Эксперт назвал причину неудачи Украины в информационной войне с РФ

157

Десятилетиями Россия вела приготовления к гибридной агрессии против Украины –выстраивала диагональ марионеточной власти, ставила в зависимость украинскую экономику от РФ, контролировала деятельность силовых структур, формировала антиукраинское общественное мнение. Результатом агрессии 2014 года стала оккупация регионов Украины и установление на них подконтрольных Кремлю режимов. Об этом пишет Вячеслав Гусаров, эксперт по информационной безопасности, ЦВПИ, группа «ИС».

Одной из ключевых составляющих гибридной агрессии России стала информационная кампания против Украины. О ней в СМИ написано достаточно много. И не смотря на снижение числа огневых контактов на фронте в восточных областях Украины, информационная кампания России не прекратилась. Она продолжается другими методами и способами.

Главный на сегодня вопрос – что необходимо сделать Украине для увеличения своего информационного потенциала и опережения России в информационной войне?

Ответ на вопрос ищут многие. Но, те, у кого появляются рациональные идеи, остаются наедине с ними – бюрократическая власть с просоветским менеджментом их не слышит, но об этом позже.

Одним из важных качественных свойств информации является ее своевременность. Свежие новости – всегда ожидаемы аудиторией. Потребитель постоянно ищет актуальную информацию о самых последних событиях. Это логично. И здесь кроется главная проблема, которую украинские медиа за свою эволюцию так и не смогли разрешить. Она состоит в подаче нашими СМИ событий в основном на украинском и русском языках, в то время, как зарубежный потребитель ожидает ее на английском (как минимум).

В конце концов, потребитель находит интересующие его сообщения в потоке российских источников, где подача информации осуществляется как на русском, так и английском языках. Но их контент уже искажен кремлевской идеологией – в текстах превалирует московский взгляд на проблемы Украины. Итак, с развертыванием активной фазы информационной агрессии против Украины наиболее остро встал вопрос своевременной доставки информации иноязычному потребителю.

Отметим, что вначале 2014 г. отмечалось крайне низкое формирование англоязычного контента, что ограничивало зарубежного потребителя в украинской информации. Но, в то же время, англоязычная аудитория постоянно получала российские новости об украинских событиях, что компенсировало информационные запросы иностранных потребителей информации. При этом, повторимся, российский новостной контент искажал факты и подавал события в своей призме – «повстанцы» вместо «боевики», «террористы», «каратели» вместо «украинские силы АТО» и так далее.

В качестве медиа-инструментов использовались российские СМИ иновещания: телеканалы RT, РТР-Планета, балтийские каналы линейки «PBK», «EuroNews»; международная интернет-студия Sputnik; газеты The Moscow Times, The Moscow News, Pravda, The Russia Journal, The St. Petersburg Times и их электронные версии; зарубежное печатное приложение Russia Beyond the Headlines и другие.

При этом, получение информации о событии в Украине из российского информационного потока носило совершенно противоположный смысл, а значит и формировало неверную точку зрения за рубежом.

Российские медийщики, применяли «искривленный перевод» с языка оригинала, который сделан с явным перекосом в сторону мнений Кремля. Например, высказывания военного эксперта, основателя разведывательно-аналитической компании Stratfor «Россия будет согласна на урегулирование в Украине формально либо неформально. Она будет продолжать конфликт» российские журналисты трансформировали в заверения Фридмана о «миролюбивых намерениях Кремля в Украине». Или вспомним, как мнения министра иностранных дел ФРГ Ф-В.Штайнмайера о «продолжении сотрудничества в «нормандском формате» были подменены идеями о якобы «примирении Киева и Москвы». Примеров сотни и все она не в пользу Украины.

А что же сама Украина?

Потребность в создании англоязычных информационных центров возникала неоднократно. Но, просоветский государственный менеджмент в Украине не позволяет осуществить задуманные идеи.

Вот один из примеров. Еще в феврале 2014 года журналист-международник Дмитрий Маручок обратился в МИД Украины с идеей о создании международного информационного центра по примеру Foreign Press Center of the Department of State в США. На тот момент это было крайне необходимо, поскольку это позволило бы:

во-первых, оперативно информировать международную общественность о событиях в Украине и реакциях украинского руководства; во-вторых, создать отдельную площадку для иноСМИ, поскольку на обычных пресс-конференциях первую скрипку играют украинские журналисты, оставляя позади зарубежных/англоязычных коллег; в-третьих, видеообращения официальных представителей украинского МИДа на английском языке смогли бы оперативно доставлять зарубежному потребителю сообщения из первых уст и формировать правильное мнение о событиях касаемо оккупации областей Украины; в-четвертых, аккредитация зарубежных СМИ при международном информационном центре позволила бы владеть информацией о реальном присутствии иностранных журналистов в Украине и наладить с ними тесную взаимосвязь.

Преимущество информационного центра при МИДе Украины было очевидным – это официальная иноязычная площадка, которая требовала бы минимальных финансовых и организационных затрат. При этом, информационный поток Украины был бы значительно усилен новым каналом с англоязычным контентом.

Что было дальше с идеей – нетрудно догадаться. В ответ прозвучали административные постсоветские отговорки – «нема коштів», «недоцільно» и «знайдіть спонсорів». Видимо, руководители, которые плотно сидят на административных должностях, больше думают о тишине в своем кабинете, нежели о том, как противостоять кремлевским информационным вбросам. К сожалению, за четверть века нам не удалось искоренить просоветский менеджмент в украинском руководстве.

Аналогичная ситуация наблюдается с информированием из зоны АТО, о чем мы также неоднократно говорили. Украинский силовой блок почему-то ограничился только внутренней аудиторией – репортажи и комментарии звучат в большинстве на украинском и реже на русском языках. При этом, анализ потребностей иноязычной аудитории в новостях от Минобороны и Генштаба, очевидно, никто не проводил. Именно это заставляет иностранные СМИ искать свежую информацию на российских источниках, которые те, в свою очередь, берут ее из провокационных сайтов «Донецкого агентства новостей» или «AnnaNews».

Получается, что мы сами создали себе парадоксальную ситуацию, в которой стали заложниками информационных противостояний с Россией.

По сути, украинские медиа производят неплохой контент, но не могут донести его до массового потребителя за рубежом. Более того, на сегодня в среде иноязычной аудитории образовалась большая группа потребителей информации из российских источников. Эти люди мало знакомы с украинскими СМИ и придерживаются мнений, созвучных с целями Кремля. Фактически, на Западе образовалась пророссийская аудитория, которая подпитывается искаженной информацией из российских СМИ.

Таким образом, Украина, оказавшись на передовой информационной войны, не смогла создать адекватную систему национального информирования иноязычной аудитории. Этим воспользовалась российские СМИ, предложив западному потребителю информации доступные для него собственные версии событий в Украине.

При этом, украинские чиновники, работающие по правилам просоветского менеджмента, не спешат реорганизовывать украинскую систему информирования иностранной аудитории. По большому счету, украинские медиа включены в глобальную игру в информационных противостояний в мире. Но, ввиду постсоциалистического восприятия реальности Украина не способна правильно распорядиться своим информационным контентом.