Парламентский день вторника начался с потасовки. Развернулся инцидент около входа в сессионный зал, куда пытался пройти уже не депутат Егор Фирсов. Помогали ему в этом экс-коллеги по «Блоку Петра Порошенко «Солидарность» Сергей Лещенко и Мустафа Найем. Представители Аппарата Верховной Рады в свою очередь говорили, что Фирсов не может зайти в зал, поскольку не является народным депутатом.

Согласно решению ЦИКа, депутатами Фирсов и его экс-коллега по «БПП» перестали быть 25 марта. Центральная избирательная комиссия лишила их мандатов, основываясь на соответствующем решении съезда «Солидарности».

После потасовки Фирсову все же удалось прорваться в зал и выступить с трибуны. Экс-нардеп заявил, что из депутатов хотят сделать крепостных, а решение съезда касательно лишения его мандата абсурдное.

После выступления Фирсов покинул зал и парламент, куда вскоре пришли новоизбранные от «БПП» депутаты Александр Бригинец и Дмитрий Белоцерковец. Политики приняли присягу народных депутатов.

Перед тем как окончательно уйти из Верховной Рады, Егор Фирсов рассказал журналистам о планах оспаривать в суде решение съезда «БПП», дал пару советов Юрию Луценко и рассказал, чем планирует заниматься дальше.

Как прошли в парламент?

Буквально за пять минут до того, как я подходил к парламенту, мне позвонили, сказали, что можно не заходить в силу того, что меня не пустят, а трудовую книжку можно забрать в соответствующем кабинете.

Конечно, абсурдная ситуация. Даже когда Мартыненко лишали депутатских полномочий, за это хотя бы голосовали в парламенте. А здесь, ссылаясь на решение какого-то съезда, где полсотни каких-то непонятных людей принимают решение и лишают мандата… Это абсурдно, это в прямо противоположном пути от Европы.

Я уже в выступлении говорил, что крепостного права в Европе давно нет. Здесь почему-то парламентариев хотят превратить в карманных, сделать ручной парламентаризм.

Это борьба против лиц, у которых есть политические позиции, политические принципы. Я и на фракциях, и в стенах парламента, и на встречах с президентом всегда держался своих позиций. К сожалению, у парламента сейчас коррупционная верхушка, верхушка, против которой я боролся. Это Кононенко, Березенко, Грановский, которые, по сути, смоделировали эту всю ситуацию и сделали такой себе политический заказ, чтобы удалить меня из парламента.

Какими будут Ваши дальнейшие действия?

Нужно использовать все площадки, которые есть, в том числе, и судебную плоскость. Из политики я не собираюсь уходить, поэтому мы с вами увидимся еще и на акциях протеста, и на митингах против генеральных прокуроров, за конструктивные реформы, за правовое государство.

В том числе, естественно, я буду использовать и инструмент юридический. Очень важно эту ситуацию показать в Европейском суде по правам человека, чтобы европейская часть посмотрела, что происходит у нас в стране.

Но для того, чтобы дойти до суда по правам человека, по правилам нужно пройти все суды в отечественном законодательстве. Поэтому подача исков в суд – это вынужденная мера. Я понимаю, что большая часть судов контролируется Администрацией президента. Я понимаю — уже на будущее решение этих судов, но, тем не менее, эту плоскость нужно использовать.

Предупреждали ли Вас до решения о лишении мандата, что возможно такое развитие событий?

Когда я активно выступал против Кононенко и выходил из фракции, некоторые коллеги предупреждали, что меня лишат мандата. Но, извините, дальше находиться с этими людьми в этой фракции и покрывать коррупцию Кононенко, Березенко и Грановского — неправильно.

Выход из фракции был своего рода акцией протеста, что я протестую против того, что сейчас делается во фракции, в парламенте, против того, кто находится у руководства.

Поэтому я понимал, что они придумают такой механизм. Единственное, я не до конца оценивал, что настолько абсурдный, то есть, я думал, что будет решение суда, попытка протянуть через голосование в парламенте, но решение съезда, полусотни каких-то людей, закрывшихся в кабинете от прессы! На основании этого принимает решение ЦИК и руководитель Аппарата не впускать меня в парламент.

Это абсурдно. Завтра съезд примет какое-то другое решение, лишит полномочий какого-то другого депутата, который будет по-другому мыслить, будет декларировать свои позиции. Поэтому это, конечно, опасно, это очень негативный сигнал обществу и нашим европейским партнёрам.

Вы не будете возвращаться в зал?

Большое спасибо депутатам, которые помогли пройти в зал, чтобы обратиться к депутатам, чтобы посмотреть им в глаза, обратиться к слову. Но постоянно ломиться в парламент, выламывать двери ради того, чтобы зайти, это абсурдная ситуация. Мне кажется, что нельзя сводить все к абсурду. Дело в том, что в Администрации президента и у руководства парламента находятся все юридические механизмы. Они заблокировали мою карточку, они аннулируют мне удостоверение. Они сделали все, чтобы лишить меня депутатских полномочий.

Абсурдно выламывать двери, приходить каждый день, стремиться к трибуне. Я только что подошел к своему месту, там уже не написана фамилия, имя, отчество.

А чье имя там написано?

Там пусто.

Юрий Луценко говорил, что Вас могут принять обратно в партию. Насколько реален такой вариант?

Я бы посоветовал Юрию Луценко вернуться обратно в «Социалистическую партию» к Александру Морозу. Если серьезно, то это абсурдно. Какими-то коврижками они хотят затянуть нас обратно в парламент ради того, чтобы удержаться за мандат. Такого не будет. Во фракцию я не вернусь ни при каких обстоятельствах.

Хотя я бы порекомендовал выгнать из фракции Кононенко, Березенко и Грановского как главных коррупционеров, поддержать адекватную кандидатуру на генерального прокурора, провести замену членов ЦИК. Это позиция, которую фракция обязана сделать.

В принципе, я надеюсь, что есть критическая масса во фракции, которая где-то начнет вести себя активней, разрастется, наконец возьмет, грубо говоря, конструктивную власть в свои руки.

Именно ЦИК стала органом, прекратившим Ваши депутатские полномочия. Как быть с тем, что многие считают этот состав комиссии нелегитимным?

Я бы хотел, чтобы вы этот вопрос адресовали Юрию Луценко. Когда я был членом фракции, то поднимал вопрос о членах ЦИК. Я поднимал вопрос о замене. К сожалению, этот вопрос не продвигался, ко мне не прислушивались. Я чувствую, что президенту выгодна подконтрольная ЦИК, которая принимала бы такие абсурдные решения.

В том числе, не исключены и досрочные парламентские выборы, где эта же комиссия может моделировать и фальсифицировать выборы, как она это делала во времена Януковича в 2012 году. Поэтому это очень опасно.

Сейчас и коллегам в парламенте, и общественным активистам вне парламента нужно бороться за новый избирательный закон, который бы не позволил казнокрадам и коррупционерам попасть в этот парламент.

Нужно бороться, чтобы членов ЦИК заменили на авторитетных людей, которые не будут фальсифицировать выборы.

Как минимум одного из двух новоизбранных депутатов Вы знаете хорошо. Речь идет о Вашем экс-коллеге по «УДАРу» Дмитрии Белоцерковце. Бригинец и Белоцерковец, по Вашему мнению, будут крепостными нардепами, теми, о ком Вы говорили с трибуны?

Диму Белоцерковца я знаю давно, со времен «УДАРа». У меня есть существенные сомнения, что это действительно могут быть крепостные люди в силу того, что Дима, будучи на съезде, голосовал за это решение о сложении мандата.

Я бы хотел связаться с Димой, поговорить с ним, посмотреть ему в глаза. Я надеюсь, что он не будет крепостным, но, тем не менее, определенные сомнения на этот счет у меня есть.

У меня также есть вопросы и к Виталию Кличко, бывшему однопартийцу, который проводил этот съезд и ушел перед самым кульминационным решением. Якобы что-то в Киеве было заминировано. Это фейк. Виталию Владимировичу я бы хотел посмотреть в глаза.

Вы виделись с ним после выхода из «УДАРа»?

Конечно, виделись.

О чем говорили? Он Вас предупреждал о перспективе лишения мандата?

Как вам сказать? Меня предупреждали многие, давали понять и Грановский, и люди, приближенные к Грановскому, что могут выгнать. Еще раз подчеркну — это борьба. Сидеть тихо, не озвучивать каких-то вопросов, которые могли бы поставить руководству фракции или коррупционерам, я не мог.

Виталий Кличко, по Вашему мнению, политик-крепостной?

Я пришел в парламент работать, а не зарабатывать, поэтому это моя позиция.

Автор интервью: Софико Векуа