Экономисты о «рогах и копытах» в Госбюджете-2016

236

В 2016 году доходы Украины будут расти больше, чем расходы, обещает Министерство финансов в проекте госбюджета на будущий год. Экономист Александр Савченко заявляет, что основной причиной увеличения доходов станет не экономический рост, а только инфляционные и девальвационные аспекты. По его словам, данный проект бюджета исключает любые канонические реформы в экономике. «Происходит банальная имитация реформ, мы потеряли два года на реформы и, наверное, потеряем и следующий год», – добавляет Савченко. Между тем, экономический эксперт Андрей Блинов заявляет, что по сравнению с прошедшими годами бюджет-2016 ожидаемый и сдержанный. Главным разочарованием от проекта Минфина он называет реальный уровень государственных расходов, которые правительство по-прежнему не сокращает. Проект Госбюджета-2016 Кабмин рассмотрит на ближайшем заседании, которое состоится 2 декабря.

Александр Савченко: Тенденция к девальвации гривни будет продолжаться и в будущем году

Бюджет, предложенный Минфином, закладывает как основные источники поступления в бюджет не экономический рост и детенизацию, а только инфляционные и девальвационные аспекты, утверждает экономический эксперт Александр Савченко.

Как Вы оцениваете проект Госбюджета на 2016 год? Приведет ли он к оздоровлению государственных финансов, как обещает Наталья Яресько?

Главное, что все должны понять: доходы будут расти в основном из-за девальвации. Дело в том, что около 50% доходов бюджета связаны с экспортно-импортной деятельностью, с НДС и другими спорами по экспорту и импорту. Они все измеряны в долларах и евро, а потом переводятся в гривню. И, соответственно, когда падает курс гривни, государству очень легко увеличивать доходы. Это основная причина увеличения доходов.

Это означает, что тенденция к девальвации гривни будет продолжаться и в будущем году. И что эти деньги не полноценные, их покупательная способность будет намного меньше, чем даже в этом году. За них можно будет меньше купить товаров, оплатить услуг и так далее. Этот бюджет показывает, что пока реформы по сути вне внимания правительства, Минфина и Нацбанка. То есть бюджет, по сути, утверждает ситуацию, которая сложилась в этом году. Бюджет исключает любые канонические реформы и закладывает как основные источники поступления в бюджет не экономический рост и детенизацию, а только инфляционные и девальвационные аспекты.

Как правильно было бы поступить? Сокращать государственные расходы?

Конечно. Я уже повторяю лет десять, а очень интенсивно – два года, что все без исключения экономические реформы начинаются с радикального сокращения государственных расходов. В первую очередь, на содержание администрации как центральных, так и местных, включая и Администрацию президента, и Кабмина, и Верховной Рады, и особенно местных бюджетов.

Речь должна идти не о 10-15% сокращения, а о сокращении приблизительно в два-три раза. Например, расходы на содержание Верховной Рады должны быть сокращены в два раза. Это значит сокращение количества народных депутатов: из 450, к примеру, до 300. Если мы декларировали парламентско-президентскую республику, то функции президента в экономических, социальных направлениях должны быть сокращены в пять-шесть раз. И состоять из секретарей, а не из численных департаментов и заместителей.

Но этого мало, чтобы сократить государственные расходы. Нужно, к сожалению, идти дальше. Это сокращение неэффективных начальных и средних школы, а для этого нужно внедрять систему автобусов, о которой много говорят. Сокращение медицинских заведений, государственных высших учебных заведений. Речь идет о сокращении в два-три раза. Я называю их «рога и копыта». Это касается и академий наук: аппарат управления должен быть ликвидирован, а научные заведения должны быть распределены между университетами, как это во всем мире. Вот это реформы.

Вместо этого, депутаты популистски концентрируются на налоговой реформе. Но не бывает налоговых реформ – это миф. Есть банальное уменьшение налогов, уменьшение налогообложения. А чтобы уменьшить налогообложение, нужно сначала сократить государственные расходы. Вот в чем философия реформы. К сожалению, как я уже сказал, этой философии нет, происходит банальная имитация реформ, и мы потеряли два года на реформы и, наверное, потеряем и следующий год.

Андрей Блинов: Государственная машина должна быть упрощена

Поддержка работы каждого министерства требует сотен миллионов гривень только на организацию работы, поэтому необходимо сокращение целого ряда разных ведомств, министерств, количества портфелей в правительстве, считает экономический эксперт Андрей Блинов.

Как Вы оцениваете проект Госбюджета на 2016 год? Приведет ли он к оздоровлению государственных финансов, как обещает Наталья Яресько?

Проект бюджета посчитан с дефицитом приблизительно 3,7% ВВП – это в принципе дефицит, который был оговорен с Международным валютным фондом. Я не могу сказать, что это идеальный дефицит, поэтому экономическая история свидетельствует о том, что приемлемый дефицит все-таки находится в пределах 3% ВВП. Однако ясно, что это значительно лучше, чем те фактические дефициты, которые были на протяжении двух последних лет.

Единственное, что закон о бюджете никогда не показывает детально всю величину дыры в государственных финансах. Потому что есть определенные скрытые моменты, связанные с докапитализацией банков, с деятельностью Национального банка и так далее. Эти вещи можно увидеть или по сведенным сметам государственного сектора, или уже по практике финансирования Нацбанком облигаций внутреннего государственного займа, которые он активно выкупает последние два года. В целом можно сказать, что бюджет ожидаемый и сдержанный, по крайней мере, если сравнивать с предыдущими годами.

Что вызывает определенное беспокойство?

Во-первых, мы пока не знаем подробностей Госбюджета, потому что пока он не утвержден Кабмином. Насколько я знаю, 2 декабря будет заседание правительства, и на нем будут утверждаться правки в налоговом законодательстве и правки в Госбюджете. В принципе, становится понятно, почему Министерство финансов настолько настойчиво добивается принятия именно их проекта налоговой реформы с достаточно минимальным сокращением доходов бюджета через ставки налогов. Дело в том, что в законопроекте, который обнародовал Минфин, расходы бюджета-2016 по сравнению с редакцией бюджета на 2015 год возрастают на 21,5 %.

То есть они возрастают выше, чем планирует правительство. В том числе, Нацбанк обещает инфляцию на будущий год 12%, но рост расходов больше. То, что расходы растут больше, чем инфляция, говорит о том, что в реальном размере уровень расходов бюджета не падает. При этом правительство неоднократно говорило о том, что налоговая реформа должна сокращать расходы, но этого не происходит. Мне кажется, это пока главное разочарование от проекта бюджета.

Почему расходы не сокращаются: у государства нет инструментария или желания?

Это достаточно сложный вопрос. Пока мы видели только проект закона, текстовую часть. Главное узнаем, когда мы увидим таблицы – на сколько, например, на будущий год увеличилось финансирование правоохранительных органов, Минобороны, прокуратуры, Администрации президента, судей, образовательных и медицинских заведений. Тогда мы увидим, куда идут средства и где можно было бы сократить расходы. Но я не исключаю, что государство сможет доказать, что рост расходов на 21,5% – это сейчас определенная потребность вызовов, которые стоят перед Украиной.

Механизмы у государства есть. Министерство финансов может в принципе делать что угодно с бюджетом, и очень много вещей у нас делается в так называемом ручном режиме. Поэтому тут вопрос политической воли и желание даже не просто сокращения ради того, чтобы сократить. Речь идет не просто о сокращении чиновников, а о сокращении целого ряда центральных органов исполнительной власти, разных ведомств, возможно, министерств, количества портфелей в правительстве. Это все очень серьезная экономия, даже не на личностях, а на функциях. Поддержка работы каждого министерства требует сотен миллионов гривень только на организацию работы. То есть государственная машина должна быть упрощена.

Меня, к примеру, сейчас беспокоит, что у нас резко появляется большое число антикоррупционных органов. Это очень хорошо, что они появляются, плохо только то, что мы не видим финансовую сторону вопроса – во сколько это обходится бюджету. Аргумент чиновников, которые говорят, что эти органы позволяют возвращать много денег в Госбюджет – это еще не факт.