Звезда сериалов «Кухня» и «Анка с Молдаванки» рассказала о том, почему переехала работать из Киева в Москву, о своих обидах и киношных табу, об усталости от амплуа страдающей барышни, эросъемках и обучении одесскому говору

Имя: Екатерина Кузнецова

Родилась: 12.07.1987 в Киеве (Украина)

Карьера: актриса

Екатерина родилась в семье известных спортсменов. Ее отец Олег Кузнецов — знаменитый экс-игрок киевского «Динамо». Мать Алла Борисенко — известная легкоатлетка. Окончила Киевский национальный университет театра, кино и ТВ им. Карпенко-Карого. Звездные работы: сериал «Кухня», картины «Быстрее, чем кролики», «Самый лучший фильм — 3». Была девять месяцев замужем за актером Евгением Прониным. Расстались из-за несовпадения политических взглядов на ситуацию в Украине.

Екатерина, вы — украинка, но как актриса состоялись в России. И потому не могу не спросить: вы как-то обсуждаете ситуацию в Украине со своими русскими коллегами?

Безусловно, у моих коллег есть свое мнение. И, понятно, я стараюсь максимально толерантно отвечать на все их вопросы. Объяснять, что к чему… Но у них очень специфическое отношение к сложившейся ситуации. Даже больше скажу — мне предлагали менять гражданство. Говорили: «Давай, Катюша, мы все сделаем!» Но я принципиально отказалась. Я — украинка, и всегда и везде говорю об этом. И до сих пор жалею, что не смогла приехать тогда на Майдан, когда был разгар всех событий. Приехала уже позже и возложила цветы…

А как так вообще случилось, что вы переехали работать в Москву?

Это точно не было спонтанным решением. Я участвовала в одном довольно серьезном шоу в Киеве, но при этом ко мне там относились как к пэтэушнице какой-то, которая просто напросилась участвовать. И я тогда была вся издергана, на нервах — мне приходилось подстраиваться под любой график и каприз режиссеров. Тогда я и поняла, что это знак: нужно что-то менять в жизни. Потому что иначе я впаду в сильнейшую хандру, а моя самооценка упадет ниже плинтуса.

Ну а кроме того, у меня тогда была личная жизнь в Москве. И мой молодой человек всячески уговаривал меня переехать, потому что считал, что в России у меня карьера будет намного успешнее и удачливее. И, собственно, да — я переехала. И не жалею об этом.

В Украине сейчас показывают вашу новую работу — ретросериал «Анка с Молдаванки» (канал «Украина»), где вы по сюжету из интеллигентной девушки превращаетесь в пацанку из-за любви к бандиту. Когда вы прочли сценарий, у вас не возникло сомнений по поводу того, играть или не играть эту роль?

Вообще не было никаких сомнений. Так получилось, что когда пришла на пробы, сценарий был еще в разработке, и о сюжетной линии я узнавала непосредственно от продюсера — Дмитрия Фикса. Он-то и раскрыл мне мою героиню. И я сразу же в нее влюбилась, потому что давно хотела уйти от амплуа «голубых героинь», вечно стонущих и страдающих. А здесь героиня, с одной стороны, вроде как и с драматической линией, но в то же время в ней очень много дерзости, какой-то легкости. Поэтому на момент, когда прочитала сценарий, я уже безумно хотела принимать во всем этом участие и настаивала: «Если нужны еще пробы, я буду приходить бесконечно, лишь бы утвердили».

Ваша героиня говорит на специфическом одесском говоре. Долго ли учились, и кто вам в этом помогал?

Для такого говора нужно просто какое-то время пробыть в Одессе. Поэтому на съемки приехала за неделю до их начала. Дело в том, что у меня музыкальный слух, и я легко «считываю» произношение. Походила по разным колоритным местам и поняла, что, где и как. Просто в фильме с одним героем я говорю на чисто русском, с другим — на одесском говоре, а с третьим так вообще на жаргоне. Кстати, на этих съемках я немного резвилась: сама делала некоторые каскадерские трюки. Я ведь вообще за то, чтобы все делать самостоятельно. Единственное, что мне не разрешили — это управлять мотоциклом «Ява»: сказали, что опасно. Зато я освоила «Москвич» с его древней коробкой передач. А еще научилась чистить рыбу, узнала разные секреты, как ее лучше мариновать и замачивать.

Существует что-то такое, из-за чего бы вы могли отказаться от съемок? Какие ваши личные табу?

Вы знаете, сейчас уже наступил такой период, когда появилась возможность выбирать. Что может меня сейчас смутить? Большая выработка. Если снимается, ну не знаю, больше десяти минут материала в день, то это — уже момент некой гонки, конвейер. От такого, скорее всего, откажусь.

Смутить может и режиссер, если, например, в ходе общения на пробах понимаю, что говорю с ним не на одном языке. Причем я не имею в виду, что общий язык нужно находить с первой встречи. Но когда проходит уже какой-то период времени, а у нас нет понимания, тогда четко понимаю, что лучше сэкономить свое здоровье, нервные клетки и просто отказаться.

Вообще же я не конфликтный человек. И часто соглашаюсь на проекты порою даже не из-за идеи, а скорее из-за партнеров, с которыми хочу поработать в кадре.

Над чем сейчас работаете?

Сейчас заканчиваются съемки картины «Напарницы» — 20-серийной истории. Я там играю стажера убойного отдела — Юлю Соколову. Тоже интересная для меня роль, потому что играю оперативницу, но она не типичная, а очень легкомысленная в каких-то вопросах. Чуть ли не ребенок. Но при этом у нее острая чуйка — она нюхом чувствует преступление. Естественно, там присутствует и драматическая, и мелодраматическая линии: моя Юля со своей напарницей влюбляются в одного мужчину и долго не могут его поделить. Но история эта о том, как они из врагов в итоге становятся ближайшими подругами, как это часто бывает и в жизни.

Большинство актеров, которых я знаю, играют как в кино, так и в театре…

Нет, я не работаю в театре. Объясню почему: когда я только приехала в Москву, меня как-то очень стремительно стали приглашать на пробы. И времени на то, чтобы пойти и попробоваться в какой-то театр, просто не было. Но я все-таки очень хочу попробовать свои силы и на сцене… От этого желания меня даже негативный опыт не отвернул. Была у меня история с одним киевским театром. Сколько себя помню, всегда хотела работать там. И когда меня пригласили туда участвовать в спектакле, да еще и главную роль пообещали, я, студентка третьего курса, была просто на седьмом небе от счастья. Мне казалось, что это фантастика.

Но потом, естественно, возникли проблемы. Оказалось, что там просто хорошо знали, кто мой отец (Олег Кузнецов — мастер спорта по футболу, знаменитый экс-игрок киевского «Динамо», шотландского «Рейнджерс» и сборной Советского Союза. — Авт.), и хотели этим воспользоваться. Как только я это поняла, то свернула все отношения с этим театром.

Раз вы затронули тему отца, скажите: вы дружите с кем-то из дочерей других динамовцев?

Вы знаете, мы в детстве очень плотно дружили со всеми. Когда были маленькими, то ездили друг к другу на дачу. На сегодняшний день я бы не сказала, что мы прям плотно общаемся, но я хорошо знакома с Аней Бессоновой, переписываюсь с Викторией и Настей Литовченко. Когда мы пересекаемся на каких-то мероприятиях, то с удовольствием болтаем, обсуждаем всякое-разное. Но так, чтобы постоянно связь держать, — такого нет. Потому что все заняты — у кого-то семья, у кого-то тренерская деятельность.

В сериале «Королева бандитов» вы сыграли криминального главаря. От «братков» оценку своей работы после не приходилось выслушивать?

Вы знаете, нет: «братки» впечатлениями со мной не делились. Тут другое: мои друзья знают, что по натуре я бунтарка и никогда не стерплю обиды. А вот моя героиня — полная противоположность мне: плачет, терпит. И когда все мои смотрели сериал, им было немного смешно и непривычно. Такая вот несостыковка моего образа в жизни и на экране. И меня это, помню, очень сильно раздражало. Я говорила режиссеру: «Ну давайте она будет сильнее, давайте она будет волевая, давайте…» Но у него было свое видение.

Есть ли режиссер, у которого вы мечтаете сняться?

Андрей Звягинцев и Никита Михалков. Я очень часто слышу от своих коллег такие фразы: «Ой, он снял ужасное кино! Этот режиссер мне не нравится!» Но понимаю, что если их позовут сниматься у этого режиссера…

Они пойдут, да?

Не то слово — они побегут! И это нормально, потому что мы все-таки зависим от своей профессии. Я — точно.

В фильме от «Квартета И» «Быстрее, чем кролики» вы сыграли проститутку. Знаю, что одна из ваших подруг зарабатывала таким образом — вы об этом рассказывали в одном интервью. Вы у нее брали какие-то определенные советы?

Про ту «подругу» — она вовсе и не подруга мне. Просто так получилось, что мы часто пересекались в одной компании. И при каждой встрече, зная о том, кто она, я наблюдала за ней. А на съемках «Кроликов» просто вспоминала, как она себя вела, пыталась освежить в памяти ее жесты, мимику. С другой стороны, кроме нее, мне и с другими девушками по вызову случалось общаться. Они абсолютно нормальные женщины, просто более раскрепощенные и побитые жизнью.

А вообще играть проститутку в пошлом варианте, в чулках и в красной помаде, неинтересно. Потому хорошо, что ребята из «Квартета» все-таки захотели увидеть в своем фильме может быть и девушку легкого поведения, но с душой, очень теплую, компанейскую, сентиментальную… Такую я сыграла с удовольствием.

После вашей откровенной фотосессии в мужском журнале стало любопытно: сразу согласились раздеться на камеру? И увеличилось ли после этого количество предложений сниматься в сериалах и кино?

Я сейчас честно признаюсь: мне тогда действительно казалось, что если я, скажем так, не то чтобы разденусь, а немного покажу себя, то это каким-то образом положительно отразится на моей работе и меня станут больше приглашать в кино.

Это сейчас понимаю, что это никак не повлияло на мою успешность, «снимаемость» и востребованность. Так что этот опыт у меня был, ну и ладно. Что касается раздевания в кадре… Если это не сериал, а полнометражный фильм, в котором прекрасно выставлен свет, где режиссер сможет доходчиво мне объяснить, зачем это нужно сделать, то я, конечно, разденусь. Но когда это прописано просто для того, чтобы дать зрителю горяченького, для меня это не аргумент. Более того, у меня это вызывает эстетическое отвращение. И когда я вижу такую неубедительную сцену с участием какой-нибудь актрисы, мне очень хочется ее, бедолажку, приодеть.

А благодаря сериалу «Кухня» что-то поменялось в вашей жизни?

Этот проект появился как-то очень стремительно для меня. Были обычные пробы, а потом вдруг все резко-резко стало меняться. В самом хорошем смысле этого слова, потому что начались съемки, первая популярность, яркие знакомства. И теперь, когда режиссеры спрашивают меня: «Где снималась?», я изящно могу щегольнуть: «В «Кухне». Это проект, который котируется!

Правда, сейчас у меня в «Кухне» мало съемочных дней: в сериале появились новые персонажи, да и у меня работы много.

С кем общаетесь из актеров сериала?

Я дружу с Марией Горбань, которая играла супругу Дмитрия Нагиева. Даже была свидетельницей у нее на свадьбе. Прекрасно общаюсь с Ольгой Кузьминой (играла официантку Анисимову. — Авт.). Я была свидетелем того, как она вынашивала своего малыша — мальчика Гордея, наблюдала, как у него появился первый зубик. У нас прекрасные отношения с Марком Богатыревым (повар Лавров. — Авт.). Очень приятный парень, я от него в восторге: учитывая, какая слава на него упала, он остался таким же простым, глубоким и очень приятным молодым человеком. С кем еще? Очень люблю Сережу Лавыгина (повар Чуганин. — Авт.).

В сериале вы постоянно имеете дело с умопомрачительными блюдами. А в жизни у вас с этим как? Сидите на каких-то диетах? Как следите за фигурой?

Все как у простых людей. Я даже не всегда успеваю толком пообедать из-за работы. И уже молчу о том, чтобы питаться правильно. И при этом все время хочу «с понедельника начать новую жизнь», но, естественно, все эти благие намерения таковыми и остаются, потому что вмешивается реальность. А реальность — это ночные смены, когда хочется есть. И уже не важно, что именно, лишь бы утолить голод.

Вы помните свой первый гонорар?

Помню. Я снималась в клипе белорусской группы «Леприконсы», он назывался «Городок». В главной роли там был Вадим Галыгин. А я играла там со своей однокурсницей Яночкой Глущенко — она, собственно, меня и пригласила туда.

Мы играли проституток, которые добывали наркотики для героя Галыгина. И получили мы за эти съемки 20 долларов. Мне казалось, что это нереальные деньги. Чувствовала себя очень гордой, потому что в 16—17 лет сумела заработать такую сумму. Помню, я их спрятала куда подальше и долго не тратила (смеется).

Как вы отдыхаете? Как отходите от работы?

Я очень домашний человек, тот еще домосед. Люблю быть дома, что-нибудь прибирать, разбирать. В спортзал иду, когда чувствую, что во мне накопилось много негатива и усталости, и стараюсь физически все это выплеснуть. Еще помогают различные массажи. Опять же, не могу долго без людей. У меня в Москве есть близкие подруги, которыми я очень дорожу и с которыми стараюсь почаще видеться. Причем все эти подруги — с украинскими корнями. Просто повыходили замуж за москвичей, но у всех есть родственники и друзья в Киеве.

А сами у родителей в Киеве часто бываете?

Приезжаю, когда есть возможность. Иногда раз в два месяца, иногда раз в месяц, но бывает, что и раз в полгода, к сожалению. Но Новый год встречала с ними — это обязательная традиция! У меня, конечно, бывали моменты, когда я отдыхала за границей, на горнолыжных курортах. И, казалось бы, все здорово, но внутри съедала совесть. Тогда я звонила родителям и говорила: папа, мама, простите меня, что я не с вами.

Какой самый необычный подарок Катя Кузнецова получала в своей жизни?

Наверное, звезду с неба. Да, мне однажды подарили звезду! В свое время это была достаточно популярная тема, когда тебе дарят этакий звездный сертификат. А в нем — крупным планом звезда имени тебя, которая находится в таком-то созвездии, в таком-то месте. Понятия не имею, сколько стоит такой подарок, но мне было очень приятно его получить.

Автор интервью: Панченко Алекс