Две империи на пути к войне

288

Конфликт между Россией и Турцией усиливается. Еще недавно эти страны были в неплохих отношениях, а уже сегодня именно их противостояние может перевести «гибридную» войну в совсем уж боевое русло.

Считается, что причиной обострения стало уязвленное самолюбие Владимира Путина и Реджепа Эрдогана. Между тем, кризис в российско-турецких отношениях назревал давно, и о его более глубоких причинах мы сейчас поговорим.

Два диктатора

Для начала напомним, что Турция еще недавно была пятым по величине торговым партнером России. В прошлом году суммарный торговый оборот между двумя странами составил почти 44 млрд долл.

После инцидента со сбитым российским самолетом Путин подписал «Указ о применении специальных экономических мер в отношении Турции». Согласно этому указу на территории РФ временно вводится запрет на ввоз отдельных видов турецких товаров, запрет для турецких организаций на выполнение работ на территории России, запрет для работодателей на привлечение турецких работников. Россиянами отменен безвизовый режим с Турцией, после этого туристические операторы прекратили продажу туров в Турцию.

Все это было весьма неожиданно. Если конфликты с Грузией и Украиной имели длительную пропагандистскую предысторию, то с Турцией Россия поругалась очень быстро.

Отметим, что после распада СССР между Россией и Турцией складывались неплохие отношения. На их нормальном развитии не сильно сказались исламистские реформы Эрдогана и установление авторитарного режима Путина.

Со стороны могло показаться, что Анкара и Москва cтали чуть ли не союзниками. Но так было только на первый взгляд. Противоречия между странами существовали, но их развитие сдерживалось внутренней ситуацией в обеих странах. Попросту Путин и Эрдоган решали свои задачи внутри страны, и им в тот период не было дела до конфликтов с соседями.

Путин два первых президентских срока выстраивал личный политический режим и, только убедившись в его прочности, «отдал» пост президента своему протеже Медведеву — и начал войну с Грузией.

Эрдоган в свою очередь длительное время занимался демонтажем светской республики, репрессиями против непокорного генералитета и операциями против курдских повстанцев. И пока два президента решали свои вопросы, у них было достаточно времени для того, чтобы восторгаться успехами друг друга.

Турецкий президент, как известно, с уважением отзывался о Путине и о его политической системе. И политологи потихоньку начинали сравнивать российский и турецкий политический класс, считая, что у них немало общего в плане своего рода «евразийских» ценностей. Общее, действительно, было, но и внешнеполитические интересы у двух стран оказались слишком разными.

Крым, Кавказ, Сирия…

Стоит вспомнить о разных подходах Анкары и Москвы по отношению к Крыму, Северному Кавказу, Закавказью и Ближнему Востоку.

Турция спокойно восприняла присоединение Крыма к России. Но не стоит забывать о том, что именно в Турции проживает многочисленная крымскотатарская диаспора. Да, эти люди в значительной степени ассимилированы. Ожидать с их стороны массового возвращения в Крым не стоит.

Но наивно думать, что режим в Анкаре будет все время спокойно смотреть на жесткие действия Москвы в Крыму. Турция не заинтересована в создании на полуострове российского военного заповедника и более чем заинтересована в укреплении крымскотатарской общины. Как бы ни складывалось развитие крымских татар, они в любом случае останутся сателлитами Турции, и от таких стратегических союзников никто не откажется.

Если вспомнить динамичную ситуацию на Северном Кавказе, то Турция поддерживала чеченское национальное движение еще в период правления Бориса Ельцина. Да, нормальные отношения с Россией требовали от Анкары сохранять некую двойственность в этом плане, но сейчас ничего не мешает вернуться к поддержке исламских сепаратистов в автономиях Северного Кавказа.

Сейчас у власти в этих регионах России находятся лояльные Москве элиты, но ситуация может измениться. На так называемых «национальных окраинах» появятся другие политики, и тогда Турция вспомнит о своих обязательствах по поддержке чеченцев и дагестанцев.

Еще более сложными оказываются пересечения российских и турецких интересов на Ближнем Востоке. В Сирии Россия поддерживает режим президента Асада, в то время как Турция заинтересована в его свержении. Суннитская Турция никак не может быть дружественна шиитскому Ирану, и ось Москва — Дамаск — Тегеран — Бейрут угрожает ее планам по переустройству региона на свой манер. Стоит учесть, что мусульманское население России также относится к суннитской ветви ислама и может ориентироваться, скорее, на Турцию, чем на Иран.

В Закавказье у России с Турцией тоже не все в порядке. Турция поддерживает своего исконного союзника Азербайджан, в то время как Россия и Армения входят в один военный блок. У России есть армейская база на территории Армении, которая может использоваться при обострении Нагорно-Карабахского конфликта. Например, Россия может применить силу, если Баку захочет военным путем вернуть себе утраченные в 1990-е годы территории.

Попытки Армении нормализовать отношения с Турцией ни к чему хорошему не привели. Ереван остается под российским влиянием, и это еще один фактор, осложняющий реальное положение дел в контактах Москвы и Анкары.

Напомним, что противоречия между Турцией и Россией формировались столетиями. Было бы очень наивно думать, что короткий период путинско-эрдогановской дружбы смог существенно изменить эту ситуацию.

Проблема в том, что оба лидера строят свою империю. Пока они занимались подготовкой к такому великодержавному строительству, можно было мило улыбаться и говорить о стратегическом партнерстве.

Но сейчас речь идет о некоем воссоздании либо Османской империи, либо Советского Союза. Отступать обеим сторонам некуда, и растущее количество провокаций только усиливает ощущение приближающейся войны.

Автор интервью: Федор Михайловский