Бывший Генпрокурор Грузии, глава трех министерств в 2008-2010 гг. и лектор политической школы CAPS в Киеве Эка Ткешелашвили поделилась своими впечатлениями о Мюнхенской конференции по безопасности, которая прошла в феврале.

Вы участвовали в 52-й Мюнхенской конференции по безопасности. Что там было нового?

Я уже 7-8 лет езжу на Мюнхенскую конференцию. Она задает тон всей внешнеполитической деятельности крупных стран и геополитике на год. И тут важно правильно повести диалог в своем русле.

На этой конференции очень четко обозначились главные тренды. Для европейских лидеров основным кризисным моментом был наплыв беженцев. У политиков нет общей позиции к этой проблеме, а закрыть двери для беженцев Запад тоже не может.

Западные политики осознают, что за этой волной беженцев стоит Россия?

Конечно же. Во многих выступлениях было очень четко сказано, что РФ использует военные действия как средство давления на Европу и ослабление ЕС. Но Запад решил не складывать в одну корзину вопросы Сирии и российско-украинский конфликт.

То есть в этом плане конференция прошла выгодно для Украины?

В этом плане да. Эта позиция способствовала интересам Украины и ее услышали все.

Петр Порошенко очень эмоционально выступал на конференции, пытаясь донести европейцам важность сохранения санкций. Может все-таки в ЕС достаточно сильны позиции по отмене санкций?

Я думаю, что это не так. В Европе всегда были 2-3 страны, которые изначально выступали против санкций по отношению к России. Но в результате консенсуса они поддерживали санкции. Конечно, США в этом тоже сыграли свою роль.

Насколько я понимаю, позиция Ангелы Меркель и многих стран Евросоюза показывает, что санкции против РФ не будут сняты.

То, что сейчас Россия делает в Сирии, — пренебрежение обязательствами и джентльменскими соглашениями, — свидетельствует о том, что Кремль преследует свои геополитические цели и проектирует свою силу уже глобальным образом не только в регионы, с которыми она граничит.

Поэтому я не думаю, что будут сделаны какие-то выводы по отношению к Украине, так как Россия уже доказала, что не будет делать ничего конструктивного в Сирии.

Но в 2008 году во время российско-грузинской войны Запад боялся Россию.

С того времени произошли качественные изменения. В 2008 году западные политики реально верили, что Россия со временем станет конструктивным партнером. Мол, Россия, как трудный ребенок, которого можно воспитать. Запад воспринимал тогда РФ как часть архитектуры безопасности Евроатлантического союза в будущем. Поэтому они подумали, что не стоит раздражать сейчас Россию, а в долгосрочной перспективе все равно все разрешится.

Сейчас уже наступил момент, когда Запад абсолютно осознает, что это системный ревизионизм России. Такая позиция РФ не будет восприниматься Западом.

И что они делают в связи с этим?

Западные страны уже четко осознали, что НАТО следует усиливать. Генсек альянса на Мюнхенской конференции заявил, что Россия является угрозой безопасности Европы. Такого никогда не было.

Теперь для нас — Украины и Грузии — очень важно, как мы будем присоединяться к этому процессу. Усиление наших стран входит в интересы НАТО, так как мы становимся сильными буферными зонами для Европы.

Участники конференции рассказывали, что наиболее четкие и предметные разговоры проводились на военной части мероприятия.

Это всегда так происходит: гражданские политики больше говорят, а военные — более четкий народ. У военных уже проработаны разные сценарии по обороноспособности, в том числе против угроз со стороны России.

Автор интервью: Сергей Чепинский