанции и предприятия тепловой генерации. Однако такое регулирование происходит в ручном режиме, а, следовательно, принимаются решения ситуативные и часто непродуманные. Например, попытка привлечь АЭС к суточному регулированию мощности энергосистемы. По мнению специалистов, такой эксперимент может завершиться техногенной катастрофой.

В распоряжении редакции находится письмо, которое Национальная энергетическая компания «Укрэнерго» в январе направила в Оптовый рынок электрической энергии Украины, Министерство энергетики и угольной промышленности, Национальной комиссии, осуществляющей государственное регулирование в сфере энергетики и коммунальных услуг национальную энергетическую компанию «Энергоатом». Последней предлагается присоединиться к суточному регулированию мощности (разгрузки для прохождения ночного провала потребления Объединенной энергетической системой Украины).

Фактически предложение «Укрэнерго» означает увеличение объемов производимых киловатт энергоблоками атомных станций днем ​​и снижение их мощности ночью. Причем снижение на существенные показатели, что может привести к нештатным ситуациям при эксплуатации спроектированных еще в советское время реакторов. Готова ли Украина к такому эксперименту в атомной энергетике? По мнению председателя подкомитета по вопросам электроэнергетики и транспортировки энергии комитета Верховной Рады Украины по вопросам топливно-энергетического комплекса, ядерной политики и ядерной безопасности Льва Пидлисецкого, ситуация требует детального изучения и взвешенных решений.

Лев Пидлисецкий подчеркивает, что энергоблоки украинских АЭС атомных не настроены на роль «маневровых». «Для государства, конечно, хорошо иметь дешевую атомную электроэнергию. Но наши энергоблоки является «миллионниками». И когда один из них выйдет из строя, то заменить его можно мощностями тепловой генерации — это единственный источник маневренности. Поэтому потеря маневровых мощностей — это путь в никуда, который вызывает беспокойство». В случае если частично функции маневровых мощностей отдадут атомным электростанциям, энергоблоки ТЭС будут менее задействованы, а, следовательно, будут консервироваться.

Сами же атомщики предложение присоединиться к суточному регулированию мощности в объединенной энергосистеме пока изучают.

«Да, есть такое поручение министра — проработать вопрос. Разговоры идут, и мы уже готовимся к этим процессам на энергоблоках, на которых выполнена модернизация. Есть еще ряд вопросов, которые мы продолжаем изучать. В общем, этот вопрос не может быть решен без согласования с нашим регулятором — Госкоматомрегулирования, — рассказал советник президента ГП «НАЭК» Энергоатом» Константин Запайщиков.

По его словам, первое испытание — 21 цикл нагрузки под наблюдением — уже проведено на втором энергоблоке Хмельницкой АЭС. Однако до старта проекта еще очень далеко. Технические аспекты привлечения мощностей до суточного регулирования требуют дополнительной проверки. К расчетам финансовой целесообразности такого шага еще не подходили.

«Важный вопрос — как нам будут оплачивать недовыработку, — продолжает Запайщиков. — У нас же тариф — это затраты плюс выработок. «Энергоатому» не оплачивается за повышенный износ оборудования. Нам также нужно потратить средства на модернизацию конструкций, которые в полном объеме позволят достичь этих режимов». О технических и финансовых аспектах модернизации говорят и на Ровенской АЭС.

«Наиболее мобильные блоки, которые могут участвовать в суточном регулировании мощности, это ВВЭР-440. На РАЭС их два. Но для того, чтобы их привлечь, нужны дополнительные анализы и финансирование. Чтобы начинать эту работу, нам надо понимать, на какие проценты мощности мы можем отходить, на которые — приходить, с какой динамикой. Это же не просто кто-то должен нажать на ключ управления — и мы снизились», — объясняет исполняющий обязанности главного инженера Ровенской АЭС Игорь Могила.

Традиционное для украинской энергетики регулирования суточного потребление с помощью мощностей генерации не соответствует мировой практике, считает Василий Котко, президент Всеукраинской общественной организации «Энергетическая ассоциация Украины».

«Использовать мощности энергоблоков для выравнивания суточного потребления нерационально, — говорит Котко. — К этому следует привлекать крупных потребителей, предлагать им дифференцированные тарифы. Этим можно побудить переносить потребление электроэнергии на ночные часы и свести к минимуму отбор тока от электросети в часы пиковых нагрузок. Во Франции вы вряд ли найдете домохозяйку, которая стирает вещи в машинке днем. Потому что гораздо выгоднее и экономнее для бюджета делать это ночью. В Соединенных Штатах, в развитых странах Европы сейчас активно развиваются так называемые «умные сети энергоснабжения» — smart grid. Мы же очень медленно движемся в этом направлении энергоэффективности».

Эксперты отмечают, что особая опасность «эксперимента» еще и в том, что «игры» с маневрированием предлагается провести на АЭС, использующих непроектное топливо в реакторах. Как известно, украинская энергетика, согласно европейской стратегии энергобезопасности, диверсифицировала источники поставок ядерного топлива для атомных станций. Вместе с российской продукцией на украинских АЭС применяются тепловыделяющие сборки «Вестингауз». В частности, по словам министра энергетики и угольной промышленности Владимира Демчишина, три блока на Южноукраинской и Запорожской атомных станциях уже в этом году будут использовать топливо американо-японской компании.

По словам советника премьер-министра Константина Ущаповского, российское ядерное топливо, которое в настоящее время широко используется, не позволяет вводить эти режимы. Тепловыделяющие сборки «Вестингауз» подходят для этого».

«Конечно, главному инженеру станции или техническому директору энергокомпании не очень хочется ставить оборудование в режимы, при которых может снизиться эффективность систем защиты. Поэтому надо дополнительно вкладывать средства в повышение надежности защиты», — добавляет Ущаповский.

Сотрудничество «Энергоатома» с «Вестингауз» длится уже второе десятилетие. И хотя был проведен целый ряд работ для приспособления непроектного топлива с условиями использования в реакторах ВВЭР советского образца, вероятность нештатных ситуаций остается. Собственно, на это указывают нарушения в работе реактора, зафиксированные в 2012-2013 гг. На Южно-Украинской АЭС, прошлогодний отказ системы охлаждения на Запорожской АЭС, причинами которых стали конструктивные недостатки тепловыделяющих сборок.

«С топливом, которое поставлял «Вестингауз», были проблемы, — подтверждает Котко. — Например, от высокой температуры в реакторе тепловыделяющие сборки испытывали деформации, и системы управления защитой «заедали».

Так что сейчас украинцам предлагается двойной эксперимент, ошибка в котором может обернуться последствиями, о которых принято официально вспоминать только на годовщину Чернобыльской катастрофы. Вместо того чтобы повышать энергоэффективность экономики и внедрять настоящие реформы в секторе энергетики, о чем не устают напоминать европейские партнеры, чиновники пытаются выжать максимум из устаревшего оборудования.

Автор материала: Леонид Бойко